Лучше не бояться, лежа на соломе, чем быть в тревоге на золотом ложе.

Эпикур, ок. 341 — 270 гг. до н.э.

Отзывы о банках


InfoBank.by – Все банки Беларуси  >  Вкладчик уже не тот – остались самые смелые и верные. И кто не смотрит новости

Вкладчик уже не тот – остались самые смелые и верные. И кто не смотрит новости

Размер шрифта:    Уменьшить шрифт  Восстановить исходный рзмер  Увеличить шрифт 
13959

Валютные вклады в Беларуси всегда были местом долгосрочного спокойного, безопасного хранения значительных сумм сбережений: депозиты в иностранной валюте обеспечивают антидевальвационную и антикриминальную защиту денежных накоплений.
 

В отличие от срочных BYN-депозитов, основная цель размещения сбережений на которых – защита от инфляции и ситуационный заработок с помощью высоких процентных ставок, и потому – это чаще более короткие по сроку вклады и меньшие по сумме.
 
   фото :                     ru.depositphotos.com

И населению приходилось делать выбор валюты вклада только по целевому назначению, взвешивая риски и потенциальный доход.

Но за последние 1,5 года перманентного кризиса, начавшегося с мирового ковид-кризиса, и продолжившегося внутренним политическим кризисом, оба раза – с девальвацией BYN-рубля, срочный депозит в банке стал более рисковым местом сбережений.
 
Причём и в национальной и в иностранной валюте. Ведь BYN-рублёвый вкладчик рискует потерей $-эквивалента сбережений в девальвацию, вероятность которой в кризис высока, а валютный вкладчик – проблемами с вкладом при возникновении дефицита долларов в стране, что уже не раз бывало в Беларуси.
 
Результат известен – за эти 1,5 года объём и BYN-рублёвых и валютных срочных депозитов физических лиц сильно сократился.
 
За период с «доковидного» февраля 2020-го по июль 2021-го:
  • срочных BYN-вкладов физлиц стало меньше на 12,1%, и это с учётом того, что средняя в этот период процентная ставка, что позволяет вкладам прирастать капитализацией процентов, составила более 14% годовых, то есть реальный вынос – намного больше
  • срочных вкладов физлиц в иностранной валюте стало меньше на 36,5% в долларовом исчислении, а переводных депозитов (валютных карт-счетов физлиц) – на 14,3%.
Налицо существенная потеря доверия к такому виду сбережений - депозитам, причём на первый план начал выходить риск «дефолтный», связанный с ситуацией в стране.
 
И по идее, наибольшее сокращение должно быть на безотзывных депозитах, с которых до оговоренного срока не снять деньги без потерь процентов, а то и вообще снять нельзя до окончания действия депозитного договора.
 
Но вот парадокс: за эти 1,5 года (с начала 2020-го по июль 2021-го) удельный вес вкладов в безотзывном варианте в общей сумме новых депозитов населения, наоборот, увеличился:
  • в национальном секторе – до 92,3%, после падения до 80,0% (в сентябре 2020-го)
  • в иностранном секторе – с 52,1% в начале 2020 года до 72,1% в июле 2021-го.

Почему же так, в чём здесь дело? Как может быть, что с увеличением риска вкладов вырос удельный вес безотзывных вкладов в общем объёме открывающихся депозитов физлиц?
 
А дело – в изменении «портрета вкладчика за это время: вынос миллиардов BYN-рублей и миллиардов долларов их депозитов за 1,5 года кризиса производился, в первую очередь, самыми «опасливыми» вкладчиками.
 
И, значит, доля консервативных или верящих в стабильность вкладчиков, или кто вообще не интересуется ситуацией в стране – увеличивается. Из-за чего и вышла такая «обратно пропорциональная» реакция на кризис.
То есть, «средний» вкладчик сейчас – уже не тот, что был раньше, до всех этих кризисов.
 
Хотя в национальном секторе этому способствовала ещё и сверхвыгодность срочных BYN-депозитов: на них уже много месяцев выходит очень высокая долларовая доходность.
 
Но есть то, что изменилось «прямо пропорционально» кризису: это – средний срок нового безотзывного депозита. Он существенно снизился: люди стали меньше открывать длинных безотзывных депозитов, а больше – коротких.

В национальном секторе
удельный вес депозитов, открытых на срок до 6 месяцев вырос, а свыше 6 месяцев – снизился. Это прямая реакция на рост девальвационных ожиданий.
 
Наибольшая разница между объёмом коротких и длинных безотзывных вкладов в пользу первых достигнута в декабре 2020-го.

Но на фоне сверхвыгодности срочных BYN-рублёвых депозитов пошёл обратный процесс: доля более длинных вкладов начала постепенно расти, а коротких – падать.

Ведь чем длиннее срок вклада – тем, как правило, выше процентная ставка, выше доход.
 

В иностранном секторе
– похожая динамика: в кризис увеличилась доля коротких вкладов и уменьшилась – длинных.

Но есть отличия: удельный вес новых вкладов, открывающихся на срок до 6 месяцев начал расти, а на срок свыше 6 месяцев начал падать – только в политический кризис.
 
И пиковые значения – наибольшая доля коротких и наименьшая доля длинных депозитов – были в сентябре 2020-го (в то время как в BYN-рублёвом секторе – в декабре).
 
Но и сейчас пошло существенное отличие в динамике: если в национальном секторе рост удельного веса более длинных вкладов идёт медленно, то в иностранном – очень быстро.
 

И связано это не только с резким ростом процентных ставок по срочным вкладам физлиц в иностранной валюте, после снятия ограничений максимальной ставки.

Рост средней ставки по новым валютным вкладам действительно оказался очень сильным. Но и на BYN-рублёвых вкладах он идёт, к тому же выгодность их сейчас намного больше.
 

Но ещё одна причина, почему так сильно вырос удельный вес более длинных безотзывных депозитов в иностранном секторе – это намного больший сейчас отток валютных вкладов, чем BYN-рублёвых.

Из-за чего более быстро меняется «портрет» валютного вкладчика: на фоне происходящих в стране и вокруг страны событий, введения санкций, то есть на растущих «дефолтных» (а других в этом секторе нет) рисках, всё больше уходит «опасливых» валютных вкладчиков.
 
Остаются только самые смелые, готовые разместить свои валютные сбережения на долгий срок под больший процент.
 
К тому же, если в депозитном договоре безотзывного вклада предусмотрена возможность досрочного закрытия, только лишь с потерей процентов, то потери эти – не существенны.
 
Особенно сильно вырос удельный вес длинных безотзывных валютных депозитов в июле – намного больше, чем по BYN-рублёвым вкладам.

Соответственно, средний срок нового депозита в иностранном секторе в июле увеличился намного более сильно, чем в национальном.

Средний срок нового безотзывного BYN-рублёвого вклада физлиц изменялся в кризис так: в ковид-кризис немного снизился, но в политический – очень резко упал, до исторического минимума. Затем – постепенное увеличение.
 
Валютные же вклады в ковид-кризис, в котором была только девальвация, поначалу стали поначалу более популярными, и средний срок открывающихся депозитов к июлю 2020-го там вырос. Но в политический кризис – сильное падение.
 
И вот в июле 2021 года – резкое увеличение среднего срока нового вклада, практически до докризисного уровня.  Почти совпадая с ростом средней процентной ставки.
 

Такая динамика получилась из-за изменений объёма новых вкладов разной длительности. Кое-где они оказались в июле очень существенными.

Средний срок нового безотзывного
BYN-депозита поднялся благодаря падению удельного веса коротких – на срок до 3-х месяцев – депозитов, но при увеличении доли депозитов на срок от 3-х до 6-и месяцев. Это продолжается уже три месяца.
 

Доля новых безотзывных BYN-вкладов на срок от 6 месяцев до 1 года в июле тоже выросла – но она там совсем незначительна.

Удельный вес самых длинных депозитов – на срок свыше 1 года – в июле чуть сократился, но с начала года – прирост существенный, после того, как их доля упала до минимальной.
 

В иностранном секторе доля длинных депозитов всегда была выше, чем в национальном, из-за отсутствия главного риска – девальвационного. И потому валютные вклады чаще используются для длительного и спокойного хранения значительных сумм сбережений.
 
Ревальвационные риски (реальные потери из-за падения курса доллара) волнуют обычно меньше, ведь в долларах, главной учетной валюте белорусов, сбережения не снижаются.
 
Тем не менее, удельный вес самых коротких, на срок до 3-х месяцев, безотзывных вкладов физлиц в иностранной валюте сейчас также высокий, как и в BYN-рублевом секторе.

Но в июле их удельный вес сильно сократился. А тех, что от 3 до 6 месяцев – увеличился.
 

В то время как доля новых валютных депозитов на срок от 3 до 6 месяцев выросла за два последних месяца.

Но главное – в июле очень существенно вырос удельный вес самых длинных, свыше 1 года действия, валютных депозитов.

Что и создало очень резкое увеличение среднего срока валютного вклада в этом месяце. И это при том, что объём срочных валютных вкладов населения сильно падает.
 

Итак, негативных ожиданий и прогнозов с приближением начала действия санкций – всё больше, вынос валютных вкладов на этом фоне значительный, а вот средний срок нового безотзывного депозита в иностранной валюте в июле резко увеличился.
 
Что вызвано таким же резким повышением процентных ставок по ним и сменой «портрета вкладчика», когда самые опасливые и недоверчивые белорусы уже повыносили вклады, и остались «самые смелые и верные». Ну и те, кто не интересуется происходящим в стране.


фото на превью                           ru.depositphotos.com


Источник: www.infobank.by

Понравилось? Отправь друзьям!


Оставить комментарий
  
Остающиеся вкладчики знают, что Россия всегда поможет Беларуси.
klmb1979 07/09/2021 06:27
Другие новости