Мудрецы и кассиры одинаково спокойно относятся к деньгам
Эмиль Кроткий


 



Отзывы о банках


InfoBank.by – Все банки Беларуси  >  Сергей Дубков: «Монополия банков уйдёт, и это движение нельзя остановить…»

Сергей Дубков: «Монополия банков уйдёт, и это движение нельзя остановить…»

Размер шрифта:    Уменьшить шрифт  Восстановить исходный рзмер  Увеличить шрифт 
2630

Белорусские банки приближаются к пределам роста: ключевые сегменты освоены, новых ниш почти не осталось. С приходом на рынок финтех-компаний, которые готовы предложить альтернативные финансовые решения для различных групп населения, предприятий, привычная банковская система может измениться.

Однако банки не исчезнут: вдобавок к своим основным функциям они превратятся в маркетплейсы, а в поисках синергии уйдут в смежные отрасли.

Председатель правления ЗАО «БСБ Банк» Сергей Дубков рассказал нам, в чем опасность монополии банков, когда с помощью телефона будут осуществлять платежи пенсионеры, какие банковские платежные карточки нужны белорусам и как хороший кофе расширяет бизнес.
 

 
«Хайп вокруг финтеха прошел, а эффекта нет»
 
– Во всем мире считается, что финтех-компании в ближайшем будущем составят серьезную конкуренцию банкам. Насколько это актуально для Беларуси?

 – Тема нынче модная… На мой взгляд, ее развитие можно рассматривать в разрезе нескольких этапов.  Первая стадия связана с хайпом, когда все рассуждают об альтернативных финансовых технологиях, но не знают точно, как их будут внедрять и использовать на практике. Второй этап - попытки практического применения. На текущий момент банковская система Республики Беларусь как раз в этом ракурсе и рассматривает взаимодействие с финтех-компаниями.

Использование тех или иных технологий неразрывно связано с макроэкономической средой. В настоящее время цифровизация банковского сектора рассматривается не как возможность больше заработать, а как способ сократить операционные расходы на содержание филиальной сети. Во всех регионах и городах, кроме Минска, субъектов хозяйствования закрывается больше, чем открывается. Мы составили портрет корпоративного клиента. Им оказался субъект малого бизнеса, работающий на рынке 4-5 лет…

Доходы населения также надо учитывать. В регионах они более чем скромные. Когда 65-70 % заработка уходит на текущее потребление, спрос на банковские услуги минимальный. Соответственно, если в регионах нет возможности заработать ни субъекту хозяйствования, ни человеку, то возникают сложности с содержанием филиалов. Как их сократить? Перейти на дистанционное обслуживание клиентов.

– Но и здесь не все так просто: конкуренция в сфере онлайн-платежей сейчас как никогда высока…

– Не без этого. Сегодня очень активно развивают свои дистанционные сервисы небанковские организации. Яркий тому пример – мобильные операторы. По большому счету, только существующее законодательное поле заставляет их взаимодействовать с банками. Других ограничений нет. Опыт соседних стран показывает, что это рудимент. И, как только произойдут соответствующие изменения в законодательстве, правила игры изменятся.

Следует отметить, что банк, который держится только за лидерство на рынке розничных услуг, например, платежных карточек, сегодня умышленно загоняет себя в тупик. Ведь, чтобы поддерживать инфраструктуру с учетом жестких требований в области рисков управления и кибербезопасности, требуются серьезные вложения. Тем более, что IT-проекты имеют значительный срок окупаемости. Это, практически всегда,  долгосрочные инвестиции.

Получается, что снижать издержки можно только за счет оптимизации структуры банка. Так что, пока мы будем стремиться сокращать расходы, а не больше зарабатывать, никакой эффективной синергии между финтех-компаниями и банками не произойдет.
 
«Банки в Беларуси очень похожи, и это плохо»
 
– И как долго такая ситуация сохранится? Прогресс ведь не остановить.

– Скоро все изменится. Важную роль здесь сыграет Национальный банк Республики Беларусь как драйвер изменений. Если закон «О платежных системах и платежных услугах в Республике Беларусь» будет принят даже в существующей редакции, это уже станет прорывом и серьезным вызовом для банков, IT-компаний и, конечно же, платежных систем.

Мы готовы к тому, что в ближайшем будущем появятся новые платежные агенты, которые будут осуществлять расчетные операции. По большому счету, монополия банков уйдет. И это движение нельзя остановить. Чем больше банковский сектор будет этому сопротивляться, тем хуже для него. Как говорится, если нельзя остановить революцию, то надо ее возглавить. Поэтому, если банки будут на острие изменений, то у них есть шанс.

Еще один важный фактор – смена поколений. Если для людей старше 40 лет банк – это организация с офисом и менеджером, то для молодежи – это смартфон. Такие изменения в сознании происходят слишком быстро. Практика стоять в очереди 25-го числа каждого месяца, чтобы оплатить «жировку», уходит в прошлое.

Для сравнения: в Литве пенсионеры в банк практически не ходят. Им удобнее оплачивать коммунальные услуги в режиме онлайн. И с каждым месяцем число тех, кто взаимодействует с банком с помощью смартфона и компьютера, становится больше. Через несколько лет это же произойдет и в Беларуси.

– Если сравнивать между собой белорусские банки, то возникает ощущение, что в них больше общего, чем отличий. Насколько это оправданно?

– За рубежом банки стараются отличаться друг от друга. В Беларуси, напротив, все похожи друг на друга. Не важно, большой банк или маленький, государственный у него капитал или частный, иностранный или национальный. У всех примерно одинаковый набор банковских продуктов и схожая тарифная политика.

Это не очень хорошо для рынка. Поскольку, когда соревнуются одинаковые компании, то выигрывает, естественно, более крупный игрок. Когда большие банки доминируют – это олигополия, а если не доглядеть, то может быть и монополия. На первом этапе она еще более-менее эффективна, но на втором – деструктивна. Малым и средним банкам сейчас важно искать и осваивать новые сегменты рынка, где финансовые сервисы смогут эффективно дополнить сторонние услуги. Пожалуй, это единственно верный способ выживания.

Однако, как только на этот рынок придет большой банк, он из-за своего размера оттуда «выдавит» банки поменьше. Значит, мы должны быть на шаг впереди!

– Если мобильные операторы активно осваивают финансовый сектор посредством своих приложений, то как может банк действовать в обратном направлении? О каких сторонних услугах в данном случае идет речь?

– Банки обладают профессиональной компетенцией. У них есть подготовленный персонал, IT-решения, лучшие в стране системы управления риском. Мобильный оператор может либо попытаться создать все «с нуля», либо пойти на синергию с банком. То есть банки могут продавать свою компетенцию и филиальную сеть.

В банках работает квалифицированный персонал – лица с высшим образованием, в том числе зарубежным. Если посмотреть процентное соотношение кандидатов наук среди руководителей банков, то банковский сектор – абсолютный лидер.

Банки превращаются в маркетплейсы и центры компетенций. Если в банк пришел клиент, то ему могут продать не только финансовые, но и бухгалтерские или риэлтерские услуги. Сейчас даже крупные банки развиваются в этом направлении. Основной тренд – глубокая синергия со смежными отраслями. Особенно это важно для небольших банков, которым сложнее выдержать конкурентную борьбу. Иначе рынок превратится в олигополию, которая в свою очередь приведет к стагнации. А там уже и до кризиса рукой подать. Поэтому маленьких нужно беречь.
 
«Надеюсь, нам хватить мудрости не скатиться до олигополии»
 
– То есть будущее банков – за объединением усилий с крупными игроками из других отраслей?

– Только так. Сейчас классическим банковским продуктом никого не удивишь. Например, стандартную платежную карточку нужно наполнять другими возможностями, а для этого искать партнеров – в ритейле, сфере телекоммуникаций и других областях.

– Как при этом будет меняться банковский сектор в обозримом будущем?

– Я думаю, нам хватит мудрости не скатиться до олигополии. Тем более, что при открытой экономике сохранить ее достаточно сложно. Зависимость рынка от ограниченного круга игроков повышает его уязвимость. Но в Беларуси доминирует первая семерка системообразующих банков. Всем остальным приходится сложнее на их фоне.

– И как один из выходов – диджитализация бизнеса и запуск цифровых сервисов...

– Других вариантов нет, мы тоже этим занимаемся. Запустили переводы между карточками и ввели кэшбэки, но не связываем с этим свое будущее. Просто потому, что мы не были первыми в этих областях, а, следовательно, не нам снимать «вершки». Можно, конечно, повторить чужой опыт. Но это может быть эффективно, только когда есть большая клиентская база – ситуация, скорее, актуальная для крупных банков.

– Что говорят клиенты – нужны ли им цифровые сервисы или «по старинке» удобнее?

– Наши партнеры – а это, в основном, малый бизнес – за редким исключением, низколиквидны. Мы столкнулись с интересным фактом: уровень потребления домашних хозяйств в Беларуси снижается, и ликвидность остается достаточно невысокой. Все живые деньги либо вкладываются в проекты, либо проедаются. При этом спрос на цифровые услуги довольно большой. И тому есть несколько причин. Во-первых, это удобно, но здесь важно предлагать простые, а не сложные услуги. Никому не нужны навороченные сервисы. Все должно быть легко и дружелюбно. Во-вторых, это престижно, так как несколько поколений предпринимателей (от 20 до 40 лет) – люди с образованием, амбициями и знаниями, которые готовы принимать новое. Но при этом действуют очень рационально – выбирают только то, что им нужно. Поэтому надо четко понимать их потребности.

– Но понимать – это одно, а действовать – другое. Как часто банки создают что-то, откликнувшись на реальный спрос со стороны клиентов?

– За всех сложно говорить, можем только за себя. Наше сильное место – клиентоориентированность. Мы на этом и стоим. Почему БСБ Банк не предлагает пакетные продукты по расчетно–кассовому обслуживании? Ведь с одной стороны, это оптимизация расходов для банка, но с другой – попытка продать клиенту комплексный продукт с опциями, которые ему могут быть и  не нужны. У нас другая позиция: мы уважаем своих партнеров и не можем так поступать. Мы не готовы наращивать прибыль таким способом.

Тем более, что мы постоянно отслеживаем качество взаимодействия фронт-офиса с партнерами. Премия сотрудников фронт-офиса нашего банка напрямую зависит от профессионализма, дружелюбия и компетенции. У нас очень жесткая система мотивации, и если клиент (он же партнер) не доволен, то это сказывается на зарплате персонала. Более того, я часто сам встречаюсь с клиентами, и это далеко не всегда топ-менеджеры крупных компаний – мой кабинет открыт для индивидуальных предпринимателей, владельцев и директоров небольших организаций. Эта атмосфера партнерства как раз нас и выделяет, является нашим конкурентным преимуществом.
 
«Многие банки показали свое хищническое отношение»
 
– Разве дружелюбное отношение поможет вернуть клиентов, потерянных после приостановки лицензии?

– Безусловно, дружелюбие – основной фактор, почему клиенты возвращаются. И это не просто улыбка, а профессионализм, готовность выслушать и вникнуть в каждую задачу. Это прослеживается даже в планировке офиса БСБ Банка, в котором между сотрудниками и партнерами нет физических преград. Нет закрытых кабинок, стеклянных перегородок и прочих барьеров. Когда уважаешь партнера, он начинает так же относиться и к банку. Ну и конечно большую роль играют личные комплименты. Кстати, уверен, что мы варим лучший кофе в банковской системе. Так что новые технологии решают далеко не все – важно еще и человеческое межличностное отношение.

– Рассчитывает ли БСБ Банк вернуть 100% клиентской базы? И нужно ли это делать, учитывая, что тогда будет сложно сохранить рентабельность?

– Вопрос не в возврате. В конце концов, это не вещи, а партнеры. Они к нам возвращаются, чему мы очень рады, но это не самоцель. Чего мы точно хотим, так это достичь количества счетов, сопоставимых с показателями середины 2017 года, то есть до отзыва лицензии.

Годом ранее коллеги из других банков показали свое хищническое отношение в непростое для БСБ Банка время. Мы к этому относимся философски. Но наши партнеры доказали, что их лояльность к банку высокая. И это можно увидеть, если посмотреть на балансовые показатели.

Что касается привлечения новых клиентов, то тут все неоднозначно. Что нового мы можем предложить? По сути, все, что есть у нас, присутствует и у других. Повторили опыт с кэшбэком, сделали переводы с карты на карту. Как уже отмечал выше, мы видим большие перспективы в развитии концепции маркетплейса и синергии с игроками других рыночных ниш. Ну и, конечно, отношение к партнерам и качество обслуживания. Будем надеяться, что это сработает.

Снижать тарифы еще больше мы не планируем,. Это могут себе позволить только крупные банки. Но индивидуальные решения возможны. Тем более, что мы всегда стремились быть в пятерке банков с самыми низкими тарифами.

У нас нет амбиций стать большими – важнее работать эффективно. Сегодня БСБ Банк входит в десятку самых рентабельных банков Беларуси. Будем стараться расти при сохранении текущей эффективности. Стратегический план таков: по итогам года мы должны войти в пятерку лучших банков по рентабельности активов.

– Каким образом мировые тенденции находят отражение на белорусском рынке банковских карточек?

– В настоящее время мы плотно работаем над тем, чтобы начать сотрудничество с платежной системой «Мир», которая сейчас активно развивается в России. Произойдет это в ближайшее время. Мы сейчас ведем переговоры с нашим процессинговым центром, чтобы карточки платежной системы «Мир» принимали банкоматы БСБ Банка. Такая же работа ведется по карточкам китайской платежной системы UnionPay. К сожалению, мы сильно зависим от наших партнеров, хотя и участвуем в разработке схемы внедрения.

Что касается платежной системы БЕЛКАРТ, то БСБ Банк участвует в ее работе как эквайер. Сейчас начали подключать терминалы и банкоматную сеть. Должен отметить, обороты по карточкам БЕЛКАРТ растут каждый месяц.
 
«Дошло до того, что с «голдовой» картой ходят в дискаунтеры»
 
– Количество банковских карточек в Беларуси уже заметно превысило численность населения. Куда дальше расти?

– Белорусы начинают оформлять вторую и третью карточку. Пришла традиция открывать к зарплатному «пластику» дополнительную карточку с «плюшками» и кэшбэком. Причем часто люди делают это в другом банке, поскольку перевести деньги стало гораздо проще. Поэтому клиенты оформляют новые карточки, пробуют и сравнивают. Часто это бывает приурочено к какому-то событию, будь то рождение ребенка или ремонт в доме. В этом случае оформляется карточка, позволяющая экономить на покупках по определенной категории товаров (услуг).

– То есть белорусы готовы пробовать и экспериментировать…

– Банки где-то даже «перекормили» население. Раньше поход в банк был событием, а оформление карточки – элементом престижа, а сейчас «пластик» воспринимают как расходный материал. Надо – сделал, не надо – выбросил.

В такой ситуации банки оставляют себе только два сценария: первый – «нагружать» карточки всевозможными опциями, второй – делать их одноразовыми. Что-то схожее происходит сейчас со смартфонами. Владельцы гаджетов используют лишь малую часть их возможного функционала. Или же, напротив, берут обычный телефон, чтобы было не жалко разбить. Так и с банковскими платежными карточками.

Я слабо верю в оптимистичные прогнозы в отношении платежных карточек. Это направление развивается, когда постоянно растут доходы потребителей. Для того, чтобы сходить в магазин, не нужен сложный банковский продукт – достаточно и зарплатной карточки.

В Беларуси слишком много премиальных карточек у населения. Дошло до того, что люди с «голдом» ходят в дискаунтеры. Дополнительный функционал, вроде консьерж-сервиса или посещения VIP-зон аэропортов, соответственно, не используется. Теряется даже престиж владения такой карточкой, когда она есть у всех.

– А что можете сказать об альтернативных способах оплаты? Вы сами оплачиваете смартфоном покупки в магазине?

 – Вы знаете, не пользуюсь, поскольку нет потребности. Был период, когда я тестировал практически все новинки, но в повседневной жизни карточки мне вполне достаточно. Когда нет реальной необходимости, технология не получает широкого развития.

За рубежом ситуация развивается разными путями. В Китае, например, повсеместно отказываются от карточек. Показательным примером выступает Кения, которая перешагнула через несколько стадий и использует телефоны как основное платежное средство. Но ничего нового они не изобрели – лишь скопировали то, что уже присутствовало в мире. Мы же пытаемся идти пошагово. Порою даже делая шаг назад, как это было с введением монет…

Для Беларуси уход от платежных карточек возможен, но в будущем. Не исключаю, что мы к этому придем. Но есть риск, что, как только мы внедрим эту технологию, она окажется устаревшей.
 
«Национальная платежная система стране нужна, но надо разобраться»
 
– На Ваш взгляд, надо ли развивать в Беларуси национальную платежную систему или  достаточно международных игроков?

– Прежде всего, надо разобраться, что представляет собой платежная система БЕЛКАРТ сегодня. Ее акционерами выступают три крупных государственных банка и ОАО «Банковский процессинговый центр». Поскольку акционер – не государственный орган, то выходит, что БЕЛКАРТ, скорее, корпоративная платежная система. Тогда вопрос: зачем другим участникам рынка использовать инфраструктуру конкурентов? Более того, акционеры платежной системы активнее развивают карточные продукты на базе глобальных игроков - Visa и mastercard.

Идем дальше. Среди трех банков – акционеров платежной системы БЕЛКАРТ – доминирует ОАО «АСБ Беларусбанк». Получается, что БЕЛКАРТ – это платежная система Беларусбанка. Тогда почему сфера его влияния выходит за эти рамки?

Теперь давайте рассмотрим БЕЛКАРТ как национальную платежную систему. Она, действительно, нужна, поскольку ее существование и эффективное функционирование затрагивает вопросы национальной безопасности, обслуживания бюджетных организаций и получения экономической и персональной информации (аналитики). Но тогда мы упираемся в вопрос честной конкуренции на рынке. Когда нет ответа на фундаментальные вопросы, не может его быть и в отношении бизнес-плана локальных проектов.

На мой взгляд, платежная система БЕЛКАРТ – это все же способ минимизировать расходы акционеров, а не заработать. И такое положение дел не разрешить только путем маркетинговых усилий и наращивания продуктовой линейки. Международные платежные системы Visa и mastercard в силу своих масштабов всегда будут сильнее. Здесь нужна государственная поддержка. Посмотрите на опыт России: 100 % АО НСПК (оператор платежной системы «Мир») принадлежит Центральному банку Российской Федерации. Или платежная система ArCa (Армения), мажоритарным акционером которой является Центральный банк Республики Армения.

Ввязываться в открытую борьбу с международными игроками дорого и бессмысленно. Очень правильную политику развития избрала платежная система «Мир». Думаю, в скором времени она будет доминировать на постсоветском пространстве по трансграничным операциям...

– Это оценка ситуации с позиции профессионала. А если посмотреть на ситуацию глазами обычного потребителя, что можно сказать в отношении национальной платежной системы?

– Тут тоже все неоднозначно. С одной стороны, Беларусь – одна из лидеров среди стран постсоветского пространства по числу выдаваемых шенгенских виз, с другой – более 60% населения  не покидало территорию страны за последние 3 года. У нас все же ограниченный круг граждан может себе позволить ездить и отдыхать за границей. Для остальных - функционала карточек платежной системы БЕЛКАРТ вполне достаточно.

– Какими карточками пользуетесь лично Вы?

– Родного банка, конечно. Я в этом отношении достаточно утилитарен. Когда работал в ОАО  «Белинвестбанк», у меня был mastercard и БЕЛКАРТ и Visa. Не могу сказать, что я отдавал какой-либо из них предпочтение. У меня вообще нет привязанности к конкретной платежной системе. Мне важно удобство. Например, я оплачиваю с помощью мобильного интернет-банкинга коммунальные услуги, в интернет-магазине покупаю компьютерные игры для ребенка. Для таких операций можно использовать любую карточку. Что на ней будет написано, мне не важно.
 
«Учим детей, что не все можно купить или продать»
 
– Как быть с детьми? Кто должен обучать их финансовой грамотности?

– Прежде всего, родители. Знаете, мы часто из одной крайности бросаемся в другую: хотим оградить наших детей от всех жизненных проблем, которые возникают, но при этом должны приучать их, что деньги – серьезный инструмент. Когда деньги становятся абсолютной ценностью, это плохо заканчивается: начинается моральная деградация, потребительское отношение к деньгам и не только.

В некоторых семьях практикуется денежный расчет: посидел с младшим ребенком – вот тебе денежка, получил хорошую оценку – вот тебе еще. Я этот принцип не понимаю и не разделяю. Надо объяснять детям, что деньги – это всего лишь инструмент. Деньги можно заработать только своим умом и усердием.

Надо, чтобы дети относились к деньгам уважительно, но не измеряли ими свою жизнь. Денег не должно быть много: всё же мы воспитывает детей так, чтобы они людей ценили, а не покупали и продавали. Потому что есть ценности, которые нельзя купить или продать: дружба, любовь, здоровье и уважение.

– Кто в Вашей семье ведет семейный бюджет?

– Этим вопросом занимается супруга. Сейчас она в декретном отпуске. К моему карт-счету выпущена дополнительная карточка, с которой супруга ходит в магазин за покупками. Дети знают: папа на работе 12 часов, чтобы на карточке были деньги. Если семья деньги не считает, папа будет на работе не 12, а 16 часов. Мы должны быть скромны и рациональны в своих желаниях.

Например, мы хотим отдохнуть, а для семьи из 5 человек это дорого. Значит, надо уметь сберегать. Или мы хотим хорошую машину. Для большой семьи нужна большая машина. Это тоже дорого, значит нужно уметь от чего-то отказаться, правильно расставив приоритеты в своих расходах. Дети хотят игрушки – мы их купим, но они должны понимать, откуда берутся деньги. Но если речь заходит о каких-то домашних обязанностях, дети их просто делают, помогая нам, родителям, и не задумываясь о том, что такая работа может что-то стоить и оплачиваться. Самое большое для меня удовольствие и радость, когда дети из своих карманных денег в складчину что-то приобретают родителям. Это значит, что мы приучаем их не только брать, но и отдавать. Что очень важно!

– Когда Вы ушли из Национального банка Республики Беларусь в коммерческий банк, пришлось ли перестраивать мышление, «включать» в себе бизнесмена?

– Не пришлось. Конечно, государственная служба, банк с государственным капиталом и банк с частным капиталом – это три ипостаси, каждая со своими нюансами. Но, глобально, банк – это, в первую очередь, система, которая работает по непреложным принципам. И на госслужбе два плюс два равно четыре. И в частном банке так же. Везде есть свои преимущества и недостатки. Государственная система более жесткая и неповоротливая, но это - система. Частный банк предоставляет тебе больший люфт и свободу, но и требует от тебя чаще идти на риск. Мне повезло, что на госслужбе я занимался инновационными проектами. Вы удивитесь, но самой творческой была работа в должности начальника главного управления банковского надзора. От нее, в какой-то степени, зависело развитие всей финансовой системы страны. Так что скучать никогда не приходилось.

Блиц-опрос:

– Ваш личный рецепт успеха?

– Ленин предлагал «Учиться, учиться и учиться», а мой девиз – «Создавать, создавать и создавать». Потому что, когда ты создаешь, у тебя есть драйв, а когда ты потребляешь – его нет.

– Какой человек является для вас примером?

– Такого нет. Мне повезло в жизни: я встречал много достойных людей, которые меня многому научили. Выделить одного – значит обесценить роль других.

 – На что вы, не задумываясь, готовы потратить последние деньги?

– На «правильные» впечатления, совместно с семьей.

– Какая ваша любимая книга?

– Когда много читаешь, влюбляешься во многие книги. Список будет большим.

– Как вы предпочитаете отдыхать?

– С семьей.

– На что вам не хватает времени?

– На семью.

– Какова ваша личная цель до конца года?

– Привлечь 100 000 розничных клиентов.
Текст: Андрей Асфура, фото: Алексей Матюшков

Интервью напечатано с разрешения редакции журнала #ВТеме.

Журнал #ВТеме — новое информационно-аналитическое издание БЕЛКАРТ. В каждом номере: большое интервью с признанными профессионалами и экспертами в области банковского дела, современных IT-решений; экспертные мнения по вопросам развития безналичных платежей, роли локальной платежной системы для экономики страны; анонсы предстоящих семинаров, форумов, конференций на тему финансов и технологий (в Республике Беларусь и за ее пределами); рекомендации по бизнес - литературе от бизнесменов и ТОП-менеджеров; обзор изменений в законодательстве и многое другое.
 


Источник: журнал #Втеме

Понравилось? Отправь друзьям!


Оставить комментарий
  
Приятно почитать умных людей!
Спасибо!
andrey 06/09/2018 22:34