Есть люди столь скупые, как если бы они собирались жить вечно, и столь расточительные, как если бы собирались умереть завтра
Аристотель


 



Отзывы о банках


InfoBank.by – Все банки Беларуси  >  «Миллениалы» и жажда денег. О белорусских программистах, которых никто не хочет

«Миллениалы» и жажда денег. О белорусских программистах, которых никто не хочет

Размер шрифта:    Уменьшить шрифт  Восстановить исходный рзмер  Увеличить шрифт 
957

Белорусский рынок IT-разработки уже не походит на зародыш, коим он казался лет пять или тем более десять назад. Ушло то время, когда на слуху было всего несколько крупных компаний с белорусскими корнями и офисами в столице. Оказалось, что начинать в Беларуси IT-бизнес можно и перспективно, причем не только тем, кто родился в этой или же в одной из близлежащих стран.
 
Взглянуть на белорусского разработчика (или, вернее, инженера программного обеспечения) со стороны, с точки зрения иностранца, всегда интересно. Так можно узнать, отличаются ли наши программисты от IT-специалистов из других стран или везде проблемы одинаковы? Требуют ли они особого подхода или все давно достигли того уровня, когда различия стираются и остается оценивать лишь степень профессионализма?

Мы попытались найти ответы на некоторые из вопросов, а нашим собеседником выступил Билл Зински, американец, который проработал в IT-сфере 25 лет. Из них около 18 — в корпорации Scientific Games, где он прошел путь от джуниора до технического директора. В 2013-м специалист открыл в Беларуси компанию OnePoint, насчитывающую теперь 50 сотрудников.
 

— Вы приехали в Беларусь и организовали компанию. Почему?


— У меня белорусские корни. Об этом я узнал не так давно, но, на самом деле, уже после того, как основал здесь компанию. Мой прапрадед родился в Кобрине в 1875 году, а в какой-то момент иммигрировал в США.
«Бизнес, который не учитывает экономические аспекты, — плохой бизнес»
На решение, которое мы принимали совместно, повлияло то, что моя супруга — из Минска. Конечно, перед открытием компании мы сравнили рынки Польши, Эстонии, Украины, изучили преимущества и недостатки каждого из них. То, что нас привлекло в Беларуси больше всего, — растущий и сильный сегмент IT-услуг и существование Парка высоких технологий.

Белорусские технологические вузы, добавил Билл, ежегодно выпускают около 16 тыс. молодых специалистов. Если сравнивать, например, с Эстонией, где присутствуют крупнейшие игроки IT-рынка, разница оказывается почти в 5—6 раз в пользу нашей страны.

— К тому же мы принимали во внимание преимущества, которые предлагает ПВТ, в том числе с точки зрения налогообложения. Бизнес, который не учитывает экономические аспекты, — плохой бизнес. Одним из основополагающих факторов стало то, что в Беларуси можно найти квалифицированных инженеров для создания качественного продукта.

Мы взвесили все «за» и «против», но во главе угла стояли развитый кадровый резерв и технологическая инфраструктура. И нас волновал вопрос перспектив — как бизнес будет выглядеть через пять-десять лет, а не только сегодня.
 

— У вас в офисе только белорусские разработчики?


— Есть люди из Украины, России, но их совсем мало. В основном это белорусы, и около 90% из них — выпускники минских вузов.

— Очень хочется задать вопрос: какие разработчики лучше — индийские или белорусские?

— Я уверен в том, что везде хватает хороших разработчиков. Если я предлагаю услуги индийским компаниям, местные IT-специалисты в этом случае подойдут как нельзя лучше. Но большинство наших клиентов из Европы, поэтому нам удобнее работать внутри региона. У нас схожие часовые пояса, менталитет, культура.
 

Индия очень большая страна. Здесь десятки тысяч компаний, а я работал с 4—5, поэтому за всю страну говорить, конечно, не могу. Проблема, с которой я сталкивался в мою бытность техническим директором, — практика смены рабочей силы. Проект может постоянно передаваться из рук в руки, будут меняться исполнители.


Я уверен в том, что среди разработчиков есть те, кто попал в эту сферу случайно или они руководствовались неверными мотивами. Это те люди, которых в профессии видеть не хотелось бы.
 

Чтобы было нагляднее, Билл привел в качестве примера ситуацию, характерную для США. Для справки: его родители относятся к поколению baby boomers, он сам — из «поколения X», затем следуют «миллениалы» — родившиеся в период с 1980-го по середину 90-х или начало 2000-х.

— В США часто сравнивают «поколение X» и «миллениалов», говоря о таком характерном для последних феномене, как частая смена работы (job-hopping). Считается, что «миллениалы» ориентированы на получение все большего вознаграждения, а «поколение X», в отличие от них, желает упорнее трудиться ради поставленной цели.

Как так случилось? По мнению господина Зински, «корень зла» — родители, которые постепенно «испортили» детей. В Беларуси подоплека, вероятно, была какая-то своя, «локальная», но результат оказался тем же.
 

— Здесь также можно встретить молодых людей, которым не стоит (да и попросту противопоказано) становиться разработчиками. Такой человек смотрит на мир вокруг и вдруг говорит: «Я хочу стать программистом». Хочет не потому, что у него есть необходимые навыки, страсть, драйв, подходящее мышление, а лишь потому, что желает зарабатывать много денег, как его знакомый (брат, отец и т. д.).
«Надо понимать, что быть разработчиком дано не каждому»
Такие люди, пояснил Билл, быстро становятся несчастными, пытаются найти способ изменить ситуацию. Как? Меняют работу, постоянно жалуются и не могут понять, что дело не в работодателях, а в выбранном пути. Недовольный постоянно будет искать что-то новое под девизом «дайте мне, дайте, дайте».

— Вы говорите: «Хорошо, распиши все, как ты хочешь, чтобы было, как должен проходить твой день». Однако через пять дней такой человек снова впадает в печаль. Но ведь любая деятельность требует наличия навыков, умений. Это характерно для любой профессии. Надо понимать, что быть разработчиком дано не каждому.

Наш собеседник уверен: желание получать все большую награду вне зависимости от чего-либо — общая проблема, а не локальная.

— Я разговаривал с человеком, который за пять лет сменил шесть мест работы. Интересуюсь, почему он покинул предыдущее, а в ответ слышу: «Мне там очень нравилось, но потом мне предложили больше денег». Задаю тот же вопрос про следующее место работы и слышу очередное «потому что мне обещали бесплатный абонемент в тренажерку и еще больше денег».
 

Да, такой многое узнает, поймет, как работают разные компании изнутри. В то же время выходит, что он никогда на самом деле не выкладывался, не чувствовал вовлеченности в процесс, не видел результатов своего тяжкого труда. Таких мы не хотим видеть. Нам интересны те, кто наслаждается своей работой инженера, и с такими хочется поделиться опытом.


Временами нам встречаются молодые инженеры, у которых есть все предпосылки для того, чтобы стать отличными специалистами. Однако им не хватает терпения. Приходит студент 4—5 курса, просит оплату как старший разработчик, а через неделю (!) уже предъявляет десяток требований, причем в случае невыполнения грозится уйти. Но ведь такие люди доставляют сложности не столько работодателю, сколько команде.

Тем не менее в течение всего разговора Билл неутомимо подчеркивал: в Беларуси несложно найти квалифицированных специалистов, преодолевших болезнь роста и достигших зрелости с профессиональной точки зрения.

— Моя первая поездка сюда состоялась в 2010 году для организации компании. С тех пор каждый год я вижу, как развивается не только IT-рынок, но и вся Беларусь. Мне нравится здесь жить и работать.
 


Источник: tech.onliner.by

Понравилось? Отправь друзьям!


Оставить комментарий
  
Комментариев нет