Социалисты считают, что получать прибыль - грех. Я считаю, что настоящий грех - терпеть убытки
Уингстон Черчилль

 



InfoBank.by – Все банки Беларуси  >  Все статьи по финансам и банкам  >  Хитрые белорусы знают, когда влезать в кредит. И какой результат?

Хитрые белорусы знают, когда влезать в кредит. И какой результат?

Размер шрифта:    Уменьшить шрифт  Восстановить исходный рзмер  Увеличить шрифт 
10001

В апреле-мае этого года физлица взяли в банках рекордно мало кредитов. Связано ли это со скачком курса доллара? Какие схемы обычно используют белорусы при девальвациях? И о чем говорит ситуация, которая сложилась в настоящий момент?

Нацбанк Беларуси зафиксировал очень сильное падение объема кредитования населения в апреле-мае. Сумма выданных в мае этого года кредитов физлицам меньше не только, чем в мае прошлого года, но и меньше, чем в позапрошлогоднем мае.

А ведь последние несколько лет длился уверенный прирост объема новых кредитов населению. И за это время не было ни одного раза, чтобы в каком-то месяце их выдавалось меньше, чем в таком же месяце год, и тем более два года, назад.

Но перед этим, в марте, наоборот, был настолько резкий скачок выдачи новых кредитов, что их месячная сумма стала самой большой за всю историю, намного превысив прежний максимум, который был в декабре. А ведь именно в декабре банковской статистикой обычно отмечаются всплески объемов кредитования физлиц.

 
 
Соответственно объемам новых кредитов изменялся в марте-мае и прирост задолженности физлиц по кредитам в белорусских рублях за месяц (напомним, что кредиты в иностранной валюте физлицам не выдаются с 2009 года).

В марте был сильнейший за все время скачок месячного прироста объема кредитной задолженности населения, а в апреле и мае, наоборот, минимальный за последние три года прирост.
 
 
При этом стоимость кредитов никак не изменилась: с начала 2020 года средняя по банковской системе процентная ставка по новым кредитам физлицам колеблется в узком коридоре около 10% годовых. Хотя исторический минимум был в декабре.
 

На первый взгляд, между взрывным ростом кредитования в марте и резким его падением в апреле-мае есть прямая связь: поскольку набрались кредитов в марте, то в апреле-мае спрос на них стал ниже. То есть падение — компенсационное.

Но если копнуть глубже, то выявится еще и другая связь — с коронакризисом и девальвацией.

Именно в марте в Беларуси случилась коронакризисная девальвация национальной валюты. И именно в марте произошел взрывной рост объема новых кредитов населению. «Совпадение? Не думаю» (С)

Поскольку при девальвации BYN-рубля следом дорожают все импортные товары в Беларуси, то приобрести их по старой, еще додевальвационной цене, пока товар не успел подорожать — самая большая удача для белоруса. А дорогостоящие товары берутся в рассрочку, в кредит.

Соответственно, растет объем такого вида потребительского кредитования.

А в апреле-мае доллар в Беларуси, наоборот, падал, и брать в кредит импортный товар, когда он дешевеет — неразумно.

Именно поэтому падение спроса на кредиты в апреле-мае, как и рост в марте, замечены только в секторе потребительского кредитования, но не в секторе кредитования недвижимости. Это видно по статистике Нацбанка.

Кроме того, иногда берется BYN-кредит в надежде на дальнейшую девальвацию BYN-рубля: за кредитные деньги покупается иностранная валюта в надежде продать ее позже по более высокой цене, оставшись с хорошим наваром. Но это уже риск.

Вот такие «хитрости». Результатом их и стали всплеск в марте, а обвал — в апреле-мае.

А вот то, что уменьшилась скользящая годовая сумма новых кредитов физлицам (за 12-месячный период, с июня 2019-го по май 2020-го, она составила 10,866 млрд BYN – на 169 млн BYN меньше, чем было два месяца назад), четко говорит о том, что апрельско-майское падение не является полной компенсацией мартовского скачка.

То есть, речь может идти о полноценном замедлении кредитования населения.
 
 
В результате резко замедлился и прирост суммарной текущей кредитной задолженности населения Беларуси: несколько месяцев назад ожидалось, что уже в апреле задолженность перевалит за 15 млрд BYN, но этого не произошло даже в мае.

Но, все же, исторический максимум в очередной раз обновлен: по состоянию на конец мая 2020-го физлица должны банкам 14,935 млрд BYN (по кредитам в белорусских рублях – 14,904 млрд BYN, по кредитам в иностранной валюте – на 32 млрд BYN в эквиваленте).

За 4 года задолженность белорусам по кредитам выросла в 2,2 раз. При том, что средняя по стране заработная плата за это же время стала больше только в 1,7 раз.
 
 
Если в ближайшее время объем нового кредитования не восстановится хотя бы до уровня прошлогоднего — более 900 млн BYN в месяц (восстановлению будет способствовать снижение ставки рефинансирования, что удешевляет кредиты) то уже нужно будет говорить не о «хитростях», а о фундаментальном замедлении запроса на кредиты со стороны населения.

Другими словами, речь пойдет о полноценном кризисе в Беларуси, который всегда и везде сопровождается падением общего спроса.


Источник: www.infobank.by

Понравилось? Отправь друзьям!


Оставить комментарий
  
Комментариев нет
Другие новости