Когда убеждает золото, речь бессильна
Публий Сир



InfoBank.by – Все банки Беларуси  >  Все статьи по финансам и банкам  >  Куда ездят и сколько зарабатывают белорусские, молдавские и украинские гастарбайтеры?

Куда ездят и сколько зарабатывают белорусские, молдавские и украинские гастарбайтеры?

Размер шрифта:    Уменьшить шрифт  Восстановить исходный рзмер  Увеличить шрифт 
3795

Трудовая миграция – обычный и естественный экономический процесс, распространенный во всем мире: люди пересекают границы в поисках лучшей работы с самого момента установления этих границ. А с развитием дорожной инфраструктуры и транспорта потоки трудовая миграция возросла на порядки, и она стала обыденным делом.

Трудовая миграция существовала и в СССР (и даже еще раньше – во времена Российской Империи: в те века это называлось «отходничество»). Хотя в чисто юридическом понятии она ею не являлась, так как пересечения границы в поисках работы не происходило. Но по сути, когда человек уезжает за тысячи километров от дома на заработки – это и есть трудовая миграция, только внутренняя, в пределах огромной страны.

Многие тогда только так и работали – «вахтовым методом» – выездом на несколько недель или месяцев, или на сезон, и по нескольку раз в год. Да и осваивать, например, безлюдную Сибирь иначе как внутренней трудовой миграцией, понятно, не представлялось возможным. Часто люди уезжали туда навсегда – это было такое себе «перераспределение рабочей силы».

В народе это называлось поехать «за длинным рублем», ведь для большинства населения это было зачастую единственной возможностью накопить хорошую сумму сбережений.
 
 
Сейчас все то же самое. Просто с развалом СССР и установлением границ между бывшими республиками, ранее внутренняя трудовая миграция стала называться трансграничной, с изменением экономического уклада изменилась география потоков трудовых мигрантов. А с открытием внешних границ – и его направление: например, «за длинным евро».

Но главное, с экономическим упадком, закрытием большинства построенных в советское время заводов, не выдержавших конкуренцию с западными производителями после открытия границ для импорта, да и вообще часто выпускавших никому не нужную продукцию, после чего просто не стало работы, трудовая миграция оказалась единственной возможностью для обеспечения существования своей семьи.

И она выросла на порядки, приобрела массовый характер: количество трудовых эмигрантов стало исчисляться десятками и сотнями тысяч, и даже миллионами. В некоторых странах «заробитчане» стали составлять уже значимую долю в структуре населения страны, а суммы денег, что они привозят (перечисляют) домой – значимый процент всех денег в стране.
 
Беларусь
 
Не избежала этой участи и Беларусь, несмотря на вот уже два с половиной десятка лет заявления сегодняшней власти о том, что-де «мы сохранили промышленность». На самом деле работу с достойной оплатой труда, а не с копеечной зарплатой «на грани физического выживания» найти в Беларуси сложно, а вне столицы и областных центрах – практически невозможно.
 
 
И зачастую единственный выход – уехать на заработки «на Россию», где до сих пор существует нехватка трудовых ресурсов, а денег, при этом, благодаря огромным природным ресурсам, там «валом». А с отсутствием языкового, цивилизационного и ментального барьеров, а также благодаря «союзническим» отношениям, дающие преимущества перед мигрантами из стран вне «Союза» и отсутствие полноценной границы, российский вектор для белорусских трудовых мигрантов главенствующий.

Правда, сконцентрированы деньги России, в основном (на 70%) – в Москве, Московской области, С-Петербурге. Именно там – самые высокие зарплаты и самая высокая потребность в работниках. И именно в эти регионы едут белорусы на заработки. В остальных российских регионах зарплаты и потребность в работниках не сильно отличаются от белорусских.

Тем не менее, количество белорусов – трудовых мигрантов, которые с разной периодичностью – часто или изредка – ездят на заработки в Россию, или уже там живут постоянно, исчисляется несколькими сотнями тысяч. Но и конкуренция на рынке труда в России не мала: белорусам приходится конкурировать с гастарбайтерами из Средней Азии, которых там миллионы.

Периодические кризисы и девальвации только добавляют желания найти работу за рубежом, а сейчас – уже и политические мотивы, из-за преследований по политическим мотивам. И все чаще из-за этого белорусы выбирают другие направления – в Польшу, Литву. Латвию, Украину. На слуху сейчас – «релокация IT-шников».

Это уже привело к падению количества занятых в экономике Беларуси в начале 2021 года до исторического минимума. И с дальнейшим развитием экономического кризиса их будет все меньше, а трудовая эмиграция – все больше.
 

Благодаря географической близости, транспортным удобствам и отсутствию полноценной границы и таможни с Россией, что дает возможность частых краткосрочных поездок, много денег белорусские заробитчане привозят из России наличными. Но большие суммы также поступают в Беларусь денежными переводами. И, понятно, не только из России.

Суммы эти раньше постоянно росли, и в отдельные годы превышали $1 млрд. Упали объемы переводов в кризисный период 2014-16 годов, когда в России стало заметно меньше денег из-за падения цен на нефть в эти годы, и произошла девальвация российского рубля. И в 2020-м, когда в период коронавирусной пандемии возникли ограничения въезда и другие проблемы, в том числе снова экономические – из-за опять-таки сильного падения цен на нефть и девальвации российского рубля.

За 2020 год в Беларусь объем личных денежных переводов и трансфертов от работающих и живущих за рубежом граждан составил $732 млн после $1,050 млрд в 2019-м.
 

Молдова

 
Трудовые ресурсы Молдовы на данный момент почти полностью интегрированы в рынок труда Европы, и доля России уже здесь не значительная. Но это было не всегда – еще 10 лет назад российский вектор для молдаван был одним из главных, а 20 лет назад – основным, чему способствовали как отсутствие языковых барьеров, так и «привычка» со времени СССР.

Теперь же все иначе. У большинства экономически активных молдаван имеется паспорт гражданина Румынии – участницы ЕС, дающий право на работу по всему Евросоюзу. Языкового барьера с Румынией также нет, ведь молдавский язык – это тот же румынский.
 
 
А выехать молдаванам в Румынию, где зарплаты сейчас почти такие же, как в Москве, вообще не представляет уже никакого труда – просто сесть в автобус, и через несколько часов ты на месте. И не надо сутками «трястись» в жарких вагонах поездов, тысячи километров идущих на Россию. В которой, к тому же, после 2014 года зарплаты в долларах сильно упали.

Популярностью у молдаван пользуется Италия, где итальянский язык наиболее близок к румынскому (молдавскому) – ведь Румыния (Romania) – это колонизированная древним Римом (Roma) территория Dacia, что наложило свой отпечаток на язык.

Ну а в связи с тем, что в самой Молдавии как бывшем чисто сельскохозяйственном регионе СССР, после развала самого СССР возникли серьезнейшие экономические проблемы, отсутствие рабочих мест и повальная бедность, заработки в Европе, с ее самыми высокими зарплатами и лучшими условиями труда и жизни, стало не только финансовой отдушиной для молдаван, но и существенным подспорьем для экономики Молдовы – от заробитчан в страну начали поступать значительные для этой страны суммы денег, которые стали «инвестиционным локомотивом» для развития уже внутренней экономики Молдовы.

Объем валовых денежных переводов в Молдову из-за границы в 2020 году значительно вырос, составив $1,604 млрд: более чем вдвое выше, чем в Беларусь, хотя Молдова втрое-вчетверо меньше Беларуси. Хотя максимум был в 2013-14 годах, когда много молдаван еще ездили в Россию.

Сейчас почти 70% частных денежных переводов в Молдову осуществляется в евро, а в 2014 году – только треть. Российский же рубль тогда, в 2014-м., был наравне с евро по удельному весу в общем объеме переводов, а сейчас – всего только 3%. Понятно, что возврата молдаван на трудовой рынок России не будет.
 

Украина

 
Украина еще во времена СССР «поставляла» трудовые ресурсы для осваивания безжизненных земель Сибири и Дальнего Востока, где до сих пор имеются «украинские» деревни и даже районы. Так что в «заробитчанстве» для украинцев ничего нет предосудительного: выехать на заработки для них всегда было нормой. В отличие от «оседлых на болотах» белорусов, у которых  «дзе нарадзіўся, там і прыгадзіўся».
 
 
С развалом СССР выезд граждан Украина на заработки в Россию сохранился практически в прежних масштабах, ведь в самой Украине (как и в Беларуси и в Молдове) очень сильно упали в долларах зарплаты, став в разы меньше, чем в России. И с того времени, за 25 лет, миллионы «бывших украинцев» даже остались там навсегда.

В европейском направлении выезд украинцев на заработки был куда меньше, и только с западных областей Украины. Весь же восток Украины работал «на России». И динамика денежных переводов в Украину из России соответствовала состоянию дел в экономике и финансах самой России.

Но после 2014 года все кардинально изменилось. Фактическая война России против Украины и ее экономическое давление, что привело к сильному ухудшению в экономике Украины и девальвации гривны, привело к сильнейшему росту количества трудовых эмигрантов из Украины. Их количество стало исчисляться миллионами.

А получение Украиной «безвиза» в Европу в корне изменило направление движения потока заробитчан: в Россию украинцы стали ездить все меньше, в Европу – все больше. Особенно в Польшу, где языковая и ментальная близость, а также политика польского руководства на поддержку украинцев и содействие их трудоустройству, позволило найти работу сотням тысячам украинцев. И сама Польша от это заметно выиграла также.

Тем более, что с падением цен на нефть и девальвацией рубля долларовые зарплаты в России заметно упали и стали сильно уступать не то что западноевропейским, но даже польским. И если восточные украинцы, где высока доля этнически русских и «обрусевших», еще ездят в Россию на заработки (да им и ближе), то западные украинцы всецело влились в европейский трудовой рынок.

Рост числа заробитчан и открытие для них европейского трудового рынка привело к сильнейшему росту объемов приватных денежных переводов в Украину из-за границы. Если до 2014 года их было менее $10 млрд в год (в 2013-м – $9,667 млрд , это стало тогда историческим максимумом), то по итогам 2015 года сумма превысила $15 млрд (согласно платежному балансу).

И это она упала в связи с коронавирусной пандемией в Европе. В 2019-м сумма частных денежных переводов в Украину чуть не достигла $16 млрд. Эти деньги позитивнейшим образом повлияли на финансовую стабилизацию в стране.
 

Сравним, сколько денег приносят в свою страну заробитчане Беларуси, Молдовы, Украины
 
 
Итак, в 2020-м объем частных денежных переводов и трансфертов, основная часть которых – перечисление денег на Родину от трудовых эмигрантов, составили:
  • в Беларусь – 0,732 $млрд
  • в Молдову – 1,604 $млрд
  • в Украину – 15,054 $млрд.
Если сопоставить эти суммы с размером экономик этих стран, с их валовым внутренним продуктом (ВВП), то получится такая картина:
  • Беларусь – 1,22%
  • Молдова – 13,4%
  • Украина – 9,73%.
А из расчета на численность жителей, годовая сумма частных денежных переводов и трансфертов на душу населения:
  • в Беларуси – 80 $/чел.
  • в Молдове – 580 $/чел.
  • в Украине – 400 $/чел.
Как видим, для Украины и, особенно, Молдовы, деньги заробитчан имеют огромное значение. В то время как для Беларуси они далеко не столь значимы, хотя для конкретной белорусской семьи могут иметь определяющее значение.

Но судя по событиям, происходящим в Беларуси – в обществе и в экономике, у белорусов здесь все еще впереди.

 
Фото: ru.depositphotos.com
 
 
В это время не все могут размещать у нас рекламу,  и вы, наверное, понимаете, почему. Дополнительно про это можно прочитать здесь.

Если вы считаете наш сайт полезным, можете поддержать его, перечислив любую сумму на карточку Mastercard номер  5185 9749 0029 0661.

Если у вас белорусская карта (любой платежной системы), перевод можете сделать с помощью этого сервиса Переводы.


Источник: www.infobank.by

Понравилось? Отправь друзьям!


Оставить комментарий
  
Комментариев нет