Сберечь приобретенное — не меньшее искусство, чем его приобрести.

Публий Овидий Назон, 43 до н.э. - 17 н.э.



InfoBank.by – Все банки Беларуси  >  Все статьи по финансам и банкам  >  Какими деньгами укрепили рубль, и сколько валюты и внешних долгов теперь стало в банковской системе Беларуси?

Какими деньгами укрепили рубль, и сколько валюты и внешних долгов теперь стало в банковской системе Беларуси?

Размер шрифта:    Уменьшить шрифт  Восстановить исходный рзмер  Увеличить шрифт 
16397

Иностранный сектор банковской системы Беларуси – там где обращается иностранная валюта и выстраиваются отношения с заграницей (с нерезидентами) – самый уязвимый. Он таковым был всегда, но в последнее время,  уязвимость его сильно увеличилась.

А сектор этот имеет важнейшее значение и уровень влияния практически на всё в стране, ведь  иностранная денежная масса – сумма депозитов юридических и физических лиц в иностранной валюте и валютные ценные бумаги – превышает в объеме национальную денежную массу ($11,66 млрд против $7,84 млрд в эквиваленте по состоянию на 1 мая 2021 года).

Чего только стоит валютный курс, который и является производным от состояния иностранного сектора, и который зависит не только от результатов внешнеэкономической деятельности, а еще от тех внешних финансовых связей, что позволяют заимствовать валюту для поддержания финансовой стабильности.
 
И вот как раз разрыв внешних финансовых связей на западном направлении из-за введения санкций и странная ситуация на восточном, поставили под угрозу эту самую финансовую стабильность, в том числе белорусского рубля.
 
 
А если учесть, что у Беларуси огромный внешний долг, сейчас он даже исторически рекордный – и валовый ($42,15 млрд на 1 января 2021-го) и государственный ($18,12 млрд на 1 апреля). И практически весь он в иностранной валюте, значит, его обслуживание и погашение – это очень большие валютные траты. В этом случае речь уже может идти про угрозу дефолта по валютным обязательствам. И не только по внешним, но и по внутренним.

Ведь только положительного сальдо внешней торговли по товарам и услугам, что приносит в страну валюту (в I квартале 2021-го плюсовое сальдо составило $828 млн), явно недостаточно. А с введением еще одного пакета санкций, из-за которого может быть затруднен экспорт товаров нефтехимии – нефтепродуктов и калийных удобрений, плюсовое сальдо может сильно сократиться или даже исчезнуть.

Все это – серьезные угрозы для белорусского рубля, его валютного курса. А ведь курс доллара в Беларуси – это «народный индикатор», по которому белорусы оценивают состояние экономики и финансов. И если будет сильная девальвация, то может создаться паника с массовым выносом депозитов и скупкой валюты, а это грозит дополнительными тяжелыми последствиями.
 
Понимая это, сегодняшние белорусские власти делают все возможное для сохранения спокойствия на валютном рынке, для чего даже осуществлено эпическое укрепление белорусского рубля. Когда после достижения исторического «дна» его курса к доллару 7 апреля 2,6676 BYN/$ за четыре декады BYN-рубль был поднят до 2,5161 BYN/$ (18 мая).
 
Однако это укрепление BYN-рубля не могло не случиться без значительных валютных вливаний. Недавно мы писали про это, с обещанием более подробного «разбора» ситуации, исходя из имеющихся открытых статистических данных и показателей. Выполняем.

Приток иностранной валюты в страну не по внешнеэкономическим (не по экспортным) операциям приводит одновременно к увеличению валютных активов в стране (в банковской системе) и к росту внешнего долга – государственного, банковского  или реального сектора – в зависимости от того какой сектор осуществил внешнее заимствование.

Как изменился внешний государственный долг за апрель-май – месяцы эпичного укрепления BYN-рубля – мы можем узнать лишь после выхода соответствующей статистики на сайте Минфина РБ. То есть на сейчас не известно было ли хоть какое-то в эти месяцы государственное внешнее заимствование.

Хотя по этой линии одолжить за рубежом Беларусь могла в эти месяцы разве что у Азербайджана, куда был осуществлен на высшем политическом уровне визит в первой половине апреля. Но вероятность этого не сильно высока. То же – и в отношении финансовой помощи со стороны России.

Реальный сектор, где доминируют государственные предприятия, также в условиях санкций вряд ли мог заимствовать в эти месяцы хоть какую-то значимую сумму иностранной валюты. Но убедиться в этом можно только через несколько месяцев, после выхода статистики по валовому внешнему долгу за II квартал.

А вот состояние и динамику валютных активов и долгов в банковском секторе Национальный банк предоставляет в «обзорах депозитных организаций» ежемесячно – в разделе взаимодействий с нерезидентами, где можно найти объемы требований к ним и обязательств перед нерезидентами, а также в ежемесячном статистическом бюллетене.

А требования и обязательства банковской системы Беларуси в отношении нерезидентов более чем на 95% – в иностранной валюте.

И вот в последнем выпуске «обзора» мы увидели резкое увеличение обязательств перед нерезидентами в апреле – на $288 млн. Это наибольший их чистый прирост за 2 года. На 1 мая внешних валютных обязательств стало на сумму $5,95 млрд.

 

Причем непосредственно Национальный банк в апреле извне ничего не заимствовал: его внешние валютные обязательства выросли за месяц всего лишь на $5 млн. И вообще внешних обязательств у Нацбанка мало – $0,71 млрд: он аккумулирует у себя иностранные активы изнутри страны, в том числе от банков 2-го уровня.

 

А вот как раз в системе банков 2-го уровня в апреле произошел очень заметный скачок обязательств перед нерезидентами – наибольший с конца 2018 года, на $283 млн. Теперь сумма внешних валютных обязательств банков Беларуси – $5,24 млрд.

В предыдущие два месяца банки, наоборот, возвращали внешние долги (более чем по $100 млн в феврале и марте). И если предположить, что и в апреле были осуществлены платежи на такую общую сумму, то это означает, что в банковский сектор в апреле было поступление иностранной валюты извне в общем объеме около $400 млн.

 

Хотя прирост внешнего долга банковской системы из-за этого и произошел, сумма ее обязательств перед нерезидентами в иностранной валюте – $5,95 млрд – не такая уж и большая, если сравнить с той, что была в 2013-15 годах, когда белорусские банки могли заимствовать извне намного легче, чем сейчас.

 

Поступление такого объема – $400 млн – иностранной валюты в страну как раз и позволило укрепить белорусский рубль и нарастить внешние валютные активы – требования к нерезидентам в иностранной валюте – до $9,14 млрд в конце апреля с $8,81 млрд в конце марта (с золотом). Хотя это и далеко до рекордных сумм, что были в 2012-м и даже в конце 2019-го.

Вот эти $9,14 млрд, частью которых являются ЗВР Нацбанка ($7,278 млрд), являются фундаментом сегодняшнего валютного курса и текущей финансовой стабильности. Однако более трети там – золото, которое вряд ли когда будет использовано для удержания BYN-рубля от девальвации.

 

Внешних финансовых валютных активов в банковской системе Беларуси за апрель стало больше на $327 млн. Это – первый прирост после декабрьского, когда в страну пришли деньги от ЕФСР – $500 млн второго транша кредита.

 

Но у Национального банка объем требований к нерезидентам в иностранной валюте вырос за апрель сразу на $458 млн.

 

Однако $124 млн в этой сумме – это переоценка стоимости золота, находящегося в закромах Нацубанка.

 

Без учета золота, чисто валютных активов у Нацбанка стало больше на $334 млн. Это наибольший прирост с июня 2020 года, когда в страну поступила валюта от размещения в том месяце еврооблигаций на сумму $1,25 млрд.

 

А вот в системе банков 2-го уровня, наоборот, зафиксировано сокращение на $132 млн, несмотря, что именно туда и пришли деньги извне, увеличившие валютные обязательства перед нерезидентами. Понятно, что эта валюта перетекла в Нацбанк.

Суммы здесь обычно небольшие: в банках хранится тот объем валюты, что требуется для их деятельности, для оперативного и бесприкословного выполнения текущих обязательств.

 

Итак, укрепление белорусского рубля в апреле обеспечено было не столько положительным сальдо внешней торговли (оно в апреле составило $103 млн по товарам и услугам), сколько притоком валюты извне (порядка $400 млн), что зафиксировано в чистом увеличении обязательств банков перед нерезидентами более чем на $280 млн – в росте их внешнего долга.

А возможно, что и не только этим притоком, а и еще каким-нибудь. И наряду с переоценкой – ростом стоимости – золота все это позволило заметно – на $338 млн – увеличить ЗВР Беларуси по итогам апреля.

Очевидно, что в мае происходит нечто подобное. Но это – все, что можно утверждать на основании имеющейся в открытом доступе официальной статистики. Но хотелось бы узнать источник этих денег.

 
Фото на превью:      ru.depositphotos.com


Источник: www.infobank.by

Понравилось? Отправь друзьям!


Оставить комментарий
  
Комментариев нет
Другие новости