Деньги ведь что ёж, которого легко словить, но непросто удержать
Клавдий Элиан



 



InfoBank.by – Все банки Беларуси  >  Все статьи по финансам и банкам  >  День с банкиром. «В нашей работе главное — идея и интерес»

День с банкиром. «В нашей работе главное — идея и интерес»

Размер шрифта:    Уменьшить шрифт  Восстановить исходный рзмер  Увеличить шрифт 
3821

  
Отдел разработки кредитных продуктов  Белгазпромбанка расположен в просторном офисе с панорамными окнами, из которых открывается вид практически на пол-Минска. В помещении  работает сразу несколько подразделений. Одно из них и возглавляет герой нашего сегодняшнего рассказа Петр Галабурда.
 
Петр Галабурда
 
В банковском офисе примерно 20 человек, из которых к отделу разработки кредитных продуктов относятся всего четверо: сам Петр и трое его подчиненных.

Рабочий день Петра Галабурды, как правило, начинается с того, что его подразделение получает и обсуждает планы на ближайшее время, в том числе — на текущий день. Затем происходит согласование целей и задач, и начинается работа.

— Весь мой отдел сидит  рядом со мной, и если в течение дня требуется какое-то уточнение у сотрудников, всегда можно оперативно получить ответ на вопрос. Мы не пользуемся бумажными ежедневниками, стараемся весь документооборот вести в электронном виде, фиксировать планы в специальных файлах, поэтому я всегда знаю, чем сегодня занимается каждый из сотрудников. Можно контролировать или перераспределять приоритеты, если появляется новая задача.
 
Безбумажная среда
 
Все процессы в отделе безбумажные, и рабочий день выглядит, как непрерывная череда работы с компьютером, когда человек постоянно что-то набирает на клавиатуре, смотрит в монитор и лишь изредка прерывается на беседу по телефону или короткое общение с коллегами.

Результаты обсуждения проектов и любые устные договоренности фиксируются в электронном виде, а это, как признается Петр Галабурда, сильно упрощает работу: когда процесс разработки продукта длится несколько недель или месяцев, можно поднять переписку, чтобы уточнить сроки или поставленные задачи.   

Нас немного удивляет, что в отделе, который занимается разработкой новых кредитов для такого большого банка, как Белгазпромбанк, работает всего 4 человека, но наш собеседник с нами не соглашается:

—Я считаю, что количество людей в отделе оптимальное.  Мы справляемся со всеми поставленными задачами. Кроме того, нужно учитывать, что у нас работают наиболее опытные и компетентные сотрудники.

Петр отмечает, что у его отдела нет «текущей работы» как таковой. Повторений по задачам почти не бывает, все они нестандартные и связаны с автоматизацией уже существующих процессов или разработкой новых продуктов. В том числе регулярно проводится анализ рынка, чтобы выяснить, чем уже созданные продукты отличаются от тех, которые есть у других банков, и что можно предложить нового, чтобы привлечь в банк потенциальных кредитополучателей:

— Рынок  необходимо анализировать, чтобы понимать, «выстрелит» ли наше предложение.  Иногда есть какие-то готовые продукты, которые мы просто немного изменяем —  они обходятся для банка дешевле.  А есть продукты, для запуска которых необходимо провести достаточно большую работу на всех стадиях — их разработка занимает до полугода, потому что требуются и доработка программного обеспечения, и разработка полностью нового пакета документов.   

Для разработки новых продуктов используются различные подходы.  Петр Галабурда рассказал про разработку онлайн-кредитования для физических лиц (всех, а не только зарплатных клиентов). Она происходила по технологии  Agile:

— Работник моего отдела совместно с разработчиком и с бизнес-аналитиком из Департамента информационных технологий «переезжали» в один кабинет и  весь проект «проговаривали». Такая технология обычно используется в IT-сфере. Для банка это был пилотный проект. Но результаты мы получили очень  интересные, ведь такое решение действительно улучшает коммуникацию, значительно ускоряет ее. На выходе у нас появился быстрый кредитный продукт с возможностью оперативной доработки — потому что все происходило «здесь и сейчас», когда прямо на месте можно обсудить вопросы, протестировать сервис и оценить результат. 

Если появляется идея, мы можем собраться в рамках управления: руководители, ведущие эксперты, юристы. Можно пригласить представителя департамента информационных технологий, который на месте даст экспертную оценку проекту. И сразу видны и нюансы, и   возможности реализации.  Если мы видим, что концепт может быть реализован, тогда процесс его реализации разбивается на этапы, формализуется, и все подразделения после этого работают над ним дистанционно, каждое по своему направлению.

Если аналогичный продукт в банке уже существует, то нет смысла привлекать работников из других подразделений, потому что  в отделе понимают, как технически и юридически провести обновление. Остается только изменить определенные показатели, подготовить предложения и утвердить их на Кредитном комитете. Если  Кредитный комитет одобрил проект,   начинается последующая работа, к примеру — техническая доработка.
 
Чем новее продукт, тем большее количество подразделений потребуется привлечь к его разработке и тем больше согласований необходимо получить
 
Петр Галабурда рассказал, как возникают идеи новых продуктов. Их могут выдвигать как обычные экономисты в его отделе, которые видят, что на рынке появился новый продукт, так и руководство банка.

Если идея нового продукта возникла в самом отделе, то готовится обоснование, которое должно получить одобрение соответствующих комитетов и руководителей банка. 

 — По своему опыту могу сказать, что прецеденты были, когда и Председатель Правления, и куратор, и директор департамента, и начальник управления, и рядовой экономист  предлагали различные решения. В этом плане нет стандартной практики. Мы всегда выслушиваем любые интересные идеи и принимаем решение: будет ли проект экономически целесообразен, будет ли он эффективен.

Кстати, Петр рассказал, что не всегда может даже потребоваться техническая доработка. Иногда можно просто административно перераспределить функционал, и уже только это решение  поможет клиенту получить банковскую услугу быстрее и удобнее.
 
В отделе разработки кредитных продуктов Белгазпромбанка работает всего 4 человека
 
В Белгазпромбанке есть неутвержденная методика создания продуктов, которая предполагает участие разных служб банка в этом процессе. Чтобы «упаковать» идею в продукт, нужны оценка Юридического управления,  одобрение со стороны Финансового управления, которое дает оценку экономической эффективности. Кроме того, новую идею нужно согласовать с Управлением продаж, с отделом маркетинга — чтобы оценить затраты  на каждой стадии, разработать план продаж, высчитать экономическую эффективность уже на этапе реализации продукта.

Затем запускается  «пилот», который несколько месяцев тщательно анализируют и тестируют, и если необходимо, меняют и уточняют.  

— Если продукт пользуется спросом, мы совершенствуем его дальше. Потому что на начальной стадии все автоматизировать не получится. Но если есть спрос, то есть и смысл дальше улучшать процесс, снижать себестоимость операции, снижать риски за счет автоматизации, — отметил Петр Галабурда.  
 
Вместо 5 поездок 1 обращение в банк
 
Автокредитование — это тема, о которой начальник отдела разработки кредитных продуктов Белгазпромбанка готов рассказывать долго и подробно. По его словам, банк разработал уникальное решение, которого в Беларуси раньше не было: 

— До появления нашего продукта, чтобы получить автокредит,  клиенту нужно было обращаться и в банк, и к автодилеру — 5 раз. Сначала он шел к автодилеру, выбирал автомобиль, потом обращался в банк, в котором подавал заявку на основании предварительного договора купли-продажи. Если банк одобрял сделку, клиент опять шел к автодилеру, у которого оформлял еще один договор. После чего человек привозил финальные документы в банк, который  производил оплату на счет автодилера. Клиент ехал к автодилеру, чтобы забрать автомобиль, получал там документы, вступал в право собственности… И после всего этого клиент  в течение 10 дней должен был снова приехать в банк, чтобы зарегистрировать право залога на автомобиль. Итого — 5 обращений.

Поэтому была поставлена задача: максимально упростить для клиента получение кредита, а как следствие - получение автомобиля. Белгазпромбанк начал переговоры с автодилерами и увидел с их стороны живейший интерес к этой теме.

При разработке нового продукта потребовалась передача функционала по идентификации клиентов на сторону автодилеров. Для этого разработали уникальное соглашение между банком и автосалоном, предоставили работникам автодилера доступ к программному обеспечению банка для создания кредитных заявок, повысили приоритет заявок на автокредит и сократили время на принятие решения до 30 минут, упростили порядок заключения договора залога.

— В итоге мы сократили 5 обращений клиента в банк и в автосалон до одного обращения к автодилеру и 30 минут на принятие решения. После положительного решения банка заключение кредитного договора и договора залога происходит  прямо в автосалоне. Это был огромный скачок вперед.

Изначально продукт разрабатывался под одного автодилера, но спрос на такую услугу превзошел все ожидания. После этого Белгазпромбанк начал заключать подобные соглашения и с другими автосалонами.

 — На тот момент я с коллегами еще работал в отделе кредитования физических лиц, и мы самостоятельно обрабатывали заявки на автокредиты, а потом — документы, которые передавал автодилер. Поэтому мы прекрасно видели  слабые места и что можно улучшить в процессах автокредитования. Это позволило определить самые трудозатратные этапы, автоматизировать их. В первую очередь — весь процесс подготовки договоров. 

— У автодилера сидит представитель банка?

— Сегодня соглашение, которое мы заключаем, позволяет работнику автодилера оказывать самостоятельно услугу по идентификации клиента без участия банка. Законодательством это разрешено. Процесс отстроен так, что в банк приходит уже финальный пакет документов, на основании которого мы перечисляем денежные средства автодилеру. Такая схема очень удобна, поэтому множество автосалонов сегодня пользуются нашими услугами.

Но в Белгазпромбанке не останавливаются на достигнутом. Процесс автокредитования продолжают совершенствовать, максимально автоматизировать, сокращают количество запрашиваемых данных, чтобы клиент мог максимально быстро получить кредит на машину. В идеале скорость принятия решения по автокредитам хотят сократить с 30 минут до… 1 минуты.

Насколько это реально в ближайшее время? Петр Галабурда говорит, что переход от 5 визитов к одному с разработкой всей необходимой документации и доработкой программного обеспечения занял примерно 3 месяца. 

 — Определенные наработки уже были, хотя процесс такого автокредитования оказался новым для всех служб банка. Но все активно включились в работу. Что мне нравится в Белгазпромбанке — все понимают, что конечный потребитель — клиент. И если есть задача, которая упростит что-то для клиента, все максимально быстро включаются в работу. Поэтому 3 месяца — это очень короткий срок для такого глобального изменения, ведь нужно было разработать  множество документов для клиента, с нуля придумать соглашение с автодилером, провести разработки в части IТ-структуры — обеспечить безопасный дистанционный доступ к нашей системе.
 
Петр Галабурда беседует с коллегой
 
В течение полугода проект нового автокредитования имел статус пилотного. Он постоянно совершенствовался, в частности — было решено отказаться формирования договоров на стороне банка и пересылки их по электронной почте. Хотя и по прошествии 2,5 лет доработки продолжаются. Сейчас готовится еще одно обновление, которое позволит сократить количество  информации, предоставляемой автосалоном в банк. Это стало возможно благодаря развитию в Беларуси государственных электронных баз данных.

Теперь дистанционно можно получить не только данные о кредитной истории  потенциального кредитополучателя, но и сведения о месте его работы и доходах, нужно только согласие клиента на запрос подобной информации из общереспубликанских баз.
 
Аналитик или программист?
 
Петр Галабурда рассказывает, что его подразделение обладает компетенциями «на стыке» наук: 

— С того момента, как ушла текущая работа, мы можем полностью погрузиться в процесс, еще больше времени уделять  аналитике. Делать хорошую аналитику на старте, проводить постоянный анализ продукта после запуска, изучать показатели: погашения кредитов, кредитного риска, доходности продукта.

Аналитика позволяет оценить затраты на каждую операцию: сколько времени тратит фронт-офис, сколько мидл-офис, сколько по времени клиент находится в отделении и т.п.  После анализа всей этой информации принимается решение, какой процесс в данный момент наиболее трудоемкий, и что необходимо дорабатывать в первую очередь.

— И тут, в принципе, без доработок программного обеспечения мы обойтись не можем. Сегодня у Департамента информационных технологий мы  являемся одним из главных заказчиков. 

— Сколько продуктов вы можете разрабатывать одновременно?

 — Мы изучаем заинтересованность в продукте, затем согласовываем создание продукта со всеми службами, которые будут участвовать в этом процессе. Здесь нет постоянной, прямолинейной работы над продуктом — потому что каждой из служб требуется время для проработки проекта.

Петр Галабурда отмечает, что по каждому продукту есть  «отложенное время», когда его отдел задает вопросы всем заинтересованным службам банка и ожидает от них ответы. После получения всей необходимой информации и согласия всех участников процесса отдел дает задание каждой из служб на конкретные разработки или проведение необходимых доработок в  части уже действующих продуктов.

Кроме этого создается техническое задание на доработку:

— Как правило, эта часть работы — самая трудоемкая и продолжительная, потому что структура у Белгазпромбанка очень большая. Просто так сказать, что наша доработка самая важная, не получится, надо это  обосновать. Но в любом случае планирование доработок происходит на месяц вперед, даже если наша идея очень важна —  она попадет в план минимум на следующий месяц, после чего идея будет реализовываться еще в течение какого-то периода. В это время наш отдел практически не участвует в разработке.

Когда продукт готов, отдел разработки кредитных продуктов начинает его тестировать  в тесном взаимодействии  с разработчиками. 

— Есть доработки, которые затрагивают другие процессы. К примеру, при доработке нашего кредитного процесса может быть затронут  процесс по выдаче карт или по оформлению депозитов. В этом случае мы  общаемся с департаментом информационных технологий,  чтобы все интересы были учтены. Но в большинстве случаев, если доработка не предполагает присутствия других процессов, мы самостоятельно общаемся с разработчиком — это максимально эффективно.

У отдела разработки кредитных продуктов всегда есть актуальная информация, на какой стадии находится конкретный проект, как проходит его тестирование. После внутреннего тестирования на стороне банка готовится выгрузка для промышленной среды и происходит тестирование уже в промышленной среде.
 
У каждого продукта есть свой «срок жизни»: запуск, «пилот», оценка экономической эффективности, принятие решения о необходимости продолжать проект
 
К этому моменту начинается "запуск" документов, которые параллельно разрабатывало  юридическое управление, и определяется дата, когда изменения вступят в силу. Под эту дату сводят и запускают продукт.

Через некоторое время остается лишь проанализировать продажи, уровень дефолтов и погашения кредитов. После этого можно делать заключение об успешном запуске продукта и, в случае необходимости, развивать процесс дальше. 
 
Из окна офиса, в котором работает Петр Галабурда, открывается панорамный вид на белорусскую столицу
 
Как оценить такую работу?
 
Петр Галабурда рассказывает, что оценить работу его отдела сложнее, чем работу отдела с текущей работой. Здесь нет количества обслуженных клиентов или выданных кредитов. Работа ведется с проектами. Поэтому успешное выполнение работы отдела — завершение проекта в установленные сроки.

Для этого каждый проект разделяют на стадии, а задачи ставят сразу на целый год. Каждая из задач разбивается на более мелкие, и отделу доводится план, в каком квартале что должно быть реализовано. Затем задания разбиваются на месяцы и конкретные даты. Благодаря этому задача становится максимально конкретной, с четким сроком исполнения.

Кроме этого можно оценить эффект от сокращения расходов на текущие процессы. Наш собеседник поясняет:

— Здесь тоже все можно просчитать экономически. Сразу видно, что до оптимизации конкретной операции на нее уходило условно 10 минут, после доработки — 5 минут. Есть еще и количество операций. Всегда можно рассчитать, какова стоимость 1 минуты работы у конкретного работника, или по количеству операций просчитать, в чем выражается экономический эффект нашей доработки. Безусловно, эффективность отдела, в котором нет текущей работы, оценивать сложнее. Но все необходимые системы для этого разработаны.

Кстати, как правило, каждый конкретный проект  ведет только один человек, который владеет всей информацией от разных служб, знает, на какой стадии находится разработка, и отвечает за ее реализацию. Для этого в базе данных делаются пометки, какой этап уже пройден, и в какое время планируется завершить следующий.

— Бывают ли проекты более успешные и менее успешные? Или проекты, которые вообще не «выстрелили»? 

— Если мы запустили продукт и видим, что он не выходит на те показатели, которые мы запланировали, определяем причину и производим доработку. Все продукты достигают той стадии, когда они становятся успешными. Просто надо выявить причину, почему со старта что-то не получилось, произвести необходимые изменения. На выходе любой кредитный продукт банка  эффективен —  вопрос только во времени, которое уйдет на его разработку. 

Сегодня основной акцент в Белгазпромбанке делают на онлайн-кредитовании. Уже более трех лет клиенты, которые получают зарплату на карточки банка, могут в мобильном приложении или в интернет-банке, без обращения в офис, в течение одной минуты получить кредит. Такой кредит будет моментально зачислен на зарплатную карточку кредитополучателя.  Более года назад был запущен проект, который позволил предоставлять аналогичную услугу любому клиенту, у которого есть расчетная карточка Белгазпромбанка.

— Если  человек не получает зарплату на карточку нашего банка, есть определенные ограничения по сумме кредита. Мы понимаем риски.  Но благодаря государственным базам данных мы можем получить достаточный объем информации, который позволит нам запрашивать у клиента минимальное количество сведений. Чтобы узнать все остальное — надо лишь получить согласие от клиента, а каналы ДБО позволяют получать согласие от клиента дистанционно. Соответственно мы практически не собираем сведения «по заявительному принципу».

— Можно ли использовать при разработке новых банковских продуктов иностранный опыт?

—  Мы постоянно изучаем и белорусский, и иностранный опыт. К примеру, взять наш флагманский продукт — «Автокредитование». Совсем недавно мы анализировали опыт  стран ближнего зарубежья и ЕС по условиям и процедурам подобных продуктов. И пришли к выводу, что по сравнению с другими странами мы предлагаем уникальную технологию. 

Продукты флагманов в ближнем зарубежье мы тоже анализируем, оцениваем, в какие сроки мы можем повторить их разработки. Но это не всегда интересно. Законодательство иногда отличается очень сильно. Если у нас в Беларуси есть очень интересные проекты: ЕРИП и МСИ, которые уже работают, то в России только-только разрабатывается Единая система биометрической идентификации. Это тоже интересное решение, но абсолютно другой путь развития.

С другой стороны, что касается малого бизнеса и оценки юридических лиц, в России много общедоступной информации, которая очень  подробна — вплоть до перечисления собственников и их долей. В Беларуси пока что таких сервисов нет.

— Поэтому анализ иностранных продуктов мы проводим, оцениваем их применение с учетом наших ограничений или возможностей, и принимаем решение, двигаться ли нам в этом направлении.
 
Практически весь рабочий день начальника отдела разработки кредитных продуктов Белгазпромбанка проходит за компьютером
 
В обед Петр Галабурда предпочитает ходить в расположенные рядом рестораны быстрого питания, где предлагают обеденное меню по приемлемым ценам. Кстати, пообедать можно и в баре, расположенном на первом этаже головного офиса Белгазпромбанка, но там обед будет стоить чуть дороже, поэтому лучше немного пройтись. «И прогуляться будет полезно, и удастся сэкономить»,  — признается наш собеседник.
 
Рассказ о себе
 
Петр Галабурда родился в Барановичах, учился в гимназии №1. Говорит, что в детстве ему нравилась математика — он даже участвовал в олимпиадах по этому предмету. Возможно, это увлечение позволило ему поступить на бесплатное обучение в БГУИР, на специальность «инженер-экономист». В ВУЗе он изучал как программирование и работу с базами данных, так и экономику.  «Полученное образование мне очень помогает, даже сейчас оно позволяет автономно общаться с разработчиком», — рассказывает начальник отдела разработки кредитных продуктов Белгазпромбанка.

— После четвертого курса нужно было начинать подрабатывать. Мой двоюродный брат, который работает в другом банке, подсказал мне, что в Белгазпромбанке набирают на летнюю практику  студентов. Я заполнил анкету, и меня пригласили — месяц  я стажировался в Службе безопасности. Занимался проверкой клиентов: их кредитных историй и сведений о них в базах данных. В целом работа мне понравилось. Наверное, я зарекомендовал себя с хорошей стороны, потому что  в начале пятого курса со мной связались и пригласили пройти стажировку. На пятом курсе график учебы уже позволял трудоустроиться в банк. По итогам стажировки меня пригласили на постоянную работу. Так в декабре 2009 года я попал в отдел кредитных карточек Белгазпромбанка.

Наш собеседник признается, что в первую очередь в банке ему понравился молодой коллектив — его коллегам на тот момент было меньше 30 лет, и все оказались очень энергичными, целеустремленными и общительными.

— Наше направление очень быстро развивалось. Начинал я, как и все, с бумажной работы, подшивки документов. Потом, когда набрался опыта и разобрался в банковском программном обеспечении, начал отвечать на звонки клиентов. Затем рассматривал заявки на кредит. Наш отдел  занимался и общением с клиентами, и выдачей кредитов.

Со временем в банке было принято решение: разработать «кредитный конвейер» для обработки заявок физических лиц.

— Мы не покупали готовое стороннее программное обеспечение, а решили с нуля разрабатывать собственное, выстраивать поэтапный процесс: с момента получения заявки от клиента до момента заключения договора и передачи документов в архив. Все стадии этого процесса мы попытались оцифровать, чтобы впоследствии перейти от прямой работы кредитного эксперта с документами к  обработке информации только в электронном виде. Через некоторое время я сосредоточился только на разработке этой системы. 

Сейчас бумага вообще «не заходит» в бэк-офис, работающий с кредитами для физических лиц.  Фронт-офис принимает заявки, заключает кредитный договор с клиентом и сразу же передает все документы на хранение в архив. Все оцифровано. Это очень удобно — у нас на столах нет ни одной бумажки. В целом  проект оказался очень успешным. В настоящее время все продукты для физических лиц обрабатываются на базе именно этой системы. Возможно, в ближайшее время и юридические лица станут обслуживаться через нее.

Эта работа дала мне уникальный опыт построения коммуникаций и с разработчиками, и с коллегами — как правильно выстраивать процессы, как правильно их масштабировать, оценивать их эффективность. При этом я параллельно сопровождал еще и нестандартные проекты, связанные с кредитованием.  В ноябре 2015 года я стал начальником отдела кредитования физических лиц, занимался кредитными картами и POS-кредитованием. Через какое-то время было принято решение присоединить к нам отделы автокредитования и кредитования недвижимости. С этого момента мы перевели все автокредиты и кредиты на недвижимость в нашу систему. Сегодня даже самые сложные кредитные проекты обрабатываются максимально оперативно. Мы можем принимать решение по кредитам на недвижимость, требующим достаточно большого пакета документов, в сжатые сроки, а если сделка стандартная — в течение дня.
 
Здание Головного офиса Белгазпромбанка в Минске
 
— В июне 2018 года отдел кредитования физических лиц был разделен на 2 новых отдела: отдел разработки кредитных продуктов и отдел кредитования физических лиц. Второй отдел занимается непосредственно текущей работой: обрабатывает документы от автодилеров и принимает решение о выдаче кредитов по заявкам, которые поступают по тем продуктом, которые пока еще требуют участия человека. Задача нашего отдела - свести количество таких продуктов к минимуму — и мы уже близки к этой цели.

— Чем вам нравится работа в банке?

— Мне очень понравился коллектив — с первого дня, как я пришел в банк.   Мы со многими до сих пор, хотя и разошлись в разные отделы, очень плотно общаемся, и можно сказать, мыслим одинаково, в одном направлении. Понимаем, что необходимо двигаться в сторону дистанционного банковского обслуживания.

Приятно, что и с моим руководством мы с самого начала «движемся вместе», понимаем друг друга. Мне достаточно часто позволяют принимать самостоятельные решения, поддерживают мои идеи. Это очень важно, потому что, если твои идеи несколько раз не поддерживают, это будет негативно влиять на желание вообще высказывать свое мнение в будущем. В частном банке, наверное, все-таки проще работать, здесь больше свободы для выбора, есть куда двигаться.

— Есть ли у вас хобби?

— Мне интересна моя работа. Поэтому в свободное время я стараюсь получать новые актуальные знания по своему направлению, читаю много профильных новостей.  Еще одно увлечение — туризм. В последнее время стараюсь больше путешествовать. Это развивает кругозор, да и общение на иностранном языке всегда полезно. И опять же, за границей внимательно смотрю, как там организованы банковские услуги, как выдают кредиты. 

— Есть страны, в которых банковские услуги вам понравились? Или Беларусь во многом шагает впереди?

— Беларусь впереди по карточным расчетам с помощью беспроводной технологии NFC, в некоторых странах Европы это направление развито гораздо слабее. Из того, что понравилось: в  Греции, к примеру, можно было оплатить чаевые с карточки. Также отмечу, что наши  банки — очень клиентоориентированы: работают по вечерам и по выходным. А вот в Испании банк работает до 5 часов дня и только по будням, плюс — закрывается на сиесту. Получается, что туда можно попасть только в будний день и только в течение 5 часов! Не очень удобно. Хотя, может быть, это мне так «повезло» с банком, который находился рядом.  В России мне нравится опыт Тинькофф Банка, когда любую услугу можно получить в режиме "24/7" без посещения банковского офиса. 

— Бывало ли в других странах, что вы хотели рассчитаться с помощью технологии NFC или  Samsung Pay, но возникали проблемы?

— Во многих странах проблема — рассчитаться карточкой на рынке. С этим сталкиваешься практически повсеместно —  на рынке вы, скорее всего, не найдете терминала. А вот в Китае, где развит WeChat Pay, везде можно рассчитаться с помощью QR-кода, даже на базаре, в магазинчике или лавке, где торгуют уличной едой. Возможно, что и на наш рынок эта технология в ближайшее время придет. Но пока что мы с Европой  достаточно близки в плане бесконтактных платежей.

Еще одно увлечение Петра Галабурды — пробовать новые блюда и учиться готовить их самостоятельно. Близким и друзьям это его увлечение нравится. Да и поделиться рецептами многие просят.

После обеда Петр возвращается на свое рабочее место. И опять начинается кропотливая молчаливая работа по разработке новых кредитных продуктов и совершенствованию уже существующих. 
 
О важности информации о клиенте
 
Но для нас начальник отдела разработки кредитных продуктов делает исключение и рассказывает:

— Банки владеют большим объемом информации о клиентах, и мы, конечно, хотим эту информацию использовать для понимания платежных предпочтений клиента, чтобы предлагать ему максимально подходящие продукты. Банковская система движется к персонализации приложений, мы тоже стараемся не отставать в этом направлении.

В прошлом году в Белгазпромбанке было создано отдельное подразделение — Офис данных, который занимается «датамайнингом» и аналитической обработкой уже имеющихся данных.  Совместный проект Отдела по разработке кредитных продуктов и Офиса данных — так называемые «предодобренные кредиты». Зачем они нужны?

Если клиент самостоятельно обращается в банк за кредитом, то решение о его выдаче остается за банком: да или нет. Допустим, потенциальный получатель слышит отказ, сразу же возникает «негативный опыт» от общения с кредитным учреждением. И в следующий раз, когда у банка будет интересное предложение, клиент может на него не откликнуться.
 
 
С предодобренными кредитами все иначе. Банк заранее анализирует клиента и предлагает ему кредит, который можно получить «гарантированно». Это сильно повышает клиентскую лояльность. Плюс удобство. Такое предложение поступит через мобильный банк или мессенджер Viber, и заемные средства можно будет получить в несколько кликов. Они зачислятся на любую карточку Белгазпромбанка. Подобный сервис полностью исключает «негатив», вызываемый возможным отказом банка.

— Мы сразу знаем, что клиент «хороший», и сообщаем ему, что мы готовы с ним работать. Очень перспективный проект. Надеемся, что до конца года мы его запустим, — делится планами Петр Галабурда.
 
Конкурс Ассоциации
 
В октябре 2018 года Ассоциация белорусских банков проводила конкурс по разработке кредитных продуктов. Из-за того, что конкурс был новый, никто до конца не понимал, как будет выглядеть формат его проведения.  Но Белгазпромбанк все-таки принял участие в этом конкурсе.

Участники получили задание, и в течение двух недель необходимо было разработать новый продукт. Ограничений не было: можно было представить на конкурс продукт, полностью придуманный «с нуля», либо продукт, который уже реализовывается в банке, но еще не завершен.
 
Петр Галабурда на конкурсе Ассоциации белорусских банков «Лучший специалист по разработке и выводу на рынок банковских кредитных продуктов
 
— Мы взяли наши разработки и воплотили их в готовый проект. Теперь на базе сделанного во время конкурса мы и дальше работаем над реальным предложением для клиентов. Это была наша разработка для дальнейшего улучшения онлайн-кредитования, — рассказывает Петр Галабурда.

В конкурсе принимали участие  сотрудники из различных подразделений Белгазпромбанка. Это позволило оперативно реализовать концепт в сжатые сроки.

— По итогам конкурса мы заняли первое место. Это лишь одно из подтверждений того, что мы движемся в правильном направлении, что создание отдела разработки кредитных продуктов — правильное решение, — подчеркнул наш собеседник.
 

Соглашаемся с ним, и интересуемся:

— Есть ли различия в разработке кредитов для физических лиц и для малого бизнеса? 

— Выдать кредит физическому лицу, безусловно, проще. Но, с другой стороны, речь идет о практически одинаковых суммах.  Очень часто мы выдаем физическому лицу, к примеру, сорок тысяч рублей, и малому бизнесу — сорок тысяч рублей. В данном случае риски у банка сопоставимы и по деньгам, и по условиям, поэтому процедуры максимально близки. Задача — применить те наработки, которые уже освоены при кредитовании физических лиц, для кредитования малого бизнеса. Поэтому разработанная нами система в ближайшее время будет использоваться и при кредитовании юрлиц.

Петр Галабурда считает, что система позволяет в первую очередь централизовать процессы. Сегодня решение о выдаче кредитов малому бизнесу принимается в каждой областной дирекции самостоятельно. Централизация таких процессов — в частности, централизованное принятие решений — позволит решить сразу две задачи:  накапливать сведения и ускорить принятие решений о выдаче кредитов.

— Уже сама централизация позволит сконцентрировать функционал в одном подразделении, а это всегда положительно влияет на качество. Когда один работник выполняет  одну и ту же задачу — всегда возрастают и качество, и скорость процесса.  Мы это уже прошли с кредитованием физических лиц, и видим положительный эффект от централизации.  К примеру, если какой-то документ не требуется для выдачи кредита физическому лицу, и кредит мы выдаем на одинаковую сумму, то так ли уж обязательно запрашивать этот документ у индивидуального предпринимателя?

Кроме этого, в Белгазпромбанке сегодня работают над серьезным сокращением пакета документов, который требуется для получения кредита представителями малого бизнеса.

Второе приоритетное направление — онлайн-выдача кредитов.

— У нас уже есть такой продукт, который работает несколько лет. Мы были первыми на белорусском рынке, кто предложил услугу онлайн-кредитования юрлицам в сумме до 50 тысяч рублей. Если  юридическое лицо обслуживается в нашем банке более 6 месяцев и подходит под соответствующие критерии, можно получить кредит без обращения в банк и без подачи каких-либо документов.

Пока что процесс принятия решений по таким кредитам и подготовка документов по ним могут занимать около 1 часа. Поэтому в Белгазпромбанке сейчас максимально автоматизируют этот процесс, чтобы исключить из него участие работников банка.

В данный момент этот проект находится на стадии технической доработки. Когда доработка будет реализована, юридическое лицо, заполнив всего два поля в окне запроса и предоставив банку согласие на обработку данных, буквально через минуту получит денежные средства на свой расчетный счет.   

— Это очень перспективное направление, и здесь как раз используются те наработки, которые мы применяем при кредитовании физических лиц. В этом и есть «плюс» работы нашего отдела.  Потому что, как это часто бывает в большой организации или в банке,  уже есть хорошее, работающее решение, но соседнее подразделение может просто о нем не знать и выполнять свою, схожую работу по-старому. Обмен информацией очень важен. 
 
Партнеры банка могут быть полноценными участниками процесса разработки новых кредитов
 
— Может ли клиент банка сам предложить разработать новый продукт? — интересуемся мы у Петра Галабурды.

— Не всегда появление новых кредитных продуктов инициируется самим банком. В последнее время мы довольно много работаем и с агентами, и с партнерами, которые делятся с нами своими потребностями. Поэтому идея нового кредитного продукта может исходить от кого угодно: от автодилера, застройщика или любого другого продавца товаров.

Вчера у нас была встреча с застройщиком, который хочет предложить на рынке новую продукцию.  Застройщик показал нам свой проект.  Мы задали вопросы. Обсудили, как все будет оформляться. Потому что от этого зависит, какой продукт на выходе мы ему сможем предложить, как мы будем оценивать кредитоспособность потенциальных клиентов. В данном случае разработка продукта была инициирована партнером.

Бывают ситуации, когда кредитное решение предложить легко, потому что  в Белгазпромбанке когда-то уже разрабатывались похожие предложения. Но если продукт абсолютно новый, то переговоры с партнером могут занять  долгое время.  Во время этих встреч согласовываются все нюансы, ведь при продаже партнерских продуктов работники банка с клиентом напрямую уже не общаются.

С клиентами будет работать сотрудник партнера, которого нужно соответствующим образом обучить, в первую очередь —  технологиям продаж, предоставить ему доступы. 

— На самом деле в последнее время кардинально новое в кредитовании придумать очень сложно. Поэтому большинство продуктов отталкиваются от потребности партнеров, которые хотят продавать новый продукт максимально быстро, дистанционно и просто. Такие компании обращаются в банк, потому что банки в нашей стране — одни из двигателей прогресса. У банков сегодня есть и возможности, и ресурсы, чтобы производить серьезные разработки, предлагать интересные сервисы и интегрировать их с различными системами, — говорит Петр Галабурда.

— Если застройщик или автодилер хочет сделать новый продукт, он платит за это банку? Или банк все затраты на разработку новых кредитов берет на себя?

—  За разработку продукта банк денег не берет. Наш интерес в том, чтобы получить от партнера план продаж и понять, сколько мы потом сможем с этого продукта получить, и посчитать, сколько денег в разработку этого продукта нужно вложить. Если срок окупаемости получится в районе 5 лет, то далеко не факт, что мы начнем разработку такого продукта. 

В любом случае, все переговоры с партнерами проходят в индивидуальном порядке. Практически всем Белгазпромбанк делает предложение: либо разработка нового продукта, либо использование уже действующего. В качестве примера Петр приводит «Карту покупок»:

— Это инструмент, позволяющий партнерам продвигать свои товары. Потому что бренд карточки на данный момент раскручен: многие клиенты знают, что это за карта, а партнер, подключившийся к «Карте покупок», понимает, что у нас большая клиентская база, и он сможет привлечь часть этих клиентов и увеличить свои продажи.

Рабочий день приближается к финалу, но, зная привычку сотрудников белорусских банков перерабатывать, мы интересуемся у Петра Галабурды, часто ли ему приходится задерживаться на работе. 

- Конечно, бывают разные ситуации, но практически всегда получается уходить домой вовремя за счет планирования рабочего времени и делегирования полномочий. Для тех редких случаев, когда необходимо завершить какую-то задачу в нерабочее время, у меня есть рабочий ноутбук, с которого я могу оперативно получить доступ к необходимой информации в любом месте.
 

Нам остается только попрощаться с Петром Галабурдой и поблагодарить его за интересный рассказ о том, как разрабатываются новые продукты в Белгазпромбанке.

И хотя он так и не позволил ни разу заглянуть в свой монитор, мы поняли, что спектр решаемых им задач очень широк. А еще мы теперь знаем, в чем «страшная военная тайна» Белгазпромбанка и что позволяет ему предлагать клиентам как интересные карточные и кредитные продукты, так и уникальные дистанционные сервисы.

В Белгазпромбанке работает команда увлеченных профессионалов. И один из них — Петр Галабурда.
 


Источник: www.infobank.by

Понравилось? Отправь друзьям!


Оставить комментарий
  
Комментариев нет
Другие новости