Богатство - вещь, без которой можно жить счастливо. Но благосостояние - вещь, необходимая для счастья
Николай Чернышевский






InfoBank.by – Все банки Беларуси  >  Все статьи по финансам и банкам  >  День с банкиром. «Операционные процессы – это кровь в жилах банка»

День с банкиром. «Операционные процессы – это кровь в жилах банка»

Размер шрифта:    Уменьшить шрифт  Восстановить исходный рзмер  Увеличить шрифт 
2734


Сегодня мы узнаем, как проходит типичный рабочий день Ольги Ананько, начальника управления поддержки операционного бизнеса в банке ВТБ (Беларусь). Это управление занимается разработкой единых стандартов операционной деятельности, в том числе  валютного контроля, их  совершенствованием, а также оценкой эффективности операционных процессов.

Ольга Ананько работает в банке ВТБ (Беларусь) с 2010 года. В 2013 году она руководила проектом по внедрению системы электронного архива. В 2014 году в банке было создано управление поддержки операционной деятельности, которое Ольга возглавляет его с момента основания.
 

Рабочий день для всех сотрудников банка ВТБ (Беларусь) стандартно начинается в половине девятого. Это правило для всех без исключений. С 9.00 двери банка откроются для клиентов, и к этому моменту все подразделения должны быть готовы, и неважно, где они находятся, во фронт-офисе, или в бэк-офисе.

— У нас очень теплая, дружеская атмосфера. Коллектив у нас женский, поэтому у всех похожие семейные заботы, дети, личная жизнь, свободное время. Встречаясь с утра, мы обсуждаем не только рабочие вопросы, и это общение помогает нам поднять настроение в преддверии нового рабочего дня, — объясняет Ольга.

Потом начинается обычная работа. Но чтобы понять специфику работы нашей собеседницы, нужно сначала сказать несколько слов о ее подразделении — управлении поддержки операционной деятельности операционного департамента.

Всю деятельность управления можно разделить на два больших блока:  
  • Первый — разработка и оптимизация стандартов (правил)  операционной деятельности, или как в нашем банке принято говорить, операционной поддержки бизнеса, функциональное руководство операционной деятельностью в сети - наших  дополнительных офисах и в региональных  дирекциях. Здесь же, в управлении, ведется блок управленческой отчетности, которая помогает проанализировать все операционные функции и процессы, их эффективность и объемы.
  • Второй — управление централизованным  валютным контролем и контроллерами, отвечающими за все операции, которые проходят в банке и связаны с международными расчетами.
В непосредственном подчинении у Ольги Ананько 25 человек

— Кадры у нас — высококвалифицированные, потому что работа подразделения связана со стандартами и  функциональным руководством. Сразу после ВУЗа работать у нас будет очень тяжело. Однако есть и другие примеры. Сегодня с управленческой отчетностью работает молодая девушка, у нее очень живой ум, хорошие амбиции, и она очень активна,  такие исключения всегда приветствуются, —
признается Ольга Ананько.
 
Ольга Ананько со своими коллегами – сотрудниками Управления
 
Большинство работников  в управлении — люди опытные, отработавшие в нескольких кредитно-финансовых организациях.

— Они знают  общие правила операционной деятельности, но при этом понимают, что работать с ними  можно по-разному. Здесь нужны и знания, и практический опыт, и гибкая логика, чтобы понимать, как наладить процесс в соответствии со стандартом Национального банка, как сделать его максимально эффективным. Это люди, которые ответственны и за соблюдение законодательства, и за оптимизацию процессов, — пояснила нам  Ольга Ананько.

Она отметила, что сегодня почти все банки работают над оптимизацией, над снижением расходов, ищут и находят форматы обслуживания, которые нужны клиентам и соответствуют трендам времени. Нужно уметь быстро перестраиваться, соответствовать складывающейся ситуации.  

— Вы уже несколько раз упомянули слово «процесс». Почему он так важен для банка? Ведь мы, обычные клиенты, никогда над таким «сухим» понятием не задумываемся.

— Давайте, к примеру, возьмем клиентов банка, которые пришли заключать кредитный договор. Для клиента всё выглядит так, словно заключением договора, получением денег в наличной или безналичной форме весь процесс  и заканчивается. На самом деле это не так! Это длительный, емкий процесс: расчеты за кредит, передача информации по договору, отчетность, создание резервов, начисления/списания…  — и так из месяца в месяц.

С точки зрения банка, договор «проживает» целую жизнь, которая иногда длится несколько лет. Операционный департамент обеспечивает движение денежных средств клиента и банка во времени и пространстве в связках: клиент - банк, банк - банк и банк - внешняя система. Так непросто выглядит процесс кредитования,  если объяснять его обычными словами.

А операционный департамент обеспечивает общее взаимодействие. Возможно, прозвучит сложно, но есть отдельный сквозной бизнес-процесс, и каждое управление операционного департамента обеспечивает какую-то часть одного большого процесса.

В 10.00 Ольга Ананько пошла на совещание двух управлений операционного департамента, где нам разрешили поприсутствовать. Во время совещания обсуждался  вопрос, связанный с улучшением отдельных параметров проведения международных платежей. Профессиональная лексика «пестрит» непривычными уху формулировками…

Совещание проходило в кабинете у Владислава Куликова, который возглавляет управление сопровождения межбанковских и казначейских операций, поддерживающее работу на последнем этапе единого сквозного бизнес-процесса «банк — внешние системы».  
 
На совещании. Во главе стола — Владислав Куликов
 
Зона ответственности Владислава Куликова — платежи как в белорусских рублях, так и в иностранной валюте, которые уходят из банка. Как потом объяснила нам Ольга Ананько:

— Операционные процессы — это та кровь, которая льется по жилам банка, это расчеты, которые происходят по всем договорам и сделкам, заключенным с клиентами, во всевозможных валютах, наличных и безналичных измерениях.

Можно ли сказать, что на ваш департамент приходится больше половины всех функций банка?

— Я бы сказала так, около  20% работников нашего банка заняты операционной функцией, которая выполняется как в операционном департаменте, так и территориальных подразделениях.  Портрет нашего операционного работника сегодня – это женщина, среднего возраста, около 37 лет. А операционный департамент представлен в банке ВТБ (Беларусь) пятью управлениями, количество выполняемых у нас операционных процессов – около 800.
 

Процессы дистанционного банковского обслуживания вы тоже контролируете?

Да, мы отвечаем за формы и расчеты, которые можно совершить с помощью систем ДБО, за сопроводительные документы, которые передаются через эти системы. Наше управление сопровождает форму договора дистанционного банковского обслуживания, отвечает за итог совместного  труда целого ряда подразделений банка. Форма договора — публичная, она размещена на сайте, и все изменения там фиксируются. Сегодня около 50 видов документов клиент может передать с помощью систем ДБО.

После совещания Ольга Ананько работает с почтой.

— У меня в обычный день порядка 50-70 информационных сообщений. Но иногда проще встретиться и поговорить, потому что письменное взаимодействие не всегда бывает эффективным, хотя и очень помогает, упрощает работу (сегодня в банке документооборот происходит максимально в электронном виде). Обязательный круг личного общения нашего управления – это операционный департамент,  IT-подразделения, управление по работе с персоналом, юристы, наши территориальные подразделения. В личном общении я часто выступаю инициатором встреч, модератором переговоров, а иногда и «рефери»…
 
 
«Моё рабочее место — не в отдельном кабинете, как у большинства начальников, а рядом с коллективом. Это повышает эффективность моей работы — можно быстрее обменяться мнениями с подчиненными, не надо собирать совещания», — говорит начальник управления поддержки операционной деятельности 
 
— Вы приводите все процессы в банке к каким-то определенным стандартам?

Скорее, к единому правилу их исполнения. Потому что когда-то давно банковская организация с развитой территориальной сетью выглядела совсем иначе. В каждом подразделении были руководитель, главный бухгалтер, операционный директор и начальник операционного отдела, и каждый из них, зная инструкции, понимал и выполнял их по-своему, в соответствии с собственным опытом. Но когда растут число продуктов и клиентская база — жить по разным правилам практически невозможно. Поэтому мы осуществляем наши глобальные проекты, которые все больше и больше автоматизируют процесс расчетов и сопутствующих сервисов при этих расчетах.

Автоматизация процессов предполагает определенный порядок. Чтобы ее добиться, нужно сначала привести процесс к стандарту, а уже потом его автоматизировать. Хотя и в мире автоматизированных сервисов есть исключения для определенных групп клиентов, индивидуальные условия обслуживания.

Над какими крупными проектами вы сегодня работаете?  

Приведу пример, многим известный в банковской среде: в последнее время Национальный банк проводит политику цифровизации. Сегодня мы активно работаем над переходом к системе активных платежей в режиме 24/7 для юридических лиц. Это практически тот же сервис, к которому уже привыкли физические лица, когда они имеют возможность переводить деньги в любое время дня и ночи. Скоро такая возможность будет доступна и  юрлицам.  
 
Эксплуатация системы на тестовых примерах  начнется 1 января 2019 года, а заработать в полном объеме новый сервис должен уже с 1 июля следующего года

— Новый сервис будет, несомненно, очень удобен — в течение минуты с момента нажатия на кнопку в системе ДБО отправителем деньги придут к получателю.  Космос! —
улыбается Ольга.

 — На конференции «БанкИТ» в этом году представителям Нацбанка задали вопрос — является ли система мгновенных платежей «24/7» обязательной? Нацбанк ответил, что нет.  Но мы сами для себя понимаем, что она предоставит нам конкурентное преимущество в глазах клиентов.  Ведь отправитель в другом банке не сможет отправить деньги бенефициару в нашем банке, и вся цепочка разрушится. Поэтому мы сейчас работаем над этим сервисом, чтобы быть в тренде, быть конкурентными, — рассказали нам.
 
Нам с гордостью показали награду от российского ВТБ, полученную осенью 2018 г.
 
За что вы получили награду от банка ВТБ (ПАО)?

— Истории нашего взаимодействия с материнской компанией примерно 6-7 лет. Она взаимодействует с нами по линии функционального руководства. Да, у нашего банка  — свой руководитель, и для нас в приоритете требования белорусского законодательства, но определенные стандарты операционной деятельности доводит до нас и материнский банк. Но доводит, я бы сказала, мягко, применимо к ситуации в Беларуси и мнению профессионалов ВТБ (Беларусь) — при этом у нас есть стандартная операционная модель и другие правила, которые мы должны соблюдать, например, нормирование всех операционных процессов.

Но есть моменты деятельности, в которых наше взаимодействие достаточно плотное.  Каждую неделю мы общаемся  с российским ВТБ или по телефону, или по видеоконференцсвязи, обсуждаем поставленные перед нами задачи и их выполнение.   

Белорусский банк — один из дочерних банков российского ВТБ. Кроме Беларуси банки группы действуют в Грузии, Армении, Азербайджане, Казахстане и Украине. Среди банков в других странах белорусская «дочка» ВТБ по многим параметрам находится на передовых позициях,  всегда принимает все поставленные задачи и активно их выполняет. Это плюс наш белорусский, ровный и доброжелательный менталитет, добросовестность в работе  приводят к таким результатам.

В этом году нас наградили за то, что мы стабильно работаем с позитивным результатом и стабильной командой, предлагаем решения, используемые в Группе в целом. Кроме этого, мы входим в десятку крупнейших белорусских банков.
 
В руках у Ольги Ананько — личная благодарность, подписанная Президентом - Председателем Правления банка ВТБ (ПАО) Андреем Костиным
 
Ольга Ананько идет в управление сопровождения банковских операций, чтобы обсудить текущие вопросы.
 
Управление сопровождения банковских  операций
 
Управление сопровождения банковских  операций — одна из частей операционного департамента. В нем работает 45 человек, причем в две смены, потому что территориальные подразделения банка работают до 19.00, а после - управлению надо оперативно обрабатывать все платежи и расчеты.

Подразделение сопровождает продукты и сервисы как для физических, так и для юридических лиц: кассовые операции, кредиты и депозиты. Всё, что наработано за день, все заключенные с клиентами договоры обрабатываются именно здесь.  

— Это не компьютеры делают, а живые люди?

Конечно. Но я бы уточнила — живые люди контролируют. Очень многое делается в автоматическом режиме, но всегда есть контрольные точки, которые все равно должны отслеживаться людьми. Есть процессы, которые без людей не происходят.
 
После нашего возвращения в рабочий кабинет Ольга Ананько продолжает работать с почтой, характер которой очень разнообразен - внутренняя переписка подразделений головного банка, согласование бизнес-процессов, внутренних локальных документов и заявок.

— Вот сейчас, например, с помощью такой заявки мы контролируем - кому и какие нужны права в сети банка для выполнения поставленных задач. При этом мы отслеживаем, чтобы не было ни избыточности, ни недостаточности прав.

Это позволяет минимизировать риски возникновения ошибок или использования какой-то информации, которая не нужна в работе определенного подразделения. Недавний пример — в системе  появился нетипичный запрос.  Его нетипичность в том, что операционный сотрудник, обслуживающий юрлиц, обратился к модулю, используемому для работы с физлицами. Это нетипично, потому что физические и юридические лица имеют различные зоны обслуживания.  
 
— В такой ситуации мы сначала уведомляем руководителя, а потом даем свой ответ сотруднику банка, сделавшему этот запрос:  «Эта информация для вашей работы не нужна» или «Эту работу должен делать другой сотрудник». Мы сами разрабатываем бизнес-процессы, и сами определяем, как и кем они должны выполняться, при этом наши правила фиксированы и прозрачны, — пояснила Ольга.

Чуть позже наша собеседница начинает работать с презентацией на компьютере, проект которой подготовил  один из отделов управления. Интересуемся, зачем.

— Наше управление выступало инициатором уже законченного в настоящее время проекта (формирование электронного досье клиента), и сейчас мы работаем над подведением итогов – оценкой/анализом статистических данных процесса, выполненных организационных мероприятий, положительных результатов и отклонений, которые необходимо исправить. Как правило, делаем это  в форме презентаций — очень удобная форма представления, и мы знаем, как сделать их красиво, чтобы наглядно, простым языком донести всю информацию и до исполнителей, и до всех участников процесса. Результат мне уже нравится, но  небольшие доработки материалов потребуются, — поясняют нам.
 

Также Ольга Ананько проводит собеседования с потенциальными операционными сотрудниками банка. Обычно такие мероприятия проходят в несколько этапов, включая тесты, которые позволяют выявить уровень компетенции специалистов.

— Ко мне на собеседования попадают все кандидаты, и из регионов в том числе – это обязательная процедура,  плюс сдача тестов,  разработанных нашим управлением.

Но, оказывается, и после приема на работу взаимодействие с новым сотрудником продолжается.

— Наше управление разрабатывает специальные скрин-карты... Дело в  том, что каждому сотруднику банка необходимо знать и применять в работе большое количество нормативных актов, объем которых очень значителен  (в среднем 50-70 страниц). На основе этих документов мы разрабатываем скрин-карты, которые с помощью окон в компьютерной программе просто и доступно поясняют: «Здесь делай так, здесь делай вот так… Обрати внимание на это, не забудь про это, а вот этого никогда не делай». Скрин-карты всегда доступны сотрудникам банка ВТБ в сети, — рассказала Ольга Ананько.

Кстати, после месяца работы во фронт-офисе новый сотрудник еще раз приходит в управление поддержки операционной деятельности, где сдает контрольные тесты, чтобы в банке могли оценить уровень его адаптации к новой работе.   

Кроме работы с новыми кадрами управление занимается оценкой работы как отдельных сотрудников банка, так и целых подразделений:  

— Руководители территориальных подразделений и операционного департамента используют данные, рассчитанные управлением и размещенные в специальном доступе, на основе которых можно увидеть и оценить процент эффективности операционной деятельности и многие другие интересные и важные для профессионала показатели. Дополнительно для сети мы делаем дайджесты по наиболее часто задаваемым вопросам.

В 12.00 Ольга Ананько уходит на видеоконференцию  с московским офисом, но на нее нас не берут. Когда наша собеседница возвращается, она поясняет:

— Мы  обсудили текущие задачи на этот год и статус их исполнения. В таких конференциях участвуют и представители других дочерних банков.

Время обеда мы традиционно используем для того, чтобы лучше познакомиться с нашей собеседницей, а также узнать о ее увлечениях.

— Вы родились в Минске?

— Да, я — минчанка в третьем поколении, и горжусь этим :)

— Мечтали ли вы в детстве быть банкиром?

— Я мечтала стать хирургом. Но о том, как сложились моя жизнь и карьера, я абсолютно не жалею. Я довольна работой, она мне очень нравится.

— Как же вы попали на работу в банк?

— Есть мечты, а есть советы наших близких, родных, к одному из таких советов я и прислушалась. Поступила сразу после школы в Белорусский государственный экономический университет, тогда это был еще Институт народного хозяйства. После ВУЗа стала работать на «Интеграле». А когда в 90-е годы произошел экономический слом, стали появляться коммерческие банки, мои одноклассники позвали меня работать в один из них.  С тех пор я и работаю в банковской сфере уже 23 года. Банк ВТБ — мой третий банк. Это самый большой из всех банков, где я работала, и самое интересное для меня место работы.

Я, кстати, считаю, что и в небольшом банке можно многому научиться, пройдя не по вертикали, а по горизонтали. Там можно увидеть все процессы в целом, от старта до финиша. В больших банках сотрудники, начинающие свою банковскую деятельность, наоборот, видят только небольшой кусочек работы банка, и им трудно представить  весь процесс в целом. Мне  с этим повезло -  увидеть, понять и оценить множество банковских операционных процессов. 

— С какой должности вы начинали работать в банке? 

— Меня взяли кассиром обменного пункта, тогда это было очень популярное направление деятельности.  Я с удовольствием согласилась, не думая ни дня, и до сих пор не жалею об этом. А в Банк ВТБ (Беларусь) я пришла начальником отдела в составе управления, затем стала заместителем начальника управления, а с 2014 года — начальником.

— Как человек, добившийся успеха в банковской сфере, вы можете сказать, почему у одних получается сделать карьеру, а другие всю жизнь работают фактически на одной и той же должности? 

— Ну, конечно, роль личности в истории никто не отменял :) Есть люди с разными амбициями, есть более мотивированные, а есть менее. Про себя могу сказать только одно — я люблю свою работу. Если начинаешь что-то делать — лучше сразу полюбить свое дело, проникнуться интересом к тому, чем занимаешься, найти свою «изюминку», и тогда, наверное, всё будет получаться.
 
Команда операционного департамента на соревнованиях
 
Кроме того, я никогда формально не подходила к своей работе и всегда считала, что работу надо выполнить качественно и в сроки — это, кстати, главная составляющая результата.  Даже к своему коллективу я бываю чересчур требовательна, потому что очень важно укладываться во временные рамки и соответствовать заявленной цели. Требовательность и к себе, и к своему коллективу тоже даёт позитивные результаты.

И вообще, я считаю, что сегодня много возможностей для профессионального роста у любого сотрудника. К примеру, в Банке ВТБ (Беларусь) есть специальные ресурсы, которые создают наши HR-специалисты: выкладывают различные обучающие материалы, книги по бизнесу, по саморазвитию, проводят тренинги с работниками. Тот, кто хочет,  может  добиваться результатов.

С другой стороны — конечно, карьера в банке быстро не делается, особенно в операционном департаменте. Для этого нужны годы. Все, кто чего-то добился в работе, начинали с позиций рядовых исполнителей и прошли значительный профессиональный путь.

— Ольга, а какие у вас увлечения?

— Как женщина я очень люблю рукоделие, много вяжу. Что я только не перепробовала, хотя, по сути, это мне и не нужно — и одеться есть во что, и в вязаных джемперах я на работу ходить не могу :) Но когда что-то вяжешь, расслабляешься, и мысли текут свободно, какие-то решения в голову приходят. Если на работе не хватает времени над чем-то подумать, то во время вязания всё очень хорошо систематизируется.
 
Эту корзинку для любимого питомца  Ольга связала сама
 
— Кроме рукоделия, я очень люблю горные лыжи. Мечтала об этом  с молодости, когда видела по телевизору, как известные спортсмены закладывают слалом, аж дух захватывало!.. Но раньше не было ни таких возможностей, ни оборудования, поэтому я начала кататься с гор чуть более  10 лет назад. Сейчас катаюсь даже в австрийских Альпах – лучшем месте для горнолыжников!

— Не страшно? Многие мужчины боятся!

— Страшно, конечно, страшно! Но, наверное, это тоже один из способов преодоления: смог эту вершину взять, значит, и другие сможешь. Адреналин всегда присутствует. Это выход из зоны комфорта,  как принято сегодня говорить, принятие вызова.    
 

А вообще, я люблю  гороскопы с точки зрения характеристик знаков – что-то в этом есть. Я — стрелец,  а стрельцы — это люди, которые быстры, энергичны, оптимистичны, иногда, может быть, излишне эмоциональны, но при этом  обладают определенной склонностью к риску.

— А еще какие-то увлечения у вас есть?

— Люблю путешествовать на собственной машине.   Путешествие — это всегда подготовка: читаешь о стране, прокладываешь маршруты. Узнаешь какие-то новые для себя вещи: от банальной стоимости бензина и проезда дорог до черт национального характера  — параллельно «цепляются» еще какие-то нюансы. И в конечном итоге складывается такая картинка, которую ни на одном туристическом маршруте не увидишь, обычным туристам она банально недоступна. Видишь жизнь такой, какая она есть, а не такой, как она описывается в брошюрах для туристов.

— Вы одна путешествуете?

— Нет, с супругом. Как правило, мы ездим вдвоём, сын у меня уже взрослый. Так что один главный спутник в путешествиях у меня есть.

— Какие страны вам нравятся больше всего?

— Для меня это  Австрия — её природа, и конечно, отношение её жителей к своей земле. Очень  люблю озёра Европы — для наших туристов это совсем не раскрученное направление, но есть прекраснейшие, красивейшие места: озера Австрии, озера Италии… Они, в принципе, и не так далеко от нас, всего-то чуть более 1,5 тыс. километров. Я всех завлекаю: «Съездите, посмотрите!»

Также около Гамбурга есть прекрасные места, на морском побережье. Но предупреждаю, прохладные. Там мне очень понравилось селение Тиммендорф — очень необычно, красиво и интересно. И, в принципе, оно не сильно раскручено у нас в туристическом плане.

Я много городов проехала на машине, практически во всех столицах европейских побывала. Так что жду и думаю о следующем путешествии — куда дальше двигаться, потому что дальше уже моря идут :)

— Как финансист, можете оценить — путешествие по Европе на машине выходит дешевле, чем в составе организованной группы, или нет? 

— Конечно, дешевле! С этого всё и началось. Это была одна из мотиваций — удешевление отдыха. Ехать в другие страны за деньги, которые берут туристические компании, даже и для банковского работника «тяжеловато». А когда сам планируешь, сам понимаешь, за что ты платишь и где ты можешь что-то сэкономить, всё совсем по-другому.

К примеру, стоимость туров на горнолыжные курорты в Австрии я себе позволить не могу. А если едешь на личном авто, то все можно спланировать так, чтобы и на лыжах покататься, и отдохнуть. Другими словами, сам себе хозяин, «сам себе режиссёр». Банковский работник всегда может рассчитать смету своих расходов в этом плане.

— Как, в среднем, выглядит такая смета на одного человека при поездке в Европу?

— Поездка в Австрию на 12 дней  обойдется где-то в 1000 долларов на человека с катанием. Это примерно в 2 раза дешевле, чем предлагают туристические компании.
 

После обеда Ольга Ананько занимается подведением итогов работы за 2018-й год, отмечая, что практически все задачи уже выполнены на 100%.

Кроме того начальник управления поддержки операционной деятельности проводит «работу над ошибками» с работниками всей сети банка:

— Мы должны понять, как  исправить возникающие ошибки. Встречаемся со всеми участниками процесса, выслушиваем все стороны, собираем всю информацию, выявляем все «дефекты» и потом предлагаем свои варианты решения. Это, в принципе, достаточно сложный  процесс.  

Кроме контроля за процессами, управление поддержки операционной деятельности занимается инициированием разработки/доработок банковского ПО, участвующего в операционных процессах.

— Как это происходит? Моими сотрудниками после предварительной проработки вопроса (которая может быть очень трудоемка и выполняться совместно с другими подразделениями банка) оформляется заявка на модификацию программного обеспечения. Эта заявка приходит ко мне, как к руководителю, на согласование. Я рассматриваю ее и обсуждаю с исполнителями.  Могу отправить заявку на доработку, если мне покажется, что чего-то в ней не хватает или что-то изложено непонятно, не учтены риски процесса и многое другое…. В итоге я принимаю решение: можем ли мы себе позволить разработку как по срокам, так и по деньгам. И я либо согласовываю данную заявку, либо мы принимаем решение, что пока можно работать без этой модификации. А доработки бывают как небольшие, так и масштабные, — пояснила Ольга Ананько.
 
За 2018 год управление поддержки операционной деятельности сформировало 51 заявку на модификацию  программного обеспечения.  Практически по одной заявке в неделю. 30 из них уже реализовано

— Сейчас мы плотно работаем над двумя «критичными» для нас заявками. Одна из них по разработке «вопросника» - новой формы для дистанционного банковского обслуживания клиентов, которая позволит получать от них анкетные данные. Они сегодня  интересны и самому банку,  и важны с точки зрения противодействия легализации доходов, полученных преступным путем. Часто приходится клиентов о чем-то запрашивать, проводить анкетирование, постоянно вносить изменения в клиентскую историю… А мы хотим этот процесс автоматизировать.

 
 
Когда новый продукт готов, выполнена модификация, первое пользовательское тестирование операционных процессов происходит в нашем управлении.

По каждой заявке, по каждому проекту, в котором мы принимали участие, у нас установлены тестовые версии программного обеспечения. Мы их проверяем с точки зрения нормальной пользовательской логики, но с учетом требований законодательства. Кроме того, с айтишниками мы взаимодействуем практически каждый день. Если происходят какие-то технические сбои, сотрудники банка обращаются к нам. У нас все структурировано, есть заявки, в которых прописывается: «Случилось то-то», — заявка идет по нужному маршруту и попадет к IT-сотруднику, который оперативно на нее отреагирует, — рассказывает Ольга Ананько.

Кстати, Ольга Ананько отмечает, что сегодня много новых законодательных проектов инициирует Национальный банк. Например, блок вопросов валютного контроля:

— В этом году произошли довольно серьезные изменения. И мы должны все эти изменения пропустить через себя, внести в локальные документы, изменить скрипты, подправить бизнес-процессы.

 — Вы читаете все письма с новыми требованиями Нацбанка?

— Конечно! Мы внимательно изучаем и изменения в законодательстве, и требования Национального банка. На самом деле, «нормативки» много, и поскольку мы являемся «стандартизаторами», то должны все внимательно изучить. Но, как правило, читать эти документы в течение рабочего дня не получается, потому что всё время появляются какие-то текущие вопросы, и сосредоточиться сложно.

Оценивая непрерывную работу над автоматизацией бизнес-процессов, которую проводит управление поддержки операционной деятельности, мы не могли не задать Ольге Ананько вполне уместный вопрос:

— Вы не боитесь, что ваше управление со временем тоже сократят, автоматизируют?

— Это всегда нужно предвидеть, и поэтому важно развиваться. Надо смотреть в будущее. Цель нашего подразделения — оптимизация, в том числе и трудозатрат операционной деятельности.  В операционном департаменте любая численность оценивается, в том числе и нашего подразделения,  возможно, когда-то возникнет ситуация, когда наши функции будет оптимально передать на аутсорсинг …..
 
 
Нам с гордостью показали стеллаж, в котором выставлены дипломы и кубки, завоеванные сотрудниками операционного департамента Банка ВТБ (Беларусь)
 
— Вашу работу можно сравнить с работой в IT-компаниях. Вам так не кажется?

— Работу, подобную проводимой нашим управлением в какой-то части, в IT-компаниях называют бизнес-аналитикой. По сути, все сотрудники моего управления могут быть бизнес-аналитиками. Кстати, из банков специалистов охотно берут в IT-компании, ведь здесь работают люди, которые хорошо знают логику процессов, понимают их ограничения с точки зрения законодательства и могут эту логику изложить в схемах или в последовательности оптимальных шагов.

— А что нужно знать и уметь бизнес-аналитику в банке?

— Для бизнес-анализа достаточно хорошей  логики (математический склад ума), знаний бизнес-процессов, приветствуются креативный подход, а также заинтересованность в саморазвитии, самостоятельном добывании знаний, знания из смежных областей, расширяющие общий и профессиональный кругозор. Например, мне очень повезло, что я часть своей работы в банковской сфере (не в ВТБ) посвятила вопросам рисков и составлению пруденциальной  отчетности. Благодаря этому «упражнению» приучила себя опираться на реальные данные процессов, а не субъективные оценки. Кстати, это до сих пор помогает мне работать с управленческой отчетностью.

На часах 17.30. Сотрудники начинают расходиться, а Ольга Ананько остается на своем рабочем месте.

— Я, как правило,  ухожу последняя. Я остаюсь, чтобы ещё раз пересмотреть задачи, которыми  сегодня занималась, подумать о планах на ближайшее будущее,  почитать  документы. Иногда я составляю для себя отчёты за определённые периоды времени, думаю о тех вопросах, которые мне нужно обсудить с коллегами или, возможно, поставить перед руководителем более высокого уровня. Этим всем можно заняться, когда коллектив ушел. Для этого нужна тишина. Поэтому обычно мой рабочий день заканчивается не в полшестого, как у всех, а в полседьмого. 
 

 


Источник: www.infobank.by

Понравилось? Отправь друзьям!


Оставить комментарий