Встарь богатейшими странами были те, природа которых была наиболее обильна; ныне богатейшие страны - те, в которых человек наиболее деятелен
Генри Томас Бокль


 



 



InfoBank.by – Все банки Беларуси  >  Все статьи по финансам и банкам  >  БанкИТ`2017: превратятся ли некрупные банки в «водопровод»?

БанкИТ`2017: превратятся ли некрупные банки в «водопровод»?

Размер шрифта:    Уменьшить шрифт  Восстановить исходный рзмер  Увеличить шрифт 
2639

В рамках XIVМеждународного форума по банковским информационным технологиям «БанкИТ`2017», который проходит в Минске с 18 по 20 октября 2017 года, состоялась оживленная  дискуссия на тему «Монетизация банковских сервисов в условиях дигитализации».

Как долго еще смогут проработать белорусские банки в «традиционной» модели? Являются ли равными условия для крупных игроков рынка и малых и средних кредитно-финансовых учреждений? Почему не надо забывать о жизни за МКАД? И что отделяет мобильных операторов от того, чтобы стать полноценными игроками на финансовом рынке?

 

Модератором мероприятия выступил Дмитрий Волчек, заместитель Председателя Правления Банка Москва-Минск.
 
Дмитрий Волчек
 
Участникам дискуссии предложили принять участие в голосовании и ответить на несколько вопросов, один из которых: «Согласны ли вы, что возможности банков Беларуси зарабатывать в «традиционной» бизнес-модели заметно снижаются и будут снижаться дальше?»  
 
Вот так выглядят результаты интерактивного голосования, а участники смогли непосредственно высказать свое мнение по этому и целому ряду других вопросов
 
Первой слово предоставили Елене Антони, Председателю Правления НКФО «ЕРИП»:

— Я не верю, что в принципе традиционная модель будет существовать достаточно долго. Здесь вопрос не в желании или нежелании банков работать в старой модели, а в том, что она меняется. Меняется уже сейчас. Этому способствуют и технологические тренды, и действия Национального банка, который стремится двигаться в соответствии с международными трендами. Поэтому банки должны менять бизнес-модели для того, чтобы просто выжить и остаться банками.
 
Елена Антони
 
—Этим процессам способствуют цифровые изменения в окружающей жизни. И финансовый сектор должен реализовывать потребности людей, он не может себе позволить жить по другим законам, — высказала свою точку зрения Председатель Правления НКФО «ЕРИП». — Мы можем сколько угодно говорить, что у банков закрыты API, что они никогда не пойдут в облака, что ни краудфандинг, ни краудсорсинг не пройдут, что можно запретить P2P-кредитование, но они существуют. И либо все эти процессы будут осуществляться без банков, как посредников, либо банки все-таки станут посредниками, которые смогут минимизировать риски.

— Мне нравится инновационная позиция Национального банка, но я не всегда разделяю его стремление  зарегулировать взаимоотношения в финансовой сфере. Финансовые «вещи» должны, все-таки формироваться за счет конкуренции. Есть определенные тенденции, и если Нацбанк будет принимать решения и подталкивать нас в соответствии с этими тенденциями — наши возможности будут совпадать с потребностями наших клиентов, — отметила Елена Антони.

Андрей Аухименя, Председатель Правления Белорусской валютно-фондовой биржи, в свою очередь подчеркнул, что «клиента надо зеркалить».
 
Андрей Аухименя 
 
— Мы сегодня ставим знак равенства между традиционной банковской моделью и консервацией проблем, неспособностью меняться. Но смотрите, что получается. Отдельные банки в Беларуси, как только возникла напряженность, начали сокращать людей в регионах, а, к примеру, украинский ПриватБанк пошел по другому пути и стал заниматься вопросами транспортных платежей, российский Сбербанк решил «стать паспортными столами» в регионах. Здесь главный вопрос — чем загрузить работников банков, можно ли придумать новые сервисы и функции? — сказал Председатель Правления Белорусской валютно-фондовой биржи.

—Нам, в Беларуси, сначала нужно посмотреть, чем можно загрузить банки, работающие по традиционной модели, а потом уже эту модель менять. Не надо оголтело куда-то «бежать», повторять чужие ошибки, выбрасывать людей на улицу, отказываться от каких-то сервисов, если они не приносят прибыль на горизонте в полгода. Возможно, всё с помощью кросс-продаж отобьется, и это нужно очень тщательно просчитать. Можно, не создавая напряженности на рынке труда, встроить банки в новую модель, — считает Андрей Аухименя.

— Основной драйвер изменений— это люди, и если они способны меняться и обучаться, то банк будет развиваться. Главное люди, а не технологии. Завтра технологии вообще могут заменить нас всех. И все будут не нужны. К примеру, на заводе Adidasв Германии работает только 1 работник, который «печатает» кроссовки. Мы должны построить такую модель, чтобы люди не потеряли своей компетенциии уверенно смотрели в светлое будущее, и одновременно развивались новые технологии, — резюмировал руководитель Белорусской валютно-фондовой биржи.

Сергей Дубков, Председатель Правления БСБ Банка, высказал свою точку зрения по поставленному  вопросу:

— Существующая бизнес-модель банков будет меняться. Это естественный процесс, это диалектика. Но белорусские банки не готовы и не хотят менять свою бизнес-модель. Мало того, те изменения, которые в настоящий момент происходят в банковском секторе — это не желание меняться, а «рефлексия» на изменения денежно-кредитной политики и экономической среды. Цифровизация банковского бизнеса — не желание заработать, а желание сократить операционные расходы: филиальную сеть и персонал. И пока банковская система будет рефлексировать, а не создавать, у нас будут происходить сокращения и филиальной сети, и персонала.
 
Сергей Дубков
 
— Сейчас основные доходы банковской системы процентные, но кредитовать сегодня достаточно «опасно». С одной стороны, есть довольно жесткие требования со стороны Национального банка по созданию резервов. С другой стороны, идет резкое сокращение ставок на рынке, и — маржи. По комиссионному вознаграждению у нас в системе «ценопад», и банки готовы уходить в тариф ниже себестоимости, сохраняя существующие операционные расходы. Потому что одномоментно невозможно сократить филиальную сеть, персонал и основные фонды без нарушения бизнес-процессов. Сейчас мы рефлексируем на это, выдавая карту Gold на 3 года бесплатно. Это путь вникуда, — отметил предправления БСБ Банка.

— Мы пытаемся повышать уровень сервиса. Это логично. Но рано или поздно мы упремся в некие формальные ограничители: наш банк дариткофе клиентам и подарки — их детям, кто-то будет предлагатьчай и шарики, но потенциал этого роста ограничен. И возникает вопрос: куда двигаться? И в России, и у нас драйвером банковского сервиса выступает ограниченный круг банков. Малые и средние банки должны предоставлять комплекс не только банковских услуг. Но здесь мы упираемся в те законодательные нормы, которые сегодня существуют в Банковском кодексе. Вопрос в интерпретации и правоприменительной практике этих норм: пресловутая 14 статья Банковского кодекса, или 121 статья. Желание поменять эти статьи есть, но это будет завтра. Сегодня что делать, когда у нас в банковском секторе наблюдается «ценопад»? — задал вопрос Сергей Дубков.

— В настоящее время у нас, согласно диалектической формуле, происходит накопление количественных факторов. Накопим, перейдем в качество. Когда это произойдет? Наверное, когда доходность еще больше упадет, потому что сегодня она базируется на инерционных моментах и накоплениях прошлых периодов, — считает Председатель Правления БСБ Банка.

— Все банки разные. Можно ли сказать, что все накопят количественные изменения и выйдут на новый качественный уровень? Или будут и другие сценарии развития?— задал ему вопрос модератор.

— Крупные банки несколько модернизируют свою бизнес-модель, но они останутся большими и кредитующими  банками, а средние и малые банки превратятся в «водопровод», который будет продавать все: от печенья до расчетных операций, — ответил Сергей Дубков.

Ольга Антонович, Начальник управления электронных платежных инструментов Национального банка Беларуси,высказала свое видение происходящих в банковской сфере процессов:

— Мы с вами живем в традиционном обществе, и не нужно забывать —«существует жизнь за МКАД», где живут люди, которые не всегда знают, что есть банковские карточки, и что с их помощью можно рассчитываться. Поэтому, когда мы принимаем решение о том, что нам нужно внедрить какую-то технологию или сократить число филиалов, нельзя забывать об этих людях. И сегодня банки в районах и малых населенных пунктах выполняют еще и социальную роль. От этого невозможно уйти, хотя всем хочется зарабатывать деньги. Кроме того, государство обременяет банки дополнительными функциями контроля: FATCA, борьба с легализацией доходов, полученных преступным путем, борьба с наркотрафиком… Банкам, обремененным всеми этими функциями, приходится развивать дополнительные функции и быть в тренде. Но не все это могут делать. Поэтому на банковском рынке Беларуси сложилась такая ситуация, что те банки, которые больше других «обременены», являются более традиционными. А менее обремененные являются драйверами развития цифрового банковского бизнеса. И это отличает нашу банковскую систему от банковских систем ближайших соседей.
 
Ольга Антонович
 
— У нас двухуровневая банковская система: Национальный банк и «иные» банки. И если крупные государственные банки выполняют какие-то обязательства, это не должно быть интерпретировано, как особая система регулирования, потому что любая дополнительная (некоммерческая) функция — это отдельная система координат, — отметил Сергей Дубков.

— Когда сталкиваются интересы крупного игрока и других банков, для сохранения стабильности и регулятивного поля мнение крупного игрока будет превалировать. Но прогресс делают не крупные банки. Прогресс делают малые и средние банки, которые более мобильны, — высказал свою точку зрения руководитель БСБ Банка. —Да, они генерируют дополнительные риски, но это стандартная ситуация. Поэтому, если мы говорим, что у нас разные системы регулирования, давайте это признаем и добавим, что малые и средние банки не несут системных рисков для банковской системы и имеют право брать на себя дополнительные риски. А крупные банки, в своей системе координат, пусть занимаются государственными проектами и никогда не будут обанкрочены.

— Когда мы смешиваем 2 типа банков, мы всегда генерируем противоречие, потому что экономическое развитие в разных регионах различается, но доступ к финансам должны получить все белорусские граждане. Если в нашей системе координат есть крупные банки и «все остальные», дайте «всем остальным» возможность действовать, исходя из других принципов. Нельзя большие и маленькие банки соединить с помощью одних правил — цели разные, и затраты на их выполнение разные. У крупных банков иные бюджеты и иные цели. И зачастую большие банки являются тормозом для развития малых и средних банков, а именно в небольших банках генерируются все инновации, — констатировал Сергей Дубков.

Виктор Каленкович, Директор WebPay, комментируя дигитализацию в финансовой сфере, отметил, что сегодня доля онлайн – платежей с помощью карт у торгующих предприятий колеблется в пределах от 1,5 до 6%. Это, возможно, вызвано тем, что у магазинов иногда товар находится не в «белой плоскости», или не всегда есть возможность поставки товара «день-в-день».
 
Виктор Каленкович
 
С другой стороны, достаточно стремительно развиваются онлайн – оплаты билетов в кино и театры, а также сфера оплаты транспортных услуг.

Также во время дискуссии были обсуждены вопросы кросс-продаж, функции банков, как маркетплэйсов, краудфандинг и роль мобильных операторов в финансовой сфере.

— Сегодня банковские кадры перетекают в IT-компании, к мобильным операторам, — рассказала Ольга Антонович, Начальник управления электронных платежных инструментов Национального банка. — И, кстати, мы сами кусочек своего бизнеса отдали мобильным операторам, которые осуществляют расчетные услуги, пусть и подсоусом электронных денег. И здесь ничего нельзя сделать, потому что телефоны прочно вошли в нашу жизнь. Мы можем только отрегулировать эту ситуацию и ее узаконить. Мы сейчас это делаем, работаем над законопроектом, чтобы все теневые игроки вышли из тени.

Также все участники единодушно согласились с тем, что мобильные операторы имеют свои системы учета абонентов и средств, занимаются «подкредитованием» клиентов, используют собственныеCRM. Операторы, фактически,—почти самодостаточные игроки на финансовом рынке, которые могут привлекать высококвалифицированный персонал и юридически хорошо «встроены» в систему. И банкам сотрудничать с ними становится все сложнее и сложнее.

— Любая интеграция работает только в том случае, если обеим сторонам есть, что предложить. Сегодня мобильным операторам банки могут «предложить» только свою банковскую лицензию. И как только этот «искусственный» барьер Национальный банк уберет, что смогут банки дать мобильным операторам — большой вопрос, — отметила Елена Антони, Председатель Правления НКФО «ЕРИП».

Кстати, представителей мобильных операторов в зале, где проходила дискуссия, не оказалось :)


Источник: www.infobank.by

Понравилось? Отправь друзьям!


Оставить комментарий
  
Комментариев нет