Отзывы о банках



Знания по предоплате (Россия)


Расходы на образование во всех престижных школах примерно одинаковы, если не получать его в кредит

Те, кто не скопил денег и не смог убедить в необходимости второго образования работодателя, могут получить кредит на образование. Несмотря на то что планы по господдержке образовательных кредитов так и не нашли отражения в законодательстве, некоторые банки решили запустить такой продукт. Но делают они это скорее в расчете на будущий рост рынка, чем на текущую прибыль, так как компенсировать риски высокими ставками не могут. Поэтому в большинстве банков специальных кредитов на образование нет вообще (даже кредит на медицинские услуги встречается чаще). Те немногочисленные банки, которые дают взаймы на диплом, можно условно разделить на три группы: Сбербанк, иностранные банки и специальные программы при отдельных вузах.


• все иллюстрации


6% от числа желающих смогли поступить в Школу бизнеса Стэнфорда в 2007 г. По количеству претендентов на одно место она опережает все остальные MBA-школы мира.
10 300 бизнес-школ предлагают программы MBA по всему миру, из них 1200 находятся на Филиппинах — больше только в Индии и США.
200 000 дипломов MBA выдается всеми бизнес-школами мира ежегодно. Из них на родину бизнес-образования — США — приходится две трети.


Первым в июне 2000 г. начал выдавать кредиты на образование Сбербанк. За без малого восемь лет объем ссуд достиг 137,5 млн руб. Количество заемщиков в банке не раскрывают, но если предположить, что стоимость пятилетнего курса в хорошем вузе составляет 200 000-500 000 руб., то число кредитов все равно не дотягивает до тысячи, что совсем немного даже в масштабах Москвы. Ставка у лидера не самая низкая (12% годовых в рублях), зато потратить кредит можно на обучение в любом вузе, хоть столичном, хоть провинциальном. Особых преимуществ перед прочими видами кредитов у образовательных кредитов Сбербанка нет: лидер рынка маниакально настаивает на поручителях.

«Дочки» иностранных банков, хоть и уверяют, что кредитуют «получение среднего специального, среднего профессионального, первого и второго высшего образования», ориентированы в основном на желающих получить степень MBA. Ставка чуть ниже, чем у Сбербанка, — от 11% годовых при наличии договора с учебным заведением, однако опять-таки нужен подтвержденный доход или поручитель. В США и Европе поступление в престижную бизнес-школу обычно означает почти автоматическое получение образовательного кредита по ставке не выше 6% годовых. Но для российских граждан такие условия малодоступны. Так, в прошлом году бренд-менеджеру Екатерине Сычевой при поступлении во французскую INSEAD предложили «обратиться в соответствующее кредитное учреждение в родной стране». На родине Екатерина обнаружила всего два учреждения, готовых кредитовать ее обучение за рубежом: Банк Сосьете Женераль Восток (БСЖВ) и Первый Чешско-Российский банк (ПЧРБ). В итоге получить кредит в «Сосьете Женераль» удалось, но обходится он ей дороже, чем сокурсникам. Кстати, когда в 2006 г. у Дмитрия Медведева, тогда еще первого вице-премьера, ответственного за национальные проекты, спросили об образовательных кредитах, он тоже порекомендовал потенциальному студенту обратиться в «дочку» французского банка.

Более удобная и недорогая программа, предлагаемая банком «Союз» и компанией «Крэйн», ограничена в применении. Получить кредит здесь можно только на обучение в двух десятках ведущих вузов страны, а для оплаты каждого следующего семестра нужно предоставлять поручителю (то есть компании «Крэйн») справку о сдаче предыдущей сессии. Эту схему кредитования попыталось скопировать и государство. Предполагается, что в рамках эксперимента по господдержке образовательных кредитов студенты (в том числе получающие второе образование) смогут брать в банках ссуды под 10% годовых и получать отсрочку погашения на период обучения плюс три месяца. В случае неисполнения заемщиком своих обязательств Рособразование возместит поручителю до 10% суммы кредита. Список поручителей должен быть утвержден в мае, но проблема не в них, а в банках. «Механизмы господдержки выглядят не очень убедительно, поэтому я не вижу смысла выделять образовательные кредиты в отдельный продукт, — выразил мнение коллег председатель правления “ВТБ 24” Михаил Задорнов. — Для тех, кто хочет взять кредит на учебу, у нас есть кредит наличными, который легко получить». Правда, процентная ставка по кредиту начинается от 18% годовых. И никаких отсрочек на время учебы.



НАКЛАДНЫЕ РАСХОДЫ

Опыт тех, кто получил второе образование за рубежом, показывает, что стоимость проживания — то есть расходов на жилье, транспорт, питание — сопоставима у бизнес-школ во всем мире. Нет даже большой разницы между очной и заочной формами обучения: заочник не должен постоянно платить за жилье, но при этом вынужен периодически летать на сессии, останавливаться в гостиницах и не может сэкономить на еде.
По словам аналитика компании «Брокеркредитсервис» Екатерины Кравченко (она прошла курс обучения в британской London Business School в 2005 г.), сопутствующие расходы при получении МВА составляют 60-70% от стоимости обучения. Сама она тратила на проживание около £1500 ($3000) в месяц.

Уменьшить расходы можно, если заранее об этом позаботиться. Дешевле всего жить в общежитии, но на всех студентов комнат там не хватает, так что лучше сделать заявку за год до вселения. Кроме того, можно получить стипендию, которая покрывает часть расходов. Стипендий вообще-то пруд пруди, но за большинство из них придется расплачиваться — либо общественной работой, либо дополнительными занятиями. Главный редактор журнала C. F. O. Russia Алексей Тихонов, учившийся в университете Хьюстона, в качестве примера приводит случай с одной из студенток: за деньги ей пришлось согласиться выучить сербскохорватский язык. Как правило, размер стипендий для тех, кто получает степень магистра, составляет около $1500 в месяц.

Еще один способ получения дополнительных доходов — преподавание. Алексей Тихонов вспоминает, что в университетах (помимо учебы в Хьюстоне он преподавал в Стэнфордском университете) устроиться преподавателем на старших курсах достаточно легко. В среднем за проведение 2-3 семинаров в неделю можно было заработать $1500-2000 в месяц, чего хватало на проживание ($800-900) и питание. «Это действительно удобно, но получить работу за пределами университетского кампуса ты не можешь, так как в США для этого нужно специальное разрешение».

Среди российских студентов распространена практика получения зарубежного образования по направлению от родного вуза. В этом случае оплату проезда и проживания альма-матер берет на себя. Единственное, за что приходится платить, — питание. «Я была неприятно удивлена соотношением цена/качество на готовую еду в Париже, в среднем у меня уходило €20 в день на продукты», — вспоминает обозреватель «Вестей FM» Ольга Арсланова, учившаяся в университете Paris VIII.
Сэкономить позволяла кухня в студии, которую она снимала в пригороде Сен-Дени примерно за €900 в месяц. «Нас разместили просто шикарно по сравнению со студентами, которые живут в центре города в клетушках на 6-7 м2!» — вспоминает Арсланова.

Те, кто получает второе образование дистанционно, от таких проблем избавлены. Но вовсе не потому, что обучение им обходится дешевле. Вице-президент НОМОС-банка Андрей Широков, который закончил курс Global Executive в американском Duke University, говорит, что пять сессий по две недели, с перелетом в Северную Каролину, а также недельные стажировки в разных странах (Брюссель, Будапешт, Дели, Сингапур, Рио-де-Жанейро, Буэнос-Айрес) обошлись ему в $20 000. Правда, в его случае университет обеспечивал проживание в гостинице во время сессии, что входило в стоимость обучения ($115 000-120 000). «Если сравнивать, где получать МВА — в Лондоне или в США по программе раз в квартал на две недели, то надо просто смотреть, что удобнее, — советует он. — Мне, учитывая график работы, было удобнее летать в Штаты. А по расходам две недели в квартал жить в США — это примерно то же самое, что полгода каждый второй уикенд летать в Лондон».

Собственно, для того, чтобы оценить привлекательность инвестиций в западное бизнес-образование, не обязательно сидеть с калькулятором. За вас это уже сделали рейтинговые агентства — баллы школам присуждаются в первую очередь на основе карьерных успехов выпускников. По словам Екатерины Кравченко, несмотря на отсутствие такой формы трудоустройства, как распределение, каждый выпускник уверен, что без работы с начальным годовым уровнем зарплаты £60 000 в год не останется. «Окупаемость всех твоих затрат — это первое, что учитывается при рейтинговании школ на Западе, — говорит она. — У нас в London Business School стоимость обучения с учетом процентов за кредит и накладных расходов окупалась за пять лет». Единственный минус: при расчетах учитывают зарплаты, которые готовы платить западные, а не российские работодатели.

Как бороться за рентабельность диплома

Можно получить одно высшее образование и успешно идти по карьерной лестнице. Среди деловой и политической элиты таких людей большинство. На другом полюсе — обладатели нескольких дипломов, интереснейшие собеседники, которые до пенсии сидят в младших научных сотрудниках. Оптимальный подход — рассматривать обучение как инвестицию и совмещать его с карьерным ростом.
Нужно только найти верный алгоритм образования, определиться с образовательными учреждениями, очередностью их окончания и режимом обучения. Иначе случится очередное горе от ума, а потраченные время и деньги не принесут удовлетворения ни вам, ни работодателям.



По данным исследования, проведенного полгода назад компанией Begin Group, большинство желающих получить второе образование рассматривают новые знания как катализатор карьерного роста и способ повысить свои доходы. Видимо, поэтому наибольшей популярностью пользуются специальности «менеджмент» (32%), «финансы и кредит» (21%), «бухучет, анализ и аудит» (19%) и «юриспруденция» (8%).

СНАЧАЛА БОЙ, ПОТОМ УЧЕНЬЕ

Хедхантеры предупреждают, что второй диплом не является гарантией успеха в состязании с другими претендентами на место, не говоря о повышенной зарплате. Руководитель департамента набора персонала кадровой компании Manpower Виктория Пятница считает, что порядка 90% работодателей в первую очередь требуют от кандидатов опыта работы, а уже потом интересуются дипломом. А о наличии второго высшего образования или МВА вообще спрашивают только 10%.

Те, кого готовы брать даже без опыта, — как правило, выпускники технических вузов. «Дикий дефицит инженерных специальностей. Найти 40-летнего вменяемого инженера практически невозможно», — сетует генеральный директор компании «Базэл-цемент» Дмитрий Савенков. Сам он, впрочем, при наличии первого технического образования в 1998 г. получил второй диплом экономиста в Московском институте коммунального хозяйства и строительства, а сейчас зарабатывает степень MBA в Стокгольмской школе экономики.

Но даже если вам удалось устроиться на престижную работу, дополнительный диплом не гарантирует ускоренного продвижения по службе. Опрос, проведенный исследовательским центром портала Superjob.ru специально для , показал, что только у 38% респондентов карьерный рост ускорился после получения второго образования. Почему? Работодатели требуют применить новые знания на практике. А сделать это без опыта работы сложно. Потому и доказать обоснованность притязаний на повышенную зарплату удается далеко не всем.
 
Старший консультант рекрутинговой компании «Консорт» Мария Костьева считает, что именно поэтому специалисты среднего управленческого звена стремятся получать второе высшее образование с определенной специализацией, а топ-менеджеры больше склоняются к программам MBA. Без соответствующего опыта даже степень бизнес-администрирования, полученная в западном университете, ничем не поможет кандидату на должность. «Мы совсем недавно столкнулись с ситуацией, когда девушка, получавшая $2500 в месяц, вернулась в Россию после обучения в Европе и подняла свои зарплатные ожидания до $5000, мотивируя это приобретенными знаниями, готовностью их отдать на благо компании и необходимостью возвращать кредит, взятый на получение MBA», — привела пример Костьева. По ее словам, компания даже не стала приглашать девушку на интервью.
 
ПРАКТИКА ПЛЮС ОБУЧЕНИЕ

Дмитрий Скотников, консультант компании Pynes & Moerner, предоставляющей услуги по поиску и подбору руководителей высшего звена, убежден, что успешный практический опыт работы заслуженно оценивается выше дополнительного диплома. «Само по себе второе образование не повышает стоимость человека.
 
А если он окончил один вуз и сразу пошел учиться дальше, это даже настораживает. Получается, что человек учится ради учебы, а не для того, чтобы применять какие-то знания в жизни», — говорит он. С другой стороны, хедхантеры признают, что по ряду профессий специалистам необходимо постоянно пополнять теоретическую базу. Скотников считает, что в первую очередь это относится к юристам и финансистам.

Топ-менеджеры со вторым образованием никогда не жалеют о времени или деньгах, потраченных на его получение. Во всяком случае, найти таких не удалось. Управляющий УК «Райффайзен Капитал» Владимир Соловьев уверен, что все качественные изменения в его карьере так или иначе были связаны с получением нового образования. После получения диплома МИРЭА в 1995 г. он сдал экзамен на получение квалификационного аттестата Минфина РФ (аналог нынешнего аттестата ФСФР), а второе высшее образование получил в Высшей школе экономики в 1997 г., уже работая на рынке ценных бумаг.

В 2000 г. Соловьев решил продолжить обучение по программе CFA (Chartered Financial Analyst — глобальный стандарт для профессионалов в области инвестирования). «Уровень нагрузки порой зашкаливал. Зато вскоре после получения сертификата CFA я сменил амплуа трейдера на должность управляющего активами в крупном международном холдинге», — говорит Соловьев.

Член правления и директор по корпоративным проектам Nestle Russia Сергей Грачев говорит, что просто любит учиться и не считает себя карьеристом: «Дополнительное образование помогает человеку развиваться и идти дальше, хотя само по себе не гарантирует успеха». Тем не менее с 2002 г. его зарплата выросла почти в 3 раза. За это время он прошел курс обучения по программе МВА в Международном институте менеджмента ЛИНК, стал членом правления Nestle Russia и «приблизил свои познания к российским условиям» в ВШЭ, получив степень Executive MBA по специальности «менеджмент».

За последний курс он заплатил $14 500. «MBA не является гарантией карьерного роста. Сложно сказать, как быстро окупаются вложения. Просто любое хорошее образование ставит все на свои места, расширяет сознание. Человек лучше понимает, что ему нужно, и стремится реализовать полученные знания», — говорит теперь Грачев. При этом он сам не станет платить более высокую зарплату обладателю диплома MBA или второго высшего образования за работу, которую можно выполнить и с одним дипломом.

А Михаил Мазаев, генеральный директор «Дом.ру-Столица», подразделения риелторской компании «Домострой», и не рассчитывал на какие-то радикальные изменения, отправляясь в 1999 г. в Школу международного бизнеса при Академии народного хозяйства при Президенте России.

«Мы были одними из первых студентов МВА, когда такие программы только появились в России, — рассказывает менеджер. — Но я и не думал, что за учебу мне прибавят зарплату. Первое образование у меня техническое — Московский институт железнодорожного транспорта, и я тогда уже работал вице-президентом “Домостроя”, в котором начинал риелтором. Просто мне нравилось общаться с другими студентами: люди из бизнеса, новые контакты, новые партнеры».

ВЕРХИ НЕ ХОТЯТ

Для получения дополнительного образования часто приходится идти на компромисс с работодателем, а иногда даже соглашаться на понижение зарплаты. А те компании, которые готовы поддержать сотрудников в их стремлении к совершенствованию (в том числе путем частичной или полной оплаты образования), предпочитают подстраховаться. Виктория Пятница говорит, что обычно условием такого финансирования является согласие работника не увольняться в течение какого-то периода, при том что зарплата во время моратория может не увеличиваться или увеличиваться незначительно.

Стандартный срок обязательной отработки — три года. Директор департамента корпоративного финансирования ИФК «Метрополь» Екатерина Аханова рассказывает, что закончила Институт культуры (сейчас — МГУКИ) по специальности «экономика и управление на предприятии социально-культурной сферы» в 1999 г. Но уже с 1997 г. она совмещала учебу с работой в инвесткомпании ЕСН. «Потом, в 2000 г., на работе начался спокойный период, и я решила, что корочка престижного вуза лишней не будет», — говорит Екатерина. Обучение в магистратуре Финансовой академии при

Правительстве РФ Аханова оплачивала пополам со своим работодателем. В итоге в ЕСН она отработала шесть лет, несмотря на растущий спрос на ее специальность и поступающие предложения.
Невзирая на такие издержки, сценарий получения второго образования без отрыва от производства специалисты считают оптимальным для дальнейшего карьерного роста. Обучающиеся разделяют эту точку зрения — одновременно учатся и работают более 80% из них. Но положительных примеров принесения работы в жертву учебе тоже немало.
 
В первую очередь это относится к зарубежному образованию, дополнительный плюс которого — возможность в перспективе устроиться в крупную международную компанию. «Есть некий предел, особенно в зарубежных компаниях, куда без определенного диплома не устроиться. Речь главным образом идет о позициях, близких к топовым», — отмечает исполнительный директор компании MBA Consult Виктория Пралич. Правда, в России степень MBA может не помочь: официальные государственные органы не признают такое образование в качестве профильного высшего. Если вы нацелились на то, чтобы в перспективе стать членом правления или президентом банка, то получать диплом юриста или экономиста придется независимо от наличия бизнес-образования. В противном случае ваша кандидатура не будет утверждена Банком России.

Получение MBA в западной бизнес-школе стоит в среднем $40 000 в год без учета затрат на проживание. Как говорит Пралич, средний период окупаемости — 4-5 лет. «Рассчитывать на рост зарплат в 15-20% после получения степени в бизнес-школе, конечно же, можно и нужно. Но больше шансов получить прибавку у тех, кто получает Executive MBA или учится, не отрываясь надолго от бизнеса — например, уезжая три раза в год на двухнедельные сессии в Европу», — советует Мария Костьева.

Но преимущества МВА с тех пор, как эта степень стала доступна российским студентам, сильно померкли. Михаил Жеребцов, заместитель генерального директора по развититю ОАО «Росжелдорпроект», в 1992 г. учился на экономфаке МГУ, когда его как отличника отобрали для получения МВА во Франции. «Конечно, я рассчитывал, что, вернувшись, буду претендовать на большую зарплату и карьерный рост, и на стартовом этапе степень МВА помогла мне устроиться, — рассказывает Жеребцов. — В 1993 г. я приехал из Франции, меня тут же взяли во французскую компанию “Корвард Новотель”, которая открывала гостиницу в Шереметьево-2.

Они, когда узнали, что я учился в западной бизнес-школе, сразу предложили. Брали вне всякой конкуренции. Потом работал в Deloitte & Touche. А вот после международной практики, когда захотелось занимать все-таки топовые позиции в российских компаниях, МВА уже не играла вообще никакой роли — последние лет десять».

В международных компаниях МВА все еще ценят, но там и бурная карьера — исключение. Во-первых, в качестве кандидатов на повышение рассматриваются сотрудники не только из подразделения, о котором идет речь, и не только россияне, если дело происходит в российском филиале, но и граждане всех стран СНГ. Во-вторых, рассказывает Жеребцов, процессы жестко регламентированы, шансов стать звездой немного. Да и вознаграждение не слишком шикарное, говорит он: «Если устраиваешься в Европе, сразу после бизнес-школы будешь получать €2500-3000. К 35 годам — €4000, а к пенсии — €5000-6000. Вот и весь рост.

Никто не позволит в той же Франции русскому человеку стать гендиректором парижского банка. Да, ты можешь даже получить назначение директором по Восточной Европе. Но самым главным не станешь никогда. Вся жизнь понятна и расписана».

Да и в России, где подразделения международных компаний тоже обращают внимание на наличие МВА, не разгуляешься. «Например, Auchan платит, исходя из национальной зарплаты, — говорит Жеребцов. — К примеру, по Москве средняя зарплата составляет 28 000. Ну вот и будет стартовая позиция — полторы средних зарплаты по региону. Это все, на что готовы пойти французы. Да, это чуть выше среднего, но в принципе для MBA недостаточно. Даже не окупишь затраты на обучение».

Российская MBA окупается быстрее из-за сравнительно низкой стоимости обучения. Так, начальник департамента внутреннего аудита «Газпром нефти» Станислав Ильичев, получающий сейчас степень бизнес-администрирования в Академии народного хозяйства, рассчитывает вернуть затраты за 2-3 года. Но и это не рекорд скорости. Ирина Кирсанова в 2002 г. получила свой второй диплом в Московской академии предпринимательства по специальности «маркетинг и реклама». После учебы она сразу же нашла новую работу маркетолога-аналитика с бонусом 35% к предыдущей зарплате. Еще через полтора года Кирсанова поступила в одну из первых российских бизнес-школ MIRBIS и почти одновременно устроилась в инвестиционное управление Главмосстроя с прибавкой к зарплате примерно 30%. Степень MBA она получила, уже будучи руководителем департамента маркетинга и консалтинга компании Astera Oncor. В итоге обучение в MIRBIS стоимостью $6500 Ирина окупила за 4-5 месяцев. Теперь она работает директором по маркетингу в «Пересвет-Инвесте» — разумеется, тоже с увеличением дохода.

Впрочем, правил и четкого срока возврата образовательных инвестиций быть не может. Старший консультант компании Ward Howell International Мария Янковская, закончившая программу MBA в Чикагской школе бизнеса, считает, что связь между получением нового диплома и изменениями в зарплате «если и есть, то нелинейная». Что это дало ей самой? «С одной стороны, понимание, что это вовсе не какое-то сокровенное знание, — отвечает она. — С другой — возможность говорить с клиентами и кандидатами на одном языке. Если без шуток, то, конечно, образование дало новые знания, идеи, контакты. Но не то, о чем вы спрашиваете, — никакой прибавки к зарплате».
Доходность дипломов оценивали: Наталия Биянова, Анастасия Бокова, Александр Вершинин, Анастасия Герасимова, Алексей Каменский, Александр Кияткин, Игорь Моисеев, Наталия Орлова, Светлана Петрова, Екатерина Самородова, Оксана Шевелькова

________________________________________
14 лет тюрьмы может получить владелец фальшивого диплома в Гонконге. Кое-где наказания может и не последовать: шведский министр труда Свен-Отто Литторин, уличенный год назад в подлоге, даже не был уволен.
$6,6 млрд составил совокупный бюджет всех бизнес-школ США в прошлом учебном году. При этом на одну школу приходится лишь $14 млн.
39 заведений, выдававших фальшивые дипломы, было закрыто в США в середине 1980-х в результате проведения операции DIPSCAM. В 2000 г. американский рынок фальшивок оценивался в $200 млн.
1/3 выпускников бизнес-школ в течение 10 лет после выпуска занимают один из трех высших постов в руководстве своих компаний.


www.smoney.ru