Отзывы о банках


InfoBank.by – Все банки Беларуси  >  Все статьи по финансам и банкам  >  Совзагранбанки — свои среди чужих

Совзагранбанки — свои среди чужих

Система совзагранбанков долгое время была для простых смертных терра инкогнита, а для советского государства — входным билетом на рынки стран с развитой экономикой. О том, как она функционировала, по каким критериям отбирались руководители для наших банков за рубежом, как оплачивался их труд, в интервью «БО» рассказал человек, который, наверное, на сегодняшний день знает о совзагранбанках больше, чем кто-либо еще, — председатель Совета директоров НК «ЮКОС», экс-глава ЦБ РФ Виктор Геращенко.

— Виктор Владимирович, вам довелось несколько лет проработать в различных совзагранбанках. Насколько эффективной была их система, и с какими целями они в принципе были созданы?

Виктор Геращенко— Сейчас немодно хвалить то, что было создано при советской власти, однако в данном случае могу со знанием дела утверждать: система совзагранбанков была в высшей степени эффективной и отлаженной. Во многом потому, что создаваться она начала практически в первые же годы советской власти, когда даже пламенные большевики вынуждены были признать истину, высказанную в одной цыганской песне: «Без денег жизнь плохая, не годится никуда». Были куплены два русских купеческих банка в Лондоне, деятельность которых после революции фактически прекратилась, и на базе этих структур был сформирован один из крупнейших совзагранбанков — Московский народный банк (МНБ). Затем в 1925 году тогдашний нарком внешней торговли Лев Борисович Красин приобрел созданный в 1921 году парижский BCEN-Eurobank. Эта финансовая организация долгое время оставалась загранбанком, который активно принимал средства СССР на долларовые счета и счета, номинированные в европейских валютах. Таким образом, советскому государству удавалось страховать свои тогда не слишком большие финансовые резервы от возможных катаклизмов. Впоследствии было создано несколько отделений МНБ в различных странах, например в Ливане (1963 г.) и Сингапуре (1971 г.). Швейцарцы предложили в 1965 году создать загранбанк в Цюрихе для того, чтобы Советский Союз мог торговать золотом не только в Лондоне. Затем появился загранбанк в Австрии, и вскоре после его появления с инициативой создания аналогичной структуры в ФРГ выступило тогдашнее руководство Германии. Так и возникла целая сеть совзагранбанков в мире.

Хотел бы повторить: система, выстроенная в течение нескольких десятилетий, работала до конца 90-х годов прошлого века очень четко, каких-либо серьезных сбоев в ее деятельности я не припомню. Совзагранбанки играли огромную роль: они долгое время были настоящими «форточками», через которые СССР мог «заглядывать» в Европу. После революции, в разгар войны между нашей страной и Германией, во время «холодной войны» захлопывались не только двери, но и окна — фактически прерывались все экономические отношения между СССР и странами с рыночной экономикой. Но загранбанки продолжали действовать и в эти периоды, более того, французский совзагранбанк существовал даже во время оккупации Франции немцами.

— Но, по-видимому, он тогда был перепрофилирован: работал не на СССР, а на нового хозяина в лице фашистской Германии?

— Нет. В банке, конечно, была проведена изрядная чистка кадров. Прежде всего, сменили руководство: вместо банкиров, которые раньше стояли во главе этой структуры, посадили человека из крупной аудиторской компании. В его обязанности входило фактически только одно: следить, чтобы заемщики вовремя погашали кредиты, выданные банком. Надо отдать ему должное: его работа оказалась настолько успешной, что к моменту освобождения Франции выяснилось — у банка активы больше пассивов, то есть он вполне кредитоспособен. Поэтому французские коммунисты, которые играли немаловажную роль в послевоенном французском правительстве, выступили за то, чтобы банк сохранить.
— Ну, наверное, окончательное решение по этому вопросу все же принимали не в Париже, а в Москве?

— Конечно. Однако совзагранбанки всегда стремились налаживать хорошие отношения с правительствами стран, в которых им довелось работать. Поэтому мнение местных властей по вопросам, касающимся деятельности банков, непременно учитывалось. Конфликты были невыгодны ни одной из сторон.
— А как подбирались сотрудники для этих структур? Команды совзагранбанков в полном составе «засылали» из СССР или практиковался наем местных специалистов?

— Большую часть сотрудников, конечно, набирали в той стране, где банк работал. Местные власти устанавливали квоты на советских специалистов: их число в структуре не должно было превышать определенного количества. При этом руководителей банка, конечно, присылали из Москвы, и могу вам сказать, что в этой системе случайные люди посты топ-менеджеров не занимали.
— Неужели правдивы слухи о том, что занять такой пост можно было только по блату?

— Как раз нет: блата в этой системе практически не было, отбор специалистов на должность руководителя загранбанков был очень жестким. Отбирали по профессиональным качествам, конечно, учитывалась и «чистота» биографии, и способность человека работать в коллективе, руководить людьми. В конце концов, совзагранбанки не только финансировали крупные сделки, проводимые советским правительством за рубежом, но и способствовали повышению имиджа страны. Если они работали эффективно, то в целом более эффективной считалась и работа всей советской финансовой системы. В то же время любой скандал вокруг совзагранбанков был чреват репутационными издержками не только для них и конкретных руководителей, но и для СССР в целом.
— А скандалы все же были?

— На моей памяти был всего один — в сингапурском отделении Московского народного банка. Работа отделения оказалась убыточной, руководителя отозвали в Москву, обвинили в коррупции и воровстве и посадили. Срок дали довольно большой и явно не по «заслугам». В том, что отделение продемонстрировало не лучшие результаты, был виноват не столько этот человек, но и вполне объективные экономические факторы: сингапурская экономика пострадала в результате первого энергетического кризиса, разразившегося в середине 70-х годов. Плюс к тому закончилась война во Вьетнаме, войска США были выведены из региона, а за долгие годы войны экономика стран АСЕАН уже «подсела» на обслуживание американского контингента. В совокупности все эти факторы и привели к «провалу» отделения.

Однако это — единичный случай, а успехов и достижений у совзагранбанков было гораздо больше. Интересный прецедент имел место, например, во время моей работы в ливанском отделении МНБ. Тогда, после Шестидневной ближневосточной войны, европейские страны и США отказались предоставить кредиты Египту и Сирии на закупки продовольствия. МНБ вместе с еще пятью крупнейшими иностранными банками предоставлял этим странам синдицированные займы на шесть месяцев с маржой в 2,5% годовых и с общим объемом в течение трех лет до 3 млрд долларов США. Это стало настоящей сенсацией, все банкиры в мире завидовали таким условиям предоставления кредита!

— Они посчитали маржу слишком высокой?

— Запредельно высокой. В те времена сделка считалась удачной, если банку удавалось получить маржу на уровне 0,5%. Нам тогда говорили, что мы непомерно рискуем — страны-заемщики не будут возвращать кредиты с такими процентами.
— Но они вернули?

— Вернули полностью и в срок, поскольку без муки и хлеба в этих странах был бы голодный бунт.
— Вернемся к кадровому вопросу. Вы сказали, что блата в той системе не было, но уж точно была заинтересованность специалистов в том, чтобы попасть в загранбанк. Здесь, наверное, платили лучше, чем в системе советских банков?

— Лучше. Но я бы не стал преувеличивать разрыв между зарплатой специалистов, посланных в загранбанки, и зарплатой специалистов, работавших в России. Номинально наши зарплаты, конечно, были достаточно высокими, однако мы были обязаны сдавать «разницу». Так что на деле получалось не так уж много.
— Что это значит — сдавать «разницу»?

— По статусу руководители загранбанков были приравнены к торговым представителям в различных странах. Соответственно, мы должны были получать столько же, сколько они. Однако номинально наша зарплата была намного выше, на уровне руководителей банков стран пребывания. Вот эту самую разницу между цифрой, прописанной в ведомости, и реальной цифрой доходов, мы должны были возвращать на счета в банк. То есть государству.
— Почему же нельзя было сразу написать истинную цифру зарплаты? Зачем была нужна эта двойная бухгалтерия?

— По простой причине: совзагранбанки работали в странах с рыночной экономикой, следовательно, они должны были предлагать местным специалистам рыночные условия труда. Если бы в ведомостях отражали мою истинную зарплату, как руководителя совзагранбанка, выходило бы, что я получаю в три-четыре раза меньше менеджера среднего звена. Понятно, что такая ситуация выглядела бы совершенно абсурдно, поэтому при назначении в совзагранбанк руководителя ему сразу объясняли: все, что сверху, подлежит обязательной сдаче.
— А руководители совзагранбанков беспрекословно сдавали «разницу»? Не было попыток ее «зажать»?

— На моей памяти глава одного из загранбанков в Европе в начале 90-х годов отказался делать это. В качестве аргумента он сослался на то, что сын тогдашнего крупного правительственного чиновника, работавший в ЮНЕСКО, не сдает «разницу». Однако нашего банкира достаточно быстро заставили прекратить этот «бойкот» общего правила.
— Но, наверное, даже с учетом этого зарплата руководителей совзагранбанков была достаточно высокой?

— Это так. Однако повторюсь — не надо строить себе иллюзии, что, побыв два-три года на этом посту, можно было обогатиться на всю оставшуюся жизнь. Да, можно было, вернувшись на Родину, купить кооперативную квартиру или машину. Но специалистов прельщало не столько это, сколько масштаб задач, который ставился перед ними, перспектива карьерного роста, которая открывалась перед ними в случае, если они удачно руководили или работали в загранбанке. Наконец, не стоит забывать и о том, что работа за рубежом позволяла наладить очень ценные контакты с руководителями крупнейших мировых банков страны пребывания. По своему опыту скажу, что мне годы, проведенные на посту руководителя в различных совзагранбанках, очень помогли при работе в Союзе.
— Вы сказали, что местным специалистам платили рыночные зарплаты. А как их в принципе нанимали и что прельщало их в работе в совзагранбанке, кроме высоких зарплат?

— Конечно, с имиджевой точки зрения, работа в советском финансовом учреждении не считалась суперпрестижной. Поэтому условно местных сотрудников наших банков можно было подразделить на две категории. Первые — это те, кому не посчастливилось по каким-либо причинам сделать карьеру в местных банках. Это ни в коем случае не означает, что в совзагранбанки брали никудышных специалистов, которые никому были не нужны, — обстоятельства могли сложиться по-разному, человеку могло просто не повезти в том банке, где он до этого работал. Вторая категория сотрудников — это люди, связанные со спецслужбами.
— Завербованные КГБ?

— Нет, не с нашими спецслужбами, а с местными. Не думайте только, что их «засылали», чтобы дестабилизировать деятельность совзагранбанков или узнать какие-то тайны. Местные власти, как я уже говорил, были заинтересованы в том, чтобы совзагранбанки работали нормально и без скандалов. «Службисты» время от времени отговаривали нас от сделок, которые, на наш взгляд, выглядели совершенно нормальными, а на их взгляд, являлись чрезмерно рискованными. Их настойчивость в данных вопросах означала, что они владеют какой-то информацией, которой по очевидным причинам не владеем мы.
— Да, жизнь совзагранбанков, судя по вашему рассказу, легкой не назовешь. А что вы думаете о нынешних банковских «дочках», принадлежащих коммерческим структурам? Оправданно ли их существование с экономической точки зрения?

— Думаю, что в большинстве случаев неоправданно. Хотя бы потому, что это — не нормальные банки, а, скорее, некие расчетные кассы для крупных клиентов. Только эти клиенты, если им приспичит, смогут провести все необходимые им операции не через наши «дочки», а через иностранные банки — те предлагают и более широкий спектр услуг, и более высокий уровень надежности операций. Говорить же о том, что какой-либо из российских коммерческих банков способен на сегодняшний день создать эффективно работающую филиальную сеть за границей, вообще смешно. Люди там прекрасно видят, что наши банки не являются публичными, с чего вдруг они начнут доверять им свои средства? А коль скоро так, значит, банки, создавая своих «дочек» за рубежом, преследуют сейчас преимущественно имиджевые цели. Или пытаются оказывать своим корпоративным клиентам услуги, в которых компаниям могут отказать европейские банки.

 Досье «БО» 

Виктор Владимирович Геращенко родился 21 декабря 1937 года в Ленинграде. В 1960 году окончил Московский финансовый институт. Профессор, доктор экономических наук. В 1960–1961 годах работал бухгалтером Госбанка СССР. С 1961 по 1965 год — бухгалтер, инспектор, эксперт, начальник отдела Внешторгбанка СССР. С 1965 по 1967 годы — директор Московского народного банка (Moscow Narodny Bank ) в Лондоне. 1967–1972 годы — заместитель управляющего, управляющий отделением Московского народного банка в Ливане. 1972–1974 годы — замначальника управления Внешторгбанка СССР. 1974–1977 годы — председатель правления Советского банка в ФРГ. С 1977 по 1982 год — управляющий отделением Московского народного банка в Республике Сингапур.

С 1982 года — начальник управления, зампредседателя правления Банка внешнеэкономической деятельности СССР. 1983 –1985 годы — заместитель председателя правления Банка для внешней торговли СССР. 1985–1987 годы — первый заместитель председателя правления Внешторгбанка СССР. 1988–1989 годы — первый заместитель председателя правления Банка внешнеэкономической деятельности СССР. 1989–1991 годы — председатель правления Государственного банка СССР. 1991 год — председатель Государственного банка СССР. 1992 год — руководитель департамента по вопросам кредитно-денежной политики Международного фонда экономических и социальных реформ «Реформа». 1992–1994 годы — председатель Центрального банка России.

1994–1995 годы — работа в научно-исследовательском институте банка России. С 1996 года — председатель правления Международного Московского банка. 1998 год — председатель Центрального банка РФ. В ноябре 1998 года назначен управляющим от России в МВФ. В начале сентябре 2002 года заявил, что не намерен оставаться на посту главы ЦБ на новый срок (срок полномочий истекает в сентябре 2002 года). 15 марта 2002 года досрочно отправлен в отставку с поста главы ЦБ РФ.


Текст: Анастасия Скогорева

"Банковское обозрение", №8, август 2007 г


Курсы валют НБ РБ