Райффайзен-Лизинг - лидер
 
Компания СООО «Райффайзен - Лизинг» заняла в рейтинге белорусских лизинговых компаний за 2007 год второе место. При этом она фактически является лидером среди коммерческих лизинговых компаний на белорусском рынке. О достижениях Райффайзен – Лизинг в текущем году и планах в будущем, влиянии мирового финансового кризиса на работу компании и, в целом, на финансовый рынок нашей страны мы беседовали с Генеральным директором компании Максимом Лисицким.


Максим, расскажите, пожалуйста, немного об истории возникновения и развития Райффайзен– Лизинг?

Компания Райффайзен-Лизинг была создана во второй половине 2005 года фактически с чистого листа. Учредителями компании стали «Приорбанк» ОАО (70%) и Австрийская компания «Райффайзен-Лизинг Интернешнл»(30%). Первую сделку компания провела уже в ноябре 2005 года. При этом хочу сказать, что на тот момент структура Приорбанка в связи с приходом иностранного инвестора трансформировалась.

Лизинговые компании Приорбанка, которые являлись внутренними структурами банка, на тот момент ушли с рынка. Райффайзен-Лизинг не является преемницей ни одной из них. Единственной компанией, которая сохранилась, является Приорлизинг. Он существует и сегодня, но лизинговую деятельность не ведет и имеет другой профиль, являясь агроединицей Приорбанка.

А как лично Вы попали в Райффайзен-Лизинг?

Мой трудовой путь не очень увлекателен. До Приорбанка только 8 месяцев я работал в российской компании Вимм-Биль-Данн. А с 1994 года в разных должностях я работаю в Приорбанке, уже 14 лет.

Максим, Вы имеете возможность сравнения. На Ваш взгляд, в чем особенность работы лизинговой компании по сравнению с банком? Почему рынок лизинга на порядок слабее банковского сектора?

Лизинг во всем мире на порядок слабее банковского сектора, так как лизинг - это один из финансовых продуктов, который в силу разных причин во всем мире принято выделять в отдельное юридическое лицо, а не вести этот бизнес с баланса банка. Если взять, например, Райффайзен-Лизинг, то де-юре это отдельное юридическое лицо, а де-факто - одно из направлений бизнеса Приорбанка, не более того. Во всем мире наблюдается такая же ситуация - в классическом случае лизинговая компания составляет порядка лишь 10 % активов банка.

Скажите, пожалуйста, какими особенностями обладает белорусский рынок лизинга?

В данный момент активных игроков на нашем рынке лизинга не более десятка, это при общем количестве лизинговых компаний - более сотни. Разрыв со всеми остальными лизинговыми компаниями просто огромен.
Компания Райффайзен-Лизинг в рейтинге за 2007 год занимает вторую позицию после Промагролизинга.

Какие у Вас преимущества перед конкурентами в это сложное время?

Да, в отношении нашей позиции в недавнем рейтинге лизинговых компаний все верно. Но мне хотелось бы отметить, что Райффайзен-Лизинг и Промагролизинг абсолютно не похожи, так как работают совершенно в разных сегментах рынка.

Промагролизинг - это уважаемая и профессиональная структура, но в основном обслуживает интересы аграрных предприятий страны, можно даже сказать, что обслуживает фактически государственные интересы в сфере сельского хозяйства, финансируют закупки техники, ведь потребности у сельского хозяйства очень большие.

Мы же позиционируем себя по-другому, мы - коммерческая структура. И если говорить о негосударственных компаниях, то Райффайзен-Лизинг - лидер рейтинга среди всех коммерческих лизинговых компаний. Близкие к лизингу люди это знают.

Хотите ли Вы быть абсолютным лидером?

Мы не стремимся стать больше, чем Промагролизинг, у нас другие задачи. Мы представляем крупную западную финансовую группу, в этом году по состоянию на 1 октября объем профинансированных нами сделок составил 45-46 млн.евро. Это реальные деньги, которые наша компания влила в наших клиентов. До конца года по нашим расчетам мы выйдем на сумму 55 млн. евро. Такие показатели довольно серьезны для белорусских лизинговых компаний, и по нашим подсчетам, ближайшие конкуренты отстают от нас в разы.
 
Какова структура лизингового портфеля Вашей компании?

Наш портфель ориентировочно таков - 30% транспорт, 50 % недвижимость и оставшиеся 20% оборудование.

Белорусские лизинговые предприятия практически на 100% работают с предприятиями-импортерами. А между тем, в перспективных планах четко обозначено развитие белорусского экспорта. Верите ли Вы в возможность роста экспортного лизинга?

Эта тема специфическая. Во всем мире экспортный лизинг развивается двумя путями. Первый – когда государство, развивая свой экспорт, предоставляет более дешевое финансирование для стимулирования сбыта. Второй – когда крупные производители имеют при себе лизинговые компании, обеспечивающие финансирование иностранных покупателей опять же для стимулирования сбыта товаров этих производителей. Такие компании есть у крупных автопромышленных компаний, например, Вольво Финанс, Скания Кредит. Кстати, они работают с белорусскими клиентами и являются нашими конкурентами.

Я считаю, что у нас нет экспортного лизинга, так как у нас нет дешевых денег, мы не можем конкурировать по стоимости финансов с Германией, Швецией. Боюсь, даже если будет создана специализированная государственная лизинговая компания, нужного эффекта она не произведет, а бюджетные деньги будут потеряны.

Между тем, последнее время белорусская техника хуже продается даже в России, дело только в отсутствии финансовой поддержки сбыта или влияет мировой финансовый кризис?

Да, техника плохо продается потому, что наступил кризис. Кризис есть в Москве. И в Минске он стал вполне реально влиять на нас. Можно, конечно, закрывать глаза или делать вид, что кризиса нет, но это продлится недолго.



Как будет реагировать на кризис Ваша компания? Будете ли Вы в связи с этим изменять свои долгосрочные планы?

В связи с кризисом мы будем делать то же, что и другие международные финансовые институты. Мы в данном случае неоригинальны, мы не пытаемся делать вид, что у всех одна ситуация, а у нас – другая.

Во время кризиса кто-то не удержит свои позиции на рынке, но те, кто удержится, станут сильнее, так как займут место выбывших. Мы почти уверены, что будем относиться ко второй категории. В таких ситуациях, когда идет спад в экономике, важно обладать запасом прочности, тогда можно пройти кризис с приобретениями.

Если говорить о Райффайзен-Лизинг как о части большой структуры, мы пока не очень переживаем за свою ликвидность. В части работы с клиентами совершенно очевидно, что все финансовые институты, и мы в том числе, станем осторожнее, потому что после первой волны, прокатившейся по финансовому сектору, кризис начинает чувствовать на себе и реальный сектор. Наверняка, более сильно пострадает строительство, транспорт, возможно, это будут не лучшие времена у ритейла. Поэтому мы однозначно станем более избирательны к клиентам, отраслям и объектам лизинга.

Структура нашего портфеля существенно не изменится и количественно он не упадет, хотя приоритеты по финансированию сделок будут немного смещены. Мы будем делать акцент на финансирование более крупных и высоконадежных проектов, наверное, мы будем ориентироваться также на уменьшение количества сделок, но на увеличение их объема и качества.

Работаете ли Вы сейчас с клиентами, которые не находятся на обслуживании в Приорбанке?

Нет, в условиях определенного дефицита ресурсов сейчас мы этого не делаем.

Над чем Вы работаете сейчас?

В данный момент мы работаем над тем, чтобы просто получать те деньги, которые доступны сегодня. Многие вообще не могут получить никаких денег. Мы получаем, правда на худших условиях, чем получали еще три месяца назад. Ставки, конечно, выросли и на докризисный уровень вернутся не скоро. Нужно это осознать и правильно понимать ситуацию. Но даже если условия еще ухудшатся, мы все равно будет привлекать в страну деньги. Это лучше, чем вообще ничего не привлекать - экономика должна жить.

Каков Ваш прогноз по длительности кризиса?

Насколько кризис будет глубоким и долгим, я думаю, знают немного людей в мире. В данной ситуации мы выступаем в роли ведомых, мы не можем играть в этом кризисе значимой роли. К сожалению, сейчас нет никаких поводов для оптимизма. У кого-то может создаться впечатление, что изменения нас не затронут. Но думаю, это не так. Затронут, мы это почувствуем по своему экспорту.

Неужели нет никаких положительных моментов?

Есть. Например, когда белорусские банки начали прекращать финансирование клиентов, я, честно говоря, начал готовится к ажиотажному спросу. Но его как такового не было. Спрос увеличился, но не на много. Меня очень порадовала трезвая позиция наших клиентов, которую я бы выразил так –«неизвестно как отразится этот кризис на моем бизнесе, поэтому я пока подожду, не буду расширяться…»

Вот после этого я начал гордиться нашими бизнесменами. Я был приятно удивлен, что уровень понимания людей, делающих в нашей стране реальный бизнес, гораздо выше, чем многие думают.

Возвращаясь опять к кризису, можно сказать, что на мой взгляд, коллапса быть не должно, но пояса придется подтянуть потуже. Возможен еще один положительный вариант - когда люди на развитых рынках начнут считать свои деньги и покупать товары подешевле, тогда отрасли, ориентированные на работу в дешевом ценовом диапазоне – вырастут.

Благодарю Вас за интересный и откровенный разговор. Удачи Вам и компании Райффайзен-Лизинг сейчас и в будущем.
www.infobank.by
Беседовала Екатерина Смирнова.



сундук