Отзывы о банках



Путь дракона

Китайцы продолжают скупать известные IT-бренды, получая доступ на рынки Европы и США. Следующим стратегическим приобретением может стать Motorola

Вскоре все телефоны Motorola могут обзавестись надписью Made in China — западные информагентства пестрят новостями о возможном приобретении китайской телекоммуникационной компанией ZTE телефонного бизнеса североамериканцев. Ксенг Хоэй, вице-президент по маркетингу мобильного подразделения ZTE, не подтверждает, но и не опровергает слухи о возможной сделке: «Мы ведем переговоры с Motorola о более тесном сотрудничестве». Отрицают возможную продажу мобильного подразделения и в самой Motorola.

Повод для разговоров о продаже подразделения Mobile Device Business компании Motorola появился после публикации аналитического отчета по мировому рынку мобильных телефонов: в IV квартале 2007 года южнокорейская Samsung вытеснила компанию из США со второго на третье место по количеству проданных терминалов. Аналитик Nomura International Ричард Виндзор в конце января высказал смелое предположение о том, что телефонное подразделение Motorola в нынешнем году могут купить китайцы. Позже эксперты назвали даже сумму сделку — $9-12 млрд. В качестве кандидатов на покупку, кроме ZTE, упоминались китайская Huawei и южнокорейская Samsung.

Наиболее вероятными покупателями эксперты называют китайцев. «Поднебесная постоянно накапливает огромные резервы в иностранной валюте, которые нужно размещать, причем желательно не внутри страны, чтобы не провоцировать рост инфляции. Таким образом, происходит реинвестиция средств, ранее инвестированных в Китай странами ЕС и США», — говорит старший менеджер компании Deloitte & Touche USC Андрей Куликов.

Когда китайцам становится тесно на внутреннем рынке, они выходят на мировой. Три года назад Lenovo довела свою долю на рынке ПК в Поднебесной до 30%. Дальше расти было некуда — в Китае очень жесткая конкурентная среда. Столкнувшись с кризисом роста, компания поглотила компьютерное подразделение IBM, заплатив $1,75 млрд. В итоге, Lenovo заняла третье место на мировом рынке персональных компьютеров, а годовой объем продаж компании превысил $14 млрд.

Покупательская активность бизнесменов из Поднебесной особенно заметна в IT-секторе. Компании из ЕС и США имеют раскрученные торговые марки — их приобретение позволяет азиатам сократить расходы и риски по выводу на мировой рынок собственных брендов, добавляет Андрей Куликов. Азиатские производители также автоматически получат доступ к новым технологиям производства и контроля качества.

В 2004 году китайская TCL приобрела старейшего французского производителя телевизоров Thomson, став на тот момент мировым лидером по выпуску голубых экранов (сейчас китайцы занимают пятое место после Samsung, LG, Philips и Sanyo). Ранее TCL за EUR8,2 млн купила немецкую Schneider Electronics AG.

В начале 2008 года производитель телекоммуникационного оборудования Huawei Technologies и американский поставщик защитного ПО Symantec после длительных переговоров создали совместное предприятие в юго-западной части Китая.

Два года назад ZTE уже рассматривала возможность покупки Siemens Mobile. Однако в октябре 2005 года мобильное подразделение немецкого концерна приобрела тайваньская BenQ.

Поглощая компании из Старого и Нового Cвета, китайцы не только укрепляют свои рыночные позиции, но и получают отработанные каналы сбыта. В свое время предправления TCL International Ли Донг Шенг подтвердил, что доступ к глобальной дистрибьюторской сети Schneider позволит компании значительно расширить бизнес на территории ЕС. «Вопрос доступа на рынки США и стран ЕС достаточно важен, — замечает Андрей Куликов, — но еще важнее стратегическое развитие и трансформация китайских вендоров из местных производителей в транснациональные компании, управляющие портфелями их собственных брендов».


Синергетический эффект усиливается дешевой рабочей силой — ежемесячная зарплата китайского рабочего начинается с $100, рядовой сборщик в странах Восточной Европы, которые входят в ЕС, претендует минимум на $300-400.

Крупные западные компании не могут ответить китайскому бизнесу поглощением на поглощение. Для иностранцев правительство Китая устанавливает жесткий лимит собственности — за местными компаниями всегда остается контрольный пакет в СП. Например, в Huawei-Symantec 51% принадлежит китайской Huawei, 49% — американской Symantec. Причем Huawei будет оказывать «техническую поддержку» проекту и предоставит 750 специалистов, в обязанности Symantec входит обеспечение СП собственными разработками и $150 млн прямых инвестиций.

«Компании из Поднебесной будут все чаще выходить на международный уровень», — предупреждает аналитик пекинского офиса PricewaterhouseCoopers Аллен Ченг. Впрочем, китайская экспансия когда-нибудь закончится. «Впечатляющий рост экономики Поднебесной — это надолго, но не навсегда, — говорит Андрей Куликов. — И чем больше Китай интегрируется в мировую экономику, тем больше его экономика будет подвержена глобальным трендам и кризисам. Кроме того, азиатское государство не имеет месторождений нефти и газа, уровень предложения и стоимость которых, естественно, отразятся на экономическом росте страны». Правда, к моменту окончания экспансии китайских компаний большинство товаров, включая мобильные телефоны, будут Made in China.


Надежда ГОНЧАРУК
www.kontrakty.com.ua