Прогноз на жизнь

Главное — быть здоровым. Богатство для вас заработают страховые компании

Флегматики смогут в будущем экономить на страховании жизни. Главное, чтобы к тому времени сама отрасль не стала нерентабельной из-за успехов медицины

Бизнес по страхованию жизни основан на страхе клиентов за свое здоровье. Как быть, если страха не останется? Или когда инфляция начнет превращать отчисления клиентов в мусор? Оказывается, на все эти вопросы уже найден ответ. Но первая задача, которую предстоит решить отечественным страховщикам и экономистам, — заставить граждан перестать рассматривать государство как неисчерпаемый источник социального обеспечения. «Наша страна, к сожалению, псевдосоциальная. За многие столетия человек привык, что о нем кто-то позаботится», — считает генеральный директор страховой компании «Росгосстрах-Жизнь» Александр Торбахов. С течением времени менялся источник проявления этой заботливости: сначала помощи ждали от деревенской общины, потом — от государства.

Но осознание реальной низкой эффективности такой финансовой поддержки еще только должно прийти, так что ближайшее десятилетие нам предстоит учиться самим планировать свои финансовые горизонты.


НЕ ХУЖЕ БАНКОВ

Во многих странах негосударственные пенсионные фонды и страховые компании предлагают достаточно похожие продукты. В ближайшем будущем то же самое произойдет и в России: страховые контракты прочно войдут в финансовые портфели инвесторов. Приходя в офис инвесткомпании, клиент будет общаться с консультантом и составлять вместе с ним подробный финансовый план, включающий паевые фонды, кредиты, пенсионные и страховые продукты — все одинаково высокого качества.

Следующим шагом станет внедрение страхования по системе unit linked (накопительное страхование жизни с возможностью участвовать в получении инвестиционного дохода страховщика). Оно может быть бессрочным, при этом сочетать плюсы накопительного страхования и инвестиционной деятельности. Клиент сможет самостоятельно выбрать стратегию, по которой компания на фондовом рынке распорядится его средствами. Отечественные страховщики начали предлагать первые unit linked продукты еще в конце 2007 г., но широкого распространения они не получат в течение ближайших 3-5 лет. Александр Торбахов считает, что это станет реальным в более отдаленной перспективе.

Для этого России прежде всего предстоит преодолеть законодательный барьер: сейчас годовая гарантированная сумма выплат по накопительному страхованию не может быть меньше первоначальных вложений. Однако доходность инвестиционных инструментов не имеет четкого фиксированного уровня: в год роста рынка она может составить и 130%, а в черной полосе выйти в минус. Но в перспективе 10-20 лет и более (что не является слишком долгим сроком для страхования жизни) у компаний есть возможность перекрыть годы низкой доходности успешными результатами последующих лет.

Еще одним шагом к потребителю в будущем станут адресные продукты, ориентированные на узкую социальную, профессиональную, возрастную или иную группу. Александр Торбахов вспоминает рассказ знакомого канадского бизнес-тренера про страховую компанию из Торонто, которая занималась исключительно врачами-анестезиологами. Набрать целевую аудиторию в городе с множеством госпиталей не составило большого труда. «Для анестезиологов создали специально настроенный продукт. Те несколько агентов, которые занимались продажей, научились разговаривать на анестезиологические темы, а любому клиенту приятно, когда с ним разговаривают на его языке», — говорит Торбахов. В российской действительности слишком низкий уровень проникновения даже обычного страхования не позволяет выйти на рентабельность таких бизнес-проектов.

АСТРОЛОГИЧЕСКАЯ ПИЛЮЛЯ

Изменятся и реалии продаж страховых услуг. Большинство продуктов по-прежнему будет продаваться выездными агентами, но техническая оснащенность сотрудников повысится. Уже сейчас страховые агенты продвинутых американских и канадских компаний получают специальную капсулу, с помощью которой осуществляется экспресс-анализ здоровья клиента. «Маленький диагност» берет пробу слюны, и уже на следующий день по итогам лабораторного анализа с клиентом заключается контракт. Торбахов прочит такой методике хорошие перспективы и надеется, что в недалеком будущем можно будет составить представление о здоровье клиента почти моментально. «Нам ведь важны не тонкости, а оценка общего уровня здоровья. Грубо говоря, определить, с какой вероятностью клиент доживет или не доживет до определенного срока», — поясняет страховщик.

Светлые надежды возлагаются и на расшифровку ДНК человека и его генетического кода. Еще в 2001 г. первая расшифровка одной молекулы обошлась в $300 млн, сегодня стоимость процедуры — чуть более $100 000. Причем дальнейшее удешевление неизбежно, а предоставляемые возможности будут шире. Так, по геному будут определять не только слабые стороны организма клиента, но и его психологические характеристики. Например, у холериков гораздо выше вероятность несчастных случаев — все эти особенности будет учитывать система оценки рисков. К тому же генетические исследования позволят с высокой достоверностью диагностировать предрасположенность к самоубийству, которое и сейчас во многих компаниях является страховым случаем.

Правда, есть в гипотетически расшифрованных ДНК клиентов и немалая угроза для самого бизнеса по страхованию жизни. «Страхование — это пари. А если вы знаете, что умрете через 10 лет, а я в неведении, — это уже мошенничество», — констатирует Торбахов. Другим потенциально смертельным ударом для страхования жизни может стать победа над неизлечимыми болезнями. Тем не менее Александр Торбахов полагает, что, даже если рак и СПИД будут успешно лечиться, ухудшение экологической обстановки и возможность появления новых видов вирусов не оставят страховые компании без работы. В противном случае страхование жизни умрет как отрасль, так как заниматься только травмами и временной потерей трудоспособности невыгодно.

www.smoney.ru
Екатерина Белкина




сундук