Отзывы о банках


InfoBank.by – Все банки Беларуси  >  Все статьи по финансам и банкам  >  Лицо белорусского бизнеса. Иван Гриб 01.06.11

Лицо белорусского бизнеса. Иван Гриб 01.06.11

               1 июня 2011 г.


Лицо белорусского бизнеса. Иван Гриб


Парниковый эффект фермерства


Как в нетепличных условиях бизнеса создать крепкое хозяйство

Иван Васильевич, как и многие его соседи в деревне Ольшаны Столинского района, еще в советское время занялся выращиванием огурцов в теплицах. С тех пор многое изменилось: его обычное подсобное хозяйство выросло в большое фермерское. На площади свыше 400 гектаров он кроме огурцов выращивает капусту, морковь, голубику и яблоки. И он не прочь получить еще 500 гектаров.


Земля на вес золота

— У меня сейчас 240 гектаров земли, еще 200 нужно мелиорировать, - развенчивает глава хозяйства “Ольшаны” Иван Гриб представление о фермере как человеке, «копающемся на грядках». – Примерно 100 гектаров отведено под яблоневый сад и питомник. Остальное — огурцы, капуста, голубика, дом, автостоянка, хранилища на 20 тысяч тонн сельхозпродукции, есть и немного болота.

По полесским меркам, такой большой надел земли — это настоящее богатство. Дело в том, что более половины из нынешних сельхозугодий в Столинском районе люди получили в результате мелиорации. Раньше, когда здесь властвовали болота и регулярные разливы рек, у каждого земли было в обрез. Быть может, именно это и научило местных жителей, как сказали бы мы сейчас, совершенствовать аграрные технологии и повышать урожайность.

Было время, когда хорошим хозяевам приходилось бороться не только со сложными природными условиями, но и с перегибами чиновников. В советские годы не раз делались попытки выбить из ольшанцев их “гаспадарлівасць”. То с бульдозерами и пилами шли на парники, то запрещали строить теплицы высотой более 70 сантиметров, то разрешали обрабатывать не более 1,5 гектара земли. Но полешуки выстояли.

— Если дадут гектаров двести болотистых земель, то я куплю экскаватор, бульдозер и начну работу, — делился Иван Гриб планами еще два года назад. — Я был в Голландии, видел, как там осушают.

Выделили 300 гектаров. Правда, признается фермер, не самой лучшей земли. Говорит, что, наверное, лет двадцать там ничего не выращивали. Приходится начинать почти с нуля. А это требует немалых денег.

Хороший опыт заразителен

Восприимчивость к успешному чужому опыту — это тоже в менталитете местных жителей. Когда у тебя маленький кусок земли и большая семья, то, как говорится, хочешь жить — умей работать. Делай, как сосед, но только лучше. Езжай на заработки в другие районы, области и даже страны. Привози домой деньги и опыт.

Крымские татары, которые еще со времен Великого княжества Литовского поселились на Столинщине, научили полешуков премудростям цветоводства и овощеводства. Евреи, осевшие здесь из-за гонений в центральной части Российской империи, передали богатый опыт ремесленной деятельности. Говорят, в свое время местные мастера шили сапоги для самих польских королей. Эта обувь, которая передается из поколения в поколение, была очень мягкой, сидела на ноге как носок. Но при этом для проверки в сапоги можно было налить воды, и они ее не пропускали.

Славились жители здешних мест и тем, что еще до изобретения холодильников варили мороженое и возили его на продажу даже в далекую Варшаву.

Иван Гриб в свое время возил овощи на машине почти по всему СССР, многое повидал. Поэтому и сейчас, хоть и работает с прежней полешукской хваткой, но по передовым аграрным технологиям – яблоневые саженцы – польские, рассада голубики - голландская.

Семейный подряд

— Счастье зависит от семьи больше, чем от денег, — делится своей жизненной философией Иван Гриб.— Важно, как муж сойдется с женой. Пусть дом будет не самый лучший. Пусть денег немного — все можно заработать. Но если нет взаимопонимания в семье, то деньги ничем не помогут. Порой лучше беднее, но чтобы у человека на душе было весело. А тот, кто хочет много денег, просто должен больше работать.

На Столинщине примерно на 83 тысячи жителей приходится почти 2 тысячи многодетных семей. У самого Ивана Гриба шесть детей. Этот феномен, если вдуматься, объясняется просто. Ребенок в большом крестьянском хозяйстве — с малых лет помощник. А для работы в огуречных теплицах нужно много рук.

Первый урожай огурцов в ольшанских теплицах собирают уже к 20 апреля — 1 мая. Секрет такой “скороспелости” в здравом экономическом расчете: чем раньше предложишь покупателю, тем больше заработаешь.

А для этого рассаду приходится высаживать еще в феврале и с помощью дров и буржуек отапливать большие теплицы. Без помощи детей и не управишься.

— Я ложусь спать сразу после телепередачи вечерних новостей, а иногда и раньше, — рассказывает Иван Гриб про свой февральско-мартовский график жизни. — Встаю в три часа, сменяю кого-нибудь из сыновей и подкидываю дрова до утра. Наемные работники приходят к восьми утра, а я с сыновьями на месте встречаюсь уже в семь — половине восьмого.

Хозяйство у Ивана Васильевича за годы выросло. Сейчас даже большой семьей не управиться. Поэтому у Гриба постоянно трудятся по 60—70 наемных работников — местных жителей и из соседнего Житковичского района. Каждый день их возят на автобусе, принадлежащем фермеру. Еще какое-то количество нанимают на сезонные работы. Им - деньги, хозяину - прибыль.

Правда, поговаривают некоторые, что большие деньги людей развращают, портят. Поэтому одни ольшанцы покупают дорогие автомобили и строят большие дома, а другие - пьют и сорят деньгами.

— Если человек разумный, то его деньги не испортят, — не соглашается Иван Гриб. — Сам я никогда не придавал им слишком большого значения. Не было и мечтаний: вот заработаю много и буду "царь и бог". За жизнь свою ни разу галстука не носил. Не езжу на отдых на курорты, хотя могу себе это позволить. Вот решил лучше заниматься агроэкотуризмом. Поставлю на берегу Припяти несколько домиков. Попробую, что получится. Деньги на ерунду не трачу. Заработал — купил машину. Не получилось — буду стараться, работать лучше.

На Бога надейся, но и сам не плошай

— Мы баптисты, — объясняет Иван Васильевич одну из причин особого уклада в Ольшанах. — В воскресенье не сажаем, даже если хорошая погода. Полить, если это возможно, стараемся заранее.

Протестантская община в Ольшанах — одна из крупнейших в Беларуси.

— У моего отца было восемь детей. Мать в воскресенье не разрешала даже пойти и ножиком палочку построгать, — вспоминает Иван Гриб. — У нас в деревне одна половина баптисты, вторая — православные. Но ярых нет, ведь все очень переплетено.

И действительно. На одной улице неподалеку от протестантского молебного дома расположен и православный храм.

— Вера приносит очень много хорошего, — считает он. — В других деревнях у многих только одна мысль — как бы выпить. А наши люди в Ольшанах парники держат. Некоторые на заработки ездят. Я и с рабочими стараюсь быть построже. Если вижу, что человек может выпить, так деньги его жене отдаю. Конечно, многим это не нравится. Но мне зато спокойнее: зачем, чтобы он неделю пил, сломал трактор, а я остался без работника? Вообще у нас в большинстве люди работящие, непьющие, неворующие. Посади у нас на участке лук — никто не возьмет. А поедешь куда-нибудь в сторону России, так там у поля с капустой по пять сторожей ходят.

Впрочем, в экстремальных условиях болотистого Полесья за много веков религиозная вера, видимо, породила и что-то более глубокое. И это можно назвать верой в себя, верой в собственные силы.

Вот и недавний мировой экономический кризис фермер Иван Гриб встретил без паники. До этого построил хранилища и начал расширять сферу своей деятельности.

Сейчас, говорит он, яблоками заниматься даже выгоднее, чем тепличными огурцами. Собирается больше заниматься вишней, голубикой, построить зимнюю теплицу площадью до 1 гектара и собирать в ней огуречный урожай по два раза в год. Конкуренция усиливается, объясняет он, в той же России все больше появляется недорогих овощей, выращенных в Китае. Поэтому нужно шевелиться.

Фермеры или «колхозы»?

В перспективе, предполагает Иван Гриб, его хозяйство может расшириться еще на 500 гектаров. Районные власти предложили выкупить остатки недостроенного предприятия и при условии создания новых рабочих мест выделить полтысячи гектаров на аграрные цели.

- Хочу посадить там яблоневый сад, а на месте оставшихся металлоконструкций построить хранилище, - объясняет фермер. – Правда, земля эта очень далеко. От центра хозяйства приходится добираться 80 километров.

Земельный вопрос давно является камнем преткновения во взаимоотношениях фермеров и местных представителей государственной власти.

У сельчан есть веские аргументы. В разгар огуречной поры приезжие оптовики из Беларуси и России оставляют в деревне каждый день по миллиону долларов. И эти деньги идут на оплату труда наемных работников, покупку полиэтиленовой пленки, стройматериалов, продуктов питания. Таким образом, местный бюджет косвенно получает хорошие деньги. Дали бы людям больше земли – они бы приносили еще больше, работали бы эффективнее, чем государственные «колхозы».

В райисполкоме рады такой активности, но отмечают, что фермеры будут выращивать только те виды продукции, которые можно будет с выгодой продать. Если отобрать земли у больших сельхозорганизаций, кто же будет выполнять госзаказ, обеспечивать продовольственную безопасность страны? К тому же очевидно, что большие сельхозпредприятия несут и большую социальную нагрузку: обустраивают дороги, заботятся о пенсионерах.

Размышлять, кто в этой ситуации прав, можно бесконечно. Однако, видимо, пока фермеры будут у госчиновников не в приоритете, жителям Беларуси по-прежнему придется рассчитывать не на белорусские, а прежде всего польские, голландские, испанские, турецкие и другие импортные овощи и фрукты.

Импортеры от этого выигрывают...

Но рад ли такому раскладу рядовой покупатель?


Три ассоциации Ивана Гриба на слово «бизнесмен»
1. Крепкий хозяин.
2. Хороший семьянин.
3. Работящий человек.

www.infobank.by