Куда летят лизинговые крылья банков
 16 ноября 2010 г.

Куда летят лизинговые крылья банков


Компания СООО «Райффайзен - Лизинг» традиционно является одним из крупнейших игроков рынка лизинга в Республике Беларусь. О структурных изменениях этого сегмента финансового рынка и стратегических планах на будущее мы расспросили Генерального директора компании Максима Лисицкого.

- Не секрет, что прошлогодняя ситуация с предложением финансирования была, во многом, плачевной для клиента. Скажите, пожалуйста, как изменилось отношение к клиенту сегодня?


- На сегодняшний день, на рынке денег больше чем клиентов. Не рассуждая долго на тему того, почему так происходит, приведу это как факт – денег сегодня на рынке много. Клиентов, которым не страшно эти деньги давать, особенно иностранную валюту, - меньше, чем хотелось бы. Причина – кризис.

В течение этого года ситуация у многих клиентов выравнивается, они начинают строить планы на перспективу, задумываться, как бы не просто перехватиться оборотным кредитом, но взять длинные инвестиционные деньги для обновления основных средств. Однако, с учетом того, что сейчас опять пошла волна разговоров про отрицательное сальдо, определенные трения с российской экономикой, это заставляет многих задуматься и отложить планы на будущий квартал или полугодие, с тем, чтобы посмотреть, как будет развиваться ситуация.

Все эти тенденции объяснимы, но положительный тренд существует. Можно дискуссировать, насколько он здоров по своей природе, обоснован ли оптимизм, но то, что он есть, это факт. И как долго он продлится, жизнь покажет.

- А если рассматривать сделку по лизингу в разрезе двух сторон, от кого – клиента или лизинговой компании – чаще происходит отказ от сделки?

- Я считаю, что об этом, в принципе, нужно говорить не в разрезе лизинговой отрасли. Поскольку сейчас кредиты и лизинг – это различный инструментарий для решения одних и тех же задач, но это один рынок.

В целом, на рынке сейчас не много отказов по двум причинам. Первое – клиенты после кризиса стали более финансово грамотными, более адекватными в оценке своих планов и рисков. Кризис в этом плане имел свой положительный эффект.

«Пережили» кризис не все клиенты, хотя процент «невыживших» невысок. Из «выживших» кризис почувствовали на себе 80%. Они теперь более трезво и аккуратно подходят к вопросам заимствования, финансовой дисциплины на предприятиях.


В целом, финансовая грамотность белорусского бизнес-сообщества однозначно повысилась. Люди идут за финансированием более обдуманно. Поэтому отказов на этапе, когда уже запущен механизм изучения заявки, не много. Скорее всего, отказы носят неявный характер – на начальной стадии переговоров, когда в первом приближении видно, что мы не возьмемся за проект. Таким образом, если до кризиса, некоторые кредитные институты финансировали по принципу «лишь бы выдать», то сейчас к этому процессу все подходят более аккуратно.

- Максим, а как обстоит на сегодняшний момент ситуация с «плохими» долгами, по сравнению с 2008-2009гг?

- Вопрос «плохих» долгов очень тонкий и деликатный. По группе Райффайзен в Беларуси (Приорбанк и Райффайзен - Лизинг) он реально невысок в силу того, что риск-подходы у нас всегда были консервативнее среднего по рынку. В период кризиса это сыграло положительную роль. Процент проблемных долгов тоже оказался ниже среднерыночных показателей.

Кроме того, мы применяли реструктуризацию и вели себя по отношению к нашим клиентам достаточно лояльно. Если мы видели, что клиент борется за свой бизнес, если люди не заявляют «наши долги – ваши проблемы», а серьезно подходят к вопросу, практически всем таким клиентам мы шли навстречу. Примерно 80% от реструктурированных долгов (не от всего портфеля!) были в итоге благополучно погашены.

Правда, бывало и другое. В силу очень сложного финансового положения, либо позиции менеджмента. Ведь многие компании уходили с рынка не потому, что у них было все очень плохо, а потому что менеджмент не боролся, либо начинал выяснять отношения между собой, либо занимал позицию «вы виноваты, зачем вы нам вообще деньги давали». В таких случаях все заканчивалось плохо, и реструктуризацию долга мы не делали.

- А каков в вашей практике средний период реструктуризации долга?

- Все достаточно индивидуально, но, как правило, мы старались делать реструктуризацию в пределах уже существующего договора. Понятно, что если до конца договора оставалось год или полтора, то срок приходилось увеличивать. Но если срок по договору был порядка 5 лет, а таких у нас большинство, то часть платежей просто сдвигалась с 2009 и 2010 годов на более поздние сроки.

- Как вы оцениваете структуру рынка лизинга? Будет ли меняться, на Ваш взгляд, состав игроков в дальнейшем?

- Это зависит от многих факторов. Белорусский рынок взрослеет, становится все более высоко конкурентным. Приходят новые игроки, российские банки, которые ведут себя достаточно агрессивно.

При этом надо понимать, что лизинговые компании - это по существу лизинговые крылья банков, вынесенные в отдельные юрлица. Во всем мире это так. Если мы возьмем страны с развитыми или так называемыми «старыми» рынками, то там львиную долю рынка (90 и более процентов) контролируют два вида лизинговых компаний – это лизинговые компании, принадлежащие финансовым группам (как у нас их называют банковские) и промышленным группам (например, Вольво Финанс, Порше Лизинг и т.д.). Независимых лизинговых компаний настолько мало, что их долю рынка можно отнести к погрешности измерения.

Чудес не бывает – чем старше рынок, тем он более высоко конкурентен, тем меньше маржа и меньше места для игроков, которые не находятся при источниках больших денег или непосредственно «при производителях».

- Характерны ли эти тенденции для нашей страны?

- В Беларуси все то же самое, но с той разницей, что при белорусских промышленных предприятиях нет явно аффилированных лизинговых компаний. Однако, финансовый рынок Беларуси все равно становится более высоко конкурентным. И если у небольших независимых компаний в начале кризиса были проблемы доступа к деньгам, когда банки закрыли кредитование, то сейчас, как мне кажется, жизнь у них лучше не станет.

Денег на рынке много, и конкуренция явно выросла. Ставки по кредитам и лизингу сейчас находятся на отметке ниже докризисных. Соответственно, у клиента - реально большой выбор, и я думаю, что сейчас у таких лизинговых компаний существует другая проблема не как получить деньги, а как получить клиента. Причина проста - они однозначно работают дороже, чем крупные игроки. Они объективно вынуждены работать дороже, и сейчас им все сложнее и сложнее. Многие стараются работать за счет скорости и простоты в принятии решений. Но эта быстрота и простота, в условиях кризиса, часто плохо заканчивается.

Мой прогноз, что через 2-3 года, при условии сохранения тех же тенденций, их доля рынка еще больше упадет. Им придется либо закрываться, либо продаваться крупным игрокам.

- Если говорить о вашем портфеле в разрезе объектов лизинга, как он изменился? Какие объекты вам сейчас более интересны, и планируете ли вы менять стратегию в ближайшие год-два?

-Что касается отраслевой структуры портфеля, то до кризиса мы концентрировались, в основном, на коммерческом транспорте и недвижимости. Лизинг недвижимость - это наша историческая вотчина, мы всегда были крупным игроком на этом рынке. Плюс - строительная техника, хотя признаюсь, что и до кризиса строительная техника не превышала 15% портфеля. В кризис строительная отрасль переживала не лучшие времена, но сейчас мы видим ее оживление. Насколько это долгосрочно, мне судить сложно. Следующий год покажет, насколько эти изменения фундаментальны.

- Видите ли вы какие-то перспективные новые продукты, которые на рынке сейчас могут сработать?

- Видим, но, наверное, у каждого банка и лизинговой компании они свои. Каждый видит свою нишу, хотя специализаций остается все меньше и меньше, а серьезные игроки становятся все более универсальными.

Мы по-прежнему делаем основную ставку на лизинг коммерческой недвижимости и, соответственно, будем активно работать с теми клиентами, которыми уже имеются определенные наработки. Это наш фокус.

- Можете ли вы проанонсировать, что это будет?

Пока не буду описывать в деталях. Мы всегда стараемся давать чуть меньше рекламы, чем нужно. У нас вообще стратегия работать без громких PR-акций и заявлений, но на рынке нас знают по результатам, и это приятно.

www.infobank.by



сундук