Отзывы о банках


InfoBank.by – Все банки Беларуси  >  Все статьи по финансам и банкам  >  Кризис? Какой кризис? (Я.Романчук)

Кризис? Какой кризис? (Я.Романчук)

Беларусь в эйфории идет по следам азиатской пятерки

Визуально трудно найти общее между Беларусью, Таиландом, Индонезией или Южной Кореей. Разные континенты, религии и климат. Однако с точки зрения экономики и финансов, азиатский кризис 1997-98гг., равно как и скандинавский финансовый кризис начала 1990-х может дать Беларуси много ценных советов. Азиаты тоже были чрезмерно оптимистичны. Их ВВП рос еще быстрее белорусского, ежегодно на 7% за 1987-1996гг. Бум внешней торговли (ежегодные темпы роста экспорта на 15- 20% в докризисный период), привязка национальных валют к доллару – правительство, бизнес и домашние хозяйства думали, что схватили бога экономического развития за бороду. Нечто похожее на то, что сегодня происходит в Беларуси.


Ярослав Романчук

Февральская эйфория от перегрева

Во второй половине апреля А. Лукашенко заслушает отчет правительства о работе экономики страны в I квартале. С. Сидорский с министрами подустали, но поднатужились и выдали вполне приличные макроэкономические цифры. Многие из них, как ведется, вообще не входили в планы правительства.

Жизнь оказалась богаче и разнообразнее прогнозов. ВВП за 2 месяца вырос на 9,9% (год назад за этот период 8,8%), промышленное производство увеличилось на 12,9% (год назад – 7,4%), сельское хозяйство – на 6,4% (в январе – феврале 2007 – на 5,2%). И все это при меньших темпах роста инвестиций в основной капитал: плюс 12,1% за два месяца этого года против 33,7% в прошлом.

Добавим также падение темпов роста производительности труда, реальных денежных доходов (12,3% против 17,4% в 2007г.), реальной зарплаты (7,7% против 11,1%). Такие тенденции в реальном секторе сопровождались также увеличением долгов по кредитам банков на 19,1% по сравнению с 1.02.2007г. На 01.02.2008г. задолженность по выданным кредитам составила Br29,2трлн., что на 45,3% больше, чем 01.02.2007. Кредитная накачка преимущественно за счет внутренних ресурсов продолжается.

Темпы роста розничного товарооборота остались на высоком уровне прошлогоднего показателя (+21%). Подкачала инфляция, оказавшись на уровне 3,2% против 2,6% в январе – феврале 2007г. Не получилось с энергоемкостью. При годовом плане снижения на 7 – 8% за январь получился рост на 3,9%.
За аналогичный период прошлого года энергоемкость была снижена на 24,7%. Очевидно, легкие и относительно дешевые пути улучшения данного показателя закончились. Явно отстают от плана строители. За 2 месяца 2008г. они построили только 502,5 тыс. м2 жилья, хотя в прошлом году за этот же период 585тыс. м2. На 2008г. им увеличили план на полмиллиона метров квадратных. Так что начало года, несмотря на теплую погоду, получилось вяловатым.

Каждый второй доллар от экспорта – нефтяной

Очередной сюрприз преподнесла внешняя торговля. Еще слишком рано говорить о тенденции на ближайшие 12 месяцев, но внешнеторговые события начала года изумляют. За январь экспорт товаров вырос на 77,9%! На этот показатель повлияла стагнация экспорта в январе 2007г., когда он увеличился на мизерные 0,3%.
Для сравнения в январе 2006г. он вырос на 36,3%, 2005г. – на 14,3%. Это значит, что мы имеем абсолютный исторический рекорд темпов роста экспорта за январь. Этот показатель, в первую очередь, обеспечил рост экспорта минеральных продуктов в 3 раза. В отличие от начала 2007г. схемы переработки российской нефти работали без сбоев. Продажа за рубеж металлов за январь 2008г. выросла на 20,2%, машин и оборудования на 36,9%, средств транспорта – на 29,6%, мяса и молока – почти в 2 раза.

Импорт тоже явно не дремал. За январь 2008г. он вырос на 48,4%. В прошлом году было «всего» 29,7%. До рекорда роста январского импорта 2006г. (56,1%) мы не дотянули, но показатель действительно впечатляет. В нем в 2,7 раз больше импорта минеральных продуктов. Данные показатели внешней торговли не говорят о неком инновационном прорыве или закреплении на новых рынках. Просто по сравнению с январем 2007г. цены белорусского экспорта выросли 39,6%, импорта – на 22,5%. Получилось, что 64,8% прироста стоимостного экспорта и 56,3% импорта было обеспечено исключительно ростом цен. Так что прорыва нет.

География и структура торговли остаются прежними, но с еще большим перекосом в сторону сырьевых и топливного секторов. Доля минеральных продуктов в экспорте взметнулась с 25,7% в январе 2007. до 43,4% в январе 2008г. Почти каждый второй доллар валютной выручки приносит нам российская нефть. Прекрасно, что мы можем зарабатывать столько на чужом сырье, но есть основания опасаться, что «мы» - это не бюджет страны, а олигархические белорусско-российские нефтяные лоббисты. Они «пробили» компенсации из белорусского бюджета. Сегодня они качают не только нефть, но деньги из российского и белорусского бюджетов.

Прогнозирование кризиса

Очевидно, что в первом квартале 2008г. экономика Беларуси находится в устойчивом состоянии. Достаточно сильны макроэкономические фундаменты. Благоприятна внешняя конъюнктура. Сохраняется внутренний спрос и уровень золотовалютных резервов. Денег у инвесторов, которые хотят хоть что-нибудь купить в Беларуси и закрепиться на рынке вдоволь. Население поглощено потреблением, раздражено ростом цен и не вникает в нюансы устойчивости банков.

Директора предприятий увлечены «канализацией» ресурсов, созданием площадок для витающей в воздухе прихватизации и ежемесячной подгонкой реальности под план. Львиную длю внимания Кремля занимает передача власти борьба группировок вокруг нового президента. Не до Беларуси. Санкции США влияют психологически, немного портят экономическую картинку. ЕС на эти санкции взирает пассивно и растерянно, как это обычно бывает в таких щекотливых вопросах. Евросоюз предпочитает отмалчиваться и отвечать устными заявлениями или письменными резолюциями.

Таков контекст I квартала 2008г. Период Беларуси 2003 – 2008гг. напоминает определенный этап развития азиатской пятерки - Таиланда, Южной Кореи, Малайзии, Индонезии и Филиппин. Со второй половины 1980-ых эти страны изумляли мир темпами экономического роста. Например, в Малайзии среднегодовые темпы роста ВВП в 1993 -1997гг. составляли 9,3%. В 1990 – 1995г. экспорт в Таиланде каждый год прирастал в среднем на 19,7%, в Южной Корее – на 18%, на Филиппинах – на 20%. Все страны пятерки имели профицит бюджета. У корейцев он достигал почти 9% ВВП.

Правительства этих стран не обратили должного внимания на шесть очень важных тенденций: 1) рост дефицита текущего счета, 2) падение темпов роста экспорта, 3) увеличение темпов роста импорта, 4) истощение золотовалютных резервов, 5) нарастание трудностей с привлечением внешних ресурсов, 6) рост дефицита внутренних ресурсов для сохранения высоких темпов развития экономики. Все это происходило на фоне привязанных к доллару США национальных валют. Очень похожая картина складывается в Беларуси после 2004г.

Валютный, а потом и финансовый кризис в Азии развивались гораздо быстрее, чем могли реагировать правительства. В результате в Таиланде в 1998г. ВВП сократился на 10,5%, импорт упал 33,8%, экспорт – на 6,8%, местная валюта подешевела на 17,6%, инфляция выросла до 8%. В Южной Корее сальдо текущего счета за три года ухудшилось с -0,96% в 1994г. по 4,4% в 1997г. В 1997г. темпы роста экспорта упали до 3,7%, с более 30% в 1995г. ВВП в 1998г. сократился на 6,7%. Только в Индонезии инфляция в 1998г. взметнулась до 56%. Остальные страны сумели удержать ее в пределах 10%. По сравнению с 1996г. наибольшая девальвация национальной валюты произошла в Индонезии – на 52%. В Таиланде, Филиппинах и Ю. Корее она подешевела на 20%.

Такое развитие событий однозначно было названо кризисом, ибо отправной точкой для такой оценки является стабильная работа реального и финансового секторов, сбалансированные показатели инфляции, валютного курса, совокупного долга, дефицита бюджета, текущего счета и внешнеторгового баланса.

Оценим Беларусь с позиции азиатского кризиса и получим весьма интересную картину. Правительство и СМИ часто обвиняют независимых аналитиков в том, что они оценивают положение Беларуси, как кризисное или близкое к тому. На самом деле, все зависит от того, с какой точки зрения смотреть. Если сравнивать Беларусь-2008 с Беларусью-1995г., нет никаких сомнений, что у нас кризиса нет. Такой же вывод будет, если сравнивать с бедными странами Африки, Азии, тем более с 1913 годом. А вот если подходить с точки зрения Запада образца XXI века, тогда ситуация будет далеко не такой однозначной. Разберемся по основным факторам.

Поскольку Беларусь сильно зависима от внешней торговли, рассмотрим сначала торговый и платежный баланс. В 2005-2007г. состояние текущего счета резко ухудшилось, с +1,6%ВВП в 2005г. до минус 6,6% в 2007г. В случае азиатского кризиса текущий счет до обвала ухудшался от 3 до 5 лет. Примерно столько же шло ухудшение условий торговли. В Беларуси дефицит торгового баланса ухудшился с 2,4% ВВП в 2005г. до 9,8% в 2007г. С учетом динамики цен и сложности в диверсификации экспорта такая тенденция существенно повышает риски дисбаланса.

Правительства азиатских стран не обращали внимания на нарастание подобных проблем. Внешние инвесторы исправно финансирование дефицит платежного счета, получали прибыли на фондовом рынке и на операциях с недвижимостью. В 2005- 2007гг. у Беларуси тоже не было проблем с привлечением кредитов.
Россия вообще готова нам дать столько, на сколько хватает воображения у белорусского правительства. Не спроста. Очевидно, они хорошо выучили уроки азиатского кризиса. Темпы роста валового внешнего долга Беларуси превышают темпы роста долгов азиатской пятерки. Если в 2005г. они составляли 18,2% ВВП, то в 2007г. уже 28,5%. При сохранении основных тенденций экспорта, импорта, промышленного и с/х производства, ценовой динамики и спроса Беларусь будет опасно близко того состояния, которое было у азиатской пятерки в 1996-1997гг.

В Азии кредитором последней надежды выступили МВФ, США и целый ряд институциональных инвесторов. В случае Беларуси эту роль примеряет на себе Россия. Она будет играть ее через собственные банки в Беларуси. Цена вопроса – передача в собственность белорусских «голубых фишек». К ним уже давно примеряются Лукойл, Роснефть, АФК «Система», Альфабанк, КАМАЗ, а также такие известные миллиардеры, как О. Дерипаска, Р. Абрамович и другие из Топ-100 российского крупного бизнеса. В отличие от международных финансовых организаций эти ребята слова «дефолт» по отношению к себе не принимают. В случае чего они вряд ли будут обращаться в Стокгольмский арбитражный суд. Формы и методы выбивания долгов будут иными. Нефтегазовая, финансовая и торговая петля в состоянии сделать белорусских политиков гораздо более сговорчивыми накануне президентских выборов 2011 года по сравнению с ситуацией, которая сложилась в 2006 году.

Оценка уязвимости страны к финансовому кризису

Существует много методик выработки системы раннего предупреждения финансовых кризисов. Сразу оговоримся, что ни одна, даже самая «навороченная» модель не дает нам оснований предсказать дату наступления кризиса, его глубину и ход.

На это влияет поведение многих субъектов, которое мы сегодня, естественно, не знаем. Поэтому наша оценка – это восприятия динамики рисков в белорусских условиях с учетом того, как проходили финансовые кризисы в других странах.

Если строго подходить к макроэкономическим стандартам, то мы по инфляции, например, находится в состоянии хронической нестабильности. Очень опасна динамика по платежному и торговому балансу. Однако пока есть и противовес в виде высоким темпов роста ВВП, курсовой стабильности, притока кредитов, динамики золотовалютных запасов и темпов роста экспорта.

Очевидно, что Беларусь пока не вошла в зону высокой финансовой турбулентности. Сохраняется общая относительная устойчивость при заметном ухудшении целого ряда ключевых показателей. Поводов для паники нет, но для тревоги, безусловно, есть. Самое время для принятия адекватных мер в сфере экономической политики. Несмотря на все многообразие кризисов, есть у них одна общая черта. Правительства оказываются абсолютно не готовы к их наступлению. Есть все оснвоания считать, что белорусская вертикаль не будет исключением.


Оценка уязвимости Беларуси к финансовому кризису

Фактор

2005

2006

2007

2008 (февраль)

Динамика уязвимости* к финансовому кризису в 2005 – 2007гг., процентных пункта

Уязвимость страны к кризису, шкала от 0 -100%

Инфляция

7,9

6,6

12,1

3,2

30

75

Отношение текущего счета и ВВП %

1,6

-4,1

-6,6



30

65

Дефицит торгового баланса к ВВП %

- 2,4

-7

-9,6

-3,44

30

65

Отношение совокупного внешнего долга к ВВП, %

7,2

18,2

28,5



40

60

Отношение совокупного внешнего долга к золотовалютным резервам НБ РБ %

380

364

161

292

5

45

Рост соотношения М2/золотовалютным резервам. %

582

1252

650

501

-

40

Рост реального ВВП

9,2

9,9

8,1

9,9

10

35

Динамика курса Br к USD

2150

2146

2148

2148

-

35

Отношение бюджетного баланса к ВВП

-0,7

2,2

0,5

24 (янв)

5

25

Темпы роста импорта %

2,2

33,6

28,3

48,4 (янв)

-

10

Темпы роста экспорта %

16,2

23,5

23,3

77,9 (янв)

-

10

*Уязвимость страны к финансовому кризису оценивается по шкале от 0% (очень стабильная, высоколиквидная, не подверженная никаким кризисам финансовая система) до 100% - очень высока вероятность наступления валютного, финансового или долгового кризиса.

Шведский урок

Игры с манипуляцией кредитом и деньгами во имя поддержки экономики могут плачевно закончиться как для бедной, так и для развитой страны. Чем беднее страна, чем слабее ее институты, тем выше риски попадания в глубокий затяжной кризис. Например, спасение банковской системы Аргентины после кризиса начала 1980-х обошлось стране в 55% ВВП. Финляндия в начале 1990-х заплатила за это же 8% ВВП. Примерно столько же потратили шведы.

В 1991 году Швеция пережила один из самых суровых финансовых кризисов в мире за последние 60 лет. После дерегулирования банковской сферы в 1985г. шведская экономика быстро ускорила темпы роста. Дешевый кредит сыграл свое неблагодарное дело. К 1990г. цены на недвижимость и цены фондового рынка выросли более чем в 2 раза. Оптимизм бизнеса зашкаливал. Банки выдавали кредиты практически без ограничений. И вот после шести лет бума пришло время жесткого отрезвления, этакого финансового бодуна.

С 1990 по 1993гг. ВВП Швеции сократился на 6%. Финансовую систему накрыла волна банкротств. Чтобы выйти из кризиса центробанк в один момент в 1992г. поднял ставку рефинансирования до 500%. Правительство выделило $14млрд. на реструктуризацию долгов и национализировало наиболее пострадавший Nordbanken. Количество плохих долгов выросло на 375%. С января 1991 по сентябрь 1993г. стоимость шведской кроны обвалилась на 44%

Плохие долги банков продавались по мизерной цене для новой поддерживаемой государством компании Securum. В определенный момент она владела 2000 зданиями, контролировала промышленные компании, среди которых был химический гигант Nobel Industries с 30 тысячами работающих. Эксперты всполошились такой национализации, но вскоре Securum и ее структура Retriva продали все свои активы.

Все-таки рыночная культура и традиции здорового предпринимательства дали о себе знать. Nordbanken вернулся на фондовый рынок в 1995г. и после серии слияний стал частью крупнейшего скандинавского банка Nordea. Первичные потери составили 4% ВВП. Потом большую часть из них удалось компенсировать за счет продажи активов. Шведы прочно усвоили этот болезненный урок своей истории. Сегодня они искусственно не снижают ставку рефинансирования, не гонят валовые показатели. Зато делают упор на конкурентоспособность, инновационность и свободную торговлю. Все это за счет частного сектора.


liberty-belarus.info


 
сундук