Отзывы о банках



Коллекторы. Белорусский опыт
 22 апреля 2009 г.

Мы используем абсолютно законные методы


Вопрос о коллекторстве в Беларуси в последнее время активно обсуждается. Недавно сразу два агентства – российское и украинское заявили о своем выходе на наш рынок. Много говорится и о необходимости изменения законодательства, регулирующего данный вопрос. Может сложиться впечатление, что у нас этот рынок доселе вообще не существовал. Но это не так. Белорусские коллекторы работают годами.
 
С одной стороны, существует ряд объективных причин, которые не позволяют говорить о развитости коллекторства и о тесном сотрудничестве взыскателей долгов с банками. Но отечественный рынок коллекторских услуг функционирует и что немаловажно – имеет свои особенности, влияющие на развитие механизма взыскания долгов в дальнейшем.


О рынке коллекторских услуг мы беседовали с Борисом Валерьевичем Львом, партнером юридического агентства ООО «Лев, Шерстнев и ПАРТНЕРЫ», которое специализируется на взыскании долгов с 2003 года.

Борис Валерьевич, как Вы оцениваете состояние развития отечественного рынка коллекторских услуг в настоящее время? С какими компаниями Вам довелось сотрудничать?

Мы имеем опыт работы с компаниями, которые сталкиваются с проблемой массовых долгов, такими как, например, страховые. С банками мы тоже работаем, хотя масштабы пока далеко не те, которые хотелось бы иметь. В основном, речь идет о передаче нам сложных дел, то есть таких долгов, по которым банки уже сделали все, что могли, а результата не получили. Такие долги банки, в том числе и государственные, готовы передавать коллекторам.

Сейчас ситуация меняется и уже идут переговоры о передаче массовых долгов, на этапе, когда просрочка только возникает, и первые действия банков не дали результат. Такие дела мы готовы взять в работу, причем наша работа достаточно эффективна, более эффективна чем работа банков. Даже сам факт передачи долга коллекторской структуре часто результативен, так как возникает психологический момент - должник видит, что дело принимает серьезный оборот.

О чем идет речь в вопросе передачи долга от банка к коллекторскому агентству?

В настоящее время существует два варианта работы коллекторского агентства с кредитором . Первый - это покупка долга, второй - оказание услуги банку. Покупка долга у нас в стране не практикуется в силу ограничений в действующем законодательстве. И в данный момент приемлемо только оказание соответствующих услуг.

Что Вы имеете ввиду, говоря, что Ваша работа по взысканию долгов более эффективна, чем работа банка?

Во-первых, у нас есть определенный кадровый резерв, который мы готовы взять в любой момент и тем самым резко увеличить при необходимости объемы взыскания. Во-вторых, мы более мобильны, мы достаточно гибко можем подходить к вознаграждению наших сотрудников. Банк этого сделать не может, так как сложно привязать размер вознаграждения к результату работы.

Борис Валерьевич, а какова практика коллекторства в сопредельных странах?

Пока мы чаще ориентируемся на российский опыт коллекторства - вознаграждение по результату. Кстати, также, как и наши украинские коллеги, которые в свое время перенимали российский опыт. Отличие российских и украинских коллекторов в том, что у них более деликатное отношение к должнику. К тому же в России большое количество коллекторских компаний. Но мое мнение, что это - не тот опыт, на который нужно ориентироваться.

Например, в Прибалтике работает всего три-четыре коллектора, но при этом объем работы, который эти компании делают, несопоставим с коллекторскими компании Москвы. Через одну из коллекторских компаний Латвии прошла четверть населения этой страны. Более того, латвийские коллекторы уже практикуют обратное - продажу информации банкам. К примеру, перед выдачей кредита банк обращается во все четыре компании и покупает у них данные о кредитополучателе.

Это аналог кредитного бюро?

Да, но при этом в нашем кредитном бюро содержится информация только о банковских должниках. А ведь должниками являются еще и клиенты сотовых операторов, ЖКХ и т.п. Есть еще огромный пласт информации, который почти нигде не присутствует – это информация о долгах между физическими лицами. Тут огромное поле деятельности, а информации о таких должниках в кредитном бюро нет. Например, физическое лицо, которое уже должно определенному количеству людей, может прийти в банк и спокойно получить кредит.

Когда коллекторам разрешат работать и с физическими лицами, тогда у нас появится еще больший объем информации по должникам. В этом случае запрос в коллекторское агентство даст, возможно, даже больше информации, чем запрос в кредитное бюро, что снизит кредитные риски при оценке потенциального кредитополучателя. Думаю, систему, подобную прибалтийской, было бы идеально создать в нашей стране.

Тогда у нескольких коллекторских агентств будут находиться данные по практически всем должникам. Беларусь - небольшая страна, и гораздо ближе нам может оказаться именно этот опыт.

Борис Валерьевич, а какова специфика отечественного коллекторского рынка?

Есть определенные проблемы представительства в общих судах. Ведь практика работы с физическими лицами - это работа с общими судами. В общем суде коллекторам работать напрямую с должником практически невозможно, так как там имеют право присутствовать либо адвокаты, либо представители банка. Тут нужно использовать сложные схемы – например, включать сотрудника коллекторского агентства в штат банка, чтобы представлять его интересы в суде, что часто неудобно и серьезно ограничивает наши действия.

Сейчас довольно часто говорят о покупке банковских долгов коллекторами. Как Вы относитесь в перспективе такой практики в Беларуси?

Банк действительно может быть заинтересован в продаже, так как при возникновении просроченного долга банк обязан дополнительно формировать под него резерв. Но мне кажется, что тут не стоит ожидать больших объемов ввиду того, что банку и коллектору будет тяжело договориться о цене дисконта. К примеру, в России стороны также редко договариваются о покупке долга. Коллекторской организации выгодно купить долг с большим дисконтом - за 5-10% его стоимости, а банк обычно устанавливает цену порядка 50% стоимости долга. Поэтому серьезного развития такая практика не получила.

Возможны исключения, когда продаются совсем «мертвые» долги, или когда продается целый пакет долгов. Делается это через аукцион, участникам аукциона предварительно направляют данные о пакете долгов для анализа, а затем каждый для участников самостоятельно определяет стоимость пакета и свой интерес к данному предложению.

А какая информация должна накопиться для того, чтобы коллекторы могли адекватно оценивать свой интерес к тем или иным категориям долгов?

Для этого нужно будет провести большой объем работы с банковскими должниками, тут будет уместно применить понятие скоринга. Таким образом, мы сможем увидеть, как банки относятся к выбору своих потенциальных кредитополучателей, что они делают для их изучения. Чтобы знать качество долга мы должны оценивать его на момент выдачи. К примеру, данная практика также существует в Прибалтике. В этом случае коллекторская организация дает обязательство купить у банка долг при выдаче кредита, если по нему возникнет просрочка.

Сейчас, по опыту нашей работы, у нас начало складываться определенное видение, но объема информации недостаточно для принятия решений. Мы сможем определять для себя «интересные» категории должников только когда наработаем достаточную статистику по взысканию. Могу сказать, что в данный момент по другим видам должников, например, страховым, у нас есть статистика, и мы уже можем видеть, с кем из них мы сможем работать.

Полноценно коллекторский рынок заработает после окончания первого этапа, на котором коллекторские агентства будут активно оказывать услуги банкам, после первоначальной наработки станет возможна и продажа долгов.

Доступна ли коллекторам информация о должниках из закрытых источников?

Дело в том, что есть ряд баз данных, и сейчас мы ведем переговоры с государственными структурами по поводу доступа к данным о должниках. Естественно, речь идет о данных, не представляющих закрытую информацию. По мере наработки определенных дел мы формируем и свою собственную базу данных, причем не только по физическим лицам.

А как Вы относитесь к эффективности работы с долгами аффилированных банкам коллекторов?

Аффилированная компания ограничивает себя одним банком, в лучшем случае она может найти еще клиентов не из банковской сферы, так как ни один сторонний банк не станет работать с компанией, аффилированой другому банку, из-за возможности утечки информации. Таким образом, с одной стороны, такая компания сразу же получает гарантированного клиента, но с другой стороны, ее деятельность этим клиентом и ограничивается.

Борис Валерьевич, так чего же нам ждать от развития рынка коллекторства?

Это решит несколько основных вопросов: разгрузит банковские службы и допустит профессионалов на тот рынок, которым пока никто серьезно не занимается.

Банки работают по такой схеме - делают пару звонков должнику, и если это не принесло никаких результатов, то направляют документы в суд. Затем получают решение суда и дожидаются вступления в силу исполнительного производства. Вот и все. Далее банк периодически звонит судебным исполнителям и интересуется, как идут дела. Если судебный исполнитель направил запросы об имуществе и получил ответ, что имущества нет или должник, допустим, нигде не работает, то дело откладывается в долгий ящик.

В нашей практике бывали случаи, когда мы начинали работать с такими должниками и находили их место работы, имущество. Причем использовали абсолютно законные методы.

Мы можем вполне продуктивно сотрудничать и с судебными исполнителями. Они имеют полномочия – у нас есть время и желание работать. Еще раз подчеркну, что во всех случаях мы используем информацию из открытых источников. Просто наши сотрудники умеют с такой информацией работать.

Благодарю Вас за интересные ответы. Успехов Вам и Вашей компании.


www.infobank.by 

Екатерина Смирнова