Отзывы о банках



Капитальное воспитание

Капитальное воспитание

Российскую "золотую молодежь" не минули грехи отцов: безумное расточительство, бесконечные вечеринки... Если многие вековые династии западных миллионеров давно переболели желанием купать чад в роскоши, то в России лишь отдельные состоятельные люди используют проверенные модели финансового воспитания детей. Впрочем, хотя на слуху в основном скандальная светская хроника, немало и у нас мальчиков-мажоров, которые предпочитают забавам упорный труд.

Два мира, два детства

История финансового воспитания Никиты, сына председателя правления одного из российских банков Александра М., нетипична для состоятельной российской семьи. "Когда я пошел во второй класс, отец ввел систематическую выдачу карманных денег — каждую неделю по четвергам,— вспоминает Никита.— Если деньги у меня заканчивались слишком быстро, отец больше ничего не давал. Одна неделя в месяце была отчетной — отец просил меня расписать все мои траты до рубля, и вместе с ним мы обсуждали, на чем можно было бы сэкономить. Причем я заранее не знал, какая это будет неделя". Такую систему финансового управления собственным сыном банкир привез в 1995 году из Нью-Йорка, где проучился полгода на курсах MBA.

Подход банкира совпадает с идеями автора одной из самых известных книг в этой сфере "Raising Financially Fit Kids" ("Как научить ребенка обращаться с деньгами") Джолайн Годфри. "Состояние своего банковского счета ребенок обязан знать с точностью до доллара, расходы за прошедшую неделю — с точностью до цента, и боже упаси влезать в долги!" — пишет Годфри. Вывод о том, что российский бизнесмен начитался суровых советов американского гуру, сделать легко, но он будет неверен: книга была написана позже, чем наш банкир взялся за финансовое воспитание сына. Просто внимательное отношение к деньгам — один из принципов западной цивилизации, которой деньги не вдруг свалились на голову.

С бытовой финансовой грамотностью у подростков из российских состоятельных семей, считает Ольга Савина, генеральный директор Межрегиональной ассоциации психологов-практиков "Просто вместе", дела обстоят неважно: "Каждый год мы проводим детские психологические лагеря, в которых дети живут по-взрослому: в лагере, к примеру, в обращении своя валюта, "гарфилд". Я заметила, что дети из обеспеченных семей совершенно не понимают цены деньгам, не умеют контролировать свои расходы, не умеют откладывать".

Такие детишки теряются, когда старшие вдруг заявляют: "Потратишь все деньги в один день — потом не на что будет жить оставшиеся две недели". Не в силах справиться с привычкой ни в чем себе не отказывать, дети просят забрать у них деньги "на сохранение". "Когда в старшем возрасте у молодых людей, привыкших тратить без счета, появляются действительно крупные суммы, они так же их прожигают",— описывает болезнь психолог Савина.



Все закономерно: старики помнят, как в детей старались впихнуть как можно больше еды, потому что время было голодное, а за желанием нынешних родителей "дать ребенку все, что он хочет" стоит серое советское детство нынешних 35-40-летних. Потребление без границ, однако, стало новой угрозой для юных созданий из уже относительно широких слоев общества, и перед их родителями встает вопрос: как не перекормить отпрыска.

Рецепты стройности

Помимо системы детского финансового мониторинга, введенного банкиром М., отцовским нововведением стали регулярные контакты с родителями школьных друзей сына. "Логика у папы была такая: дети очень подвержены влиянию сверстников, и, если два человека в группе начинают тратить больше денег, остальные стараются от них не отставать",— объясняет Никита.

Родители договорились, что будут выдавать сыновьям одинаковые суммы на карманные расходы. "Если родители разобщены, в среде детей воцаряется финансовая анархия. Если вам довелось встретиться с родителями друзей вашего сына, договоритесь о том, каких правил финансового поведения будут придерживаться все родители",— пишет в своем бестселлере Годфри.

На фиксированной выдаче карманных денег отец Никиты не остановился. "Когда я закончил младшую школу, отец объявил, что раз в месяц будет устраивать у нас дома собрание "Клуба будущих миллионеров",— рассказывает Никита.— К этим собраниям мама всегда накрывала стол с пиццей и другими вкусностями".

На собрание приходили шестеро-семеро Никитиных одноклассников, и его отец объяснял детям, что такое курсы валют, банковские вклады и т. д., а также рассказывал истории успеха выдающихся бизнесменов — Рокфеллера, Вандербильта, Форда. Автор книги по финансовой грамотности для детей рекомендует не только устраивать детям лекции, но и предлагать самим сформировать свой первый финансовый портфель. А кроме того, устраивать дома просмотры "финансового кино" и обсуждать книги о деньгах — к ним, по мнению Годфри, можно отнести даже "Венецианского купца" Шекспира.

Когда Никите М. исполнилось 14 лет, отец сказал, что может, конечно, и дальше выдавать ему небольшие карманные деньги, но, если сын начнет помогать ему в банке, доходы юноши резко возрастут. Никиту идея увлекла.

"Я приходил после уроков в банк, редактировал разные таблицы на компьютере, иногда ездил куда-то как курьер. После поступления в университет мне позволили отвечать на звонки. А когда мне исполнилось 18, я начал работать с клиентами". Сейчас 20-летний Никита руководит в банке отделом по работе с физическими лицами.

И эта схема привлечения ребенка в бизнес сродни американской. Будущий строительный магнат Дональд Трамп с 11-летнего возраста ходил с отцом, занимавшимся строительством, смотреть объекты и наблюдать за переговорами.

В своей книге "Думай как миллиардер" Трамп пишет: "Таская меня с собой по стройкам, отец давал мне не деньги, а нечто куда более ценное — знания, которые я впитывал и на основе которых сформировался мой деловой инстинкт". Миллиардер Джон Дэвидсон Рокфеллер вообще создал у себя дома модель коммерческого предприятия. Если верить биографам, он назначил свою дочь исполнительным директором, заставил остальных детей вести бухгалтерские книги и ввел фиксированную оплату домашнего труда.

Результаты такого воспитания, правда, оказались спорными. В то время как сын Рокфеллера Лоренс становился активнейшим игроком венчурного рынка, его дочь Эдит обретала популярность у желтых газет Америки. Уинтроп, любимый рокфеллеровский внук, устав от домашней муштры, подался на нефтепромыслы в Аризону, где жил на 75 центов в день, занимаясь черной работой. Другой внук основателя династии, Нельсон, стал губернатором Нью-Йорка.

Как бы то ни было, к концу XX века в США сложились определенные традиции финансового воспитания детей. "США отличаются даже от Великобритании тем, что финансовое обучение детей у нас — это целая индустрия,— рассказывает Морин Киндал, эксперт тренинговой ассоциации Smart Start, которой корреспондент "Денег" позвонила в Сан-Франциско.

По ее словам, в Штатах существует множество тренингов по финансовой грамотности для детей и родителей, выпущен не один десяток книжек и учебных пособий для детей, есть специальные развивающие компьютерные игры.

Состоятельные родители начинают знакомить своих детей с деньгами примерно с 3-4 лет, хотя обычно американским детям дают первые центы в 5-6 лет. В 11 лет дети из обеспеченных семей получают кредитные карточки. "При этом карманных денег детям из состоятельных семей выдают зачастую меньше, чем их сверстникам из обычных",— говорит Морин Киндал.

Илона Озерова, автор книги "Дети и деньги: все, что нужно знать ребенку, чтобы реально заработать", отмечает, что зарубежные банки хорошо приспособлены к обслуживанию маленьких клиентов: "Я видела в тамошних банках специальные окошечки со ступеньками для детей. В банках есть игровые комнаты, да и сама система открыта для детей". Большой популярностью в США пользуется пластиковая карта Visa Buxx, изюминка которой — упрощенные процедуры заказа карты и пополнения счета, при этом у родителей есть возможность контролировать использование детской карты.

Поколение $

Финансовая культура отпрысков богатых фамилий — не праздный вопрос, утверждает политолог Светлана Соколова, автор исследования "Золотая молодежь. Кто есть кто на пути в элиту". "Постепенно дети сменят своих родителей на постах топ-менеджеров крупнейших российских компаний,— размышляет она.— Их влияние на экономическую и политическую жизнь страны и сейчас велико.

От того, какой будет наша элита через пять-десять лет, в той или иной степени зависит жизнь всех остальных россиян, а авангард нашей "золотой молодежи" должен осознавать свою ответственность, ведь все чаще подрастающее поколение выбирает их в качестве ролевой модели". Специалисты едины во мнении: чем раньше ребенок начнет приобщаться к работе, тем лучше, даже если в семье денег сколько угодно.

"В Анапе, где я живу, дети местных гостиничных магнатов с 15 лет работают официантами и посудомойщиками в отелях,— приводит пример Илона Озерова.— Потом им это поможет управлять гостиницами".

Истории успеха наиболее известных представителей "золотой молодежи" все родом из детства. Президент компании "Калигула" Иван Федоров к бизнесу приобщился в 15-летнем возрасте. "Я начал работать еще в девятом классе. Учился в школе я неплохо, но было скучно. А работать и зарабатывать нравилось. Как раз начиналось кооперативное движение. Я, конечно, не был организатором, им был мой отец (Александр Федоров, ныне владелец компании "Дикая орхидея"). Тогда мы занимались всем: соусами, джинсами, машинами. Помимо "Дикой орхидеи" отец создал компанию "Калигула", но планировал ее продать. Но в итоге нам удалось сделать так, чтобы этот бизнес не ушел из семьи, отец продал мне свою долю акций".

Сын владельца "Крокус Group" Араса Агаларова Эмин пришел в бизнес в 18 лет. "Когда мне было 13, родители отправили меня учиться в Швейцарию, в частную школу строгого режима,— рассказывает Эмин.— А спустя два года я переехал в Америку. Там закончил два последних класса школы и поступил в колледж, выбрав специальность "бизнес-менеджмент и международные финансы".

Мне всегда было стыдно брать деньги у отца, и, как только я оказался в США, устроился на работу. Там это в порядке вещей, когда подросток подрабатывает, например, в супермаркете". В 18 лет Агаларов-младший открыл собственный маленький обувной магазин, где сам сделал ремонт, был и продавцом, и бухгалтером, и менеджером. Параллельно основал бизнес по продаже русских сувениров через интернет. "Когда папа приехал меня навестить, он понял, что я в этой жизни не пропаду",— говорит Эмин. В 2001 году он вернулся в Россию и занял должность коммерческого директора в компании отца.

Еще один известный ритейловый тандем — Александр Кабанов и его сын Евгений, президент и вице-президент компании "Мир" (продажа бытовой техники и электроники).

Они окончили один и тот же факультет Московского авиационного института с разницей в 26 лет. Кабанов-младший оканчивал институт, уже вовсю занимаясь бизнесом: к тому времени Евгений основал компанию "ПроБюро", которая торговала канцелярскими товарами. В 2001 году отец пригласил сына стать топ-менеджером компании "Мир" — к тому моменту Кабанов-младший успел сделать успешную самостоятельную карьеру.

Сын бывшего владельца Кировского завода Петра Семененко Георгий пришел на завод в 18 лет. Сначала он работал учеником слесаря-ремонтника в мартеновском цехе, позже — в прокатном цехе завода "Петросталь", а в 21 год вошел в совет директоров Кировского завода. После гибели отца 23-летний Семененко был выбран директором завода.

Как и в случае с Рокфеллерами, в российских богатых фамилиях случаются истории, когда дети добиваются успеха наперекор родительским установкам. Главный редактор сайта Vogue.ru 21-летняя Анна Фрост вынуждена была сбежать из дома. "Я даже сказать не могу, чем точно занимаются родители. Что-то строят и что-то бурят.

Я в это никогда не вникала, даже названия компаний вспомнить не могу, потому что их несколько",— признается она. Разлад с родителями начался после поступления девушки в Высшую школу экономики. "Из-за тусовок у меня были проблемы с институтом, на втором курсе я ушла в академический отпуск и не вернулась. Сильно поругалась с папой и буквально сбежала из дома,— вспоминает Анна.— В интернете нашла вакансию в журнале о моде, устроилась". К 20 годам у Анны появился неплохой багаж знаний о мире глянца, море контактов плюс раскрученный блог. "Уже можно было стучаться в двери крупных издательских домов",— улыбается она. Отношения с отцом недавно удалось наладить, хотя он до сих пор расстраивается из-за того, что дочь занимается "всякой ерундой".

Работа над ошибками

Дети-транжиры часто вырастают у родителей, которые либо сами грешат неуемным потреблением и не контролируют ребенка, либо у тех, кто жестко ограничивает ребенка в покупках, считает председатель межрегиональной ассоциации психологов-практиков "Просто вместе" Ирина Млодик. "Вредно давать ребенку бесконечные ресурсы. Ребенок должен научиться существовать в режиме ограниченного бюджета",— считает она.

Уже ученому чаду можно позволить распорядиться недельным бюджетом семьи — родителей наверняка приятно удивит, как быстро ребенок поймет, что сколько стоит, если на него ляжет ответственность. Важно не впадать в крайности: нельзя совсем ущемлять ребенка в деньгах. Грубая ошибка взрослых — забирать у ребенка те деньги, которые ему дали ранее, пусть даже после плохого поступка отпрыска. Пусть лучше этот поступок приведет к урезанию финансирования в дальнейшем, а вот уже выданные деньги неприкосновенны.

По словам Илоны Озеровой, растущей популярностью в России пользуются "детские вклады": родители покупают акции компаний вроде "Детского мира" и подобных интересных детям структур. "В некоторых состоятельных семьях дети имеют такие вклады с 6-7 лет",— рассказывает Озерова. Так продвинутые состоятельные родители учат своих детей получать пассивный доход: когда ребенок чувствует свою причастность к судьбе интересной для него компании, ему проще разобраться в финансовых механизмах.

Все более открытыми для юных клиентов становятся и российские банки. В прошлом году банк "Возрождение" создал новый проект — начал выпуск специальных детских банковских карт. Финансовая группа "Доходъ" создала программу "Детский инвестиционный портфель".

Минимальная сумма вложений для участия в программе — 5 тыс. руб. Вторичная покупка — от 1 тыс. руб. Активы (денежные средства, акции, облигации, паи), находящиеся на счете ребенка, являются его собственностью. До совершеннолетия растратить или по-другому распорядиться богатством юный человек не может, но само понимание ребенком, что у него за душой что-то есть, с младых ногтей развивает инвестиционный инстинкт. Финансисты в этом только помогут. "Хотя ребенок не может осуществлять финансовые операции, вы вправе приводить его в банк на консультации, чтобы он принимал решение, какие акции стоит докупить, а вы от своего имени будете это делать. Ребенок может встретиться с нашими менеджерами, чтобы почувствовать себя взрослым, мы можем устроить такое шоу",— рассказали "Деньгам" в финансовой группе "Доходъ".

Схожая программа "Растем вместе!" есть у столичного Лефко-банка. Минимальная сумма стартового взноса для участия в программе — 10 тыс. руб. "С 14-летнего возраста, когда у ребенка появится свой паспорт, он сможет самостоятельно класть и снимать деньги с разрешения родителей",— рассказал менеджер банка Сергей Горностаев.

Эта программа позволяет к совершеннолетию ребенка сформировать его стартовый капитал. Кроме того, ребенок сможет окончить курсы в учебном центре банка, получить сертификат трейдера, а позже — пройти преддипломную практику в одном из подразделений банка.

Другой способ приобщения ребенка к бытовой экономике — деловая игра. "Чтобы научить детей понимать цену денег, в нашем психологическом лагере мы даем детям возможность подзаработать,— рассказывает Ольга Савина.— Например, можно открыть свою парикмахерскую студию и делать там укладки другим членам лагеря. Собственный труд дети ценят. Когда пытаешься с ними торговаться, чтобы сбить цену, они стоят на своем: либо плати столько, сколько моя работа заслуживает, либо иди делать прическу к кому-нибудь другому".

В Пензе в 1994 году был создан учебный детский банк при содействии губернского банка "Тарханы". Ученики 8-11-х классов школы могут учиться в банке год или два по четыре часа в неделю. В ходе обучения дети проходят стажировки в виртуальном банке на рабочих местах экономиста и бухгалтера, участвуют в деловых играх, тренингах.

Процесс "капитального воспитания" в общем идет. "Формирование нынешнего правящего класса в России происходило форсированно. Отсюда все эти проблемы с детьми, разговоры из серии "Да ты вообще знаешь, кто мой папа?". Если в США бизнес-династии складывались сотню лет, то у нас еще рано говорить о династиях как таковых — прошло лишь полтора десятилетия",— объясняет Светлана Соколова, отмечая при этом позитивные тенденции: ночные клубы с шампанским за тысячи долларов и прочие развлечения детей "малиновых пиджаков" постепенно уходят в прошлое.

Морин Киндал из Сан-Франциско уверена: россиянам следует перенимать опыт финансового обучения детей в США, но с поправками на национальный менталитет: "Российские дети довольно рано начинают подрабатывать, но при этом кредитные карты заводят гораздо позже, чем их американские сверстники. Надо считаться с этой спецификой, внедряя в России программы по финансовому обучению детей".

С осторожностью, по словам экспертов, следует относиться к практике вознаграждения детей за хорошие оценки в школе. "Это, конечно, стимулирует, но у ребенка должна быть собственная мотивация учиться, а не только финансовая заинтересованность,— считает Ирина Млодик.— Или когда мы платим ребенку за работу по дому, в семье устанавливаются товарно-денежные отношения".

Отдельный вопрос — в каком возрасте приучать ребенка к деньгам. "Я считаю, что уже с трехлетнего возраста надо показывать детям монетки и объяснять, что на эти монетки можно купить,— считает Илона Озерова.— Уже с 6 лет надо учить детей распределять средства. И не стоит сдерживать желание ребенка заработать денег, даже если он еще учится в младшей школе".

Впрочем, метод Рокфеллера с фиксированной оплатой помощи по дому специалисты считают непригодным для России. Морин Киндал отмечает, что распространенная в США практика — давать детям пару долларов за вымытые полы — в России с ее семейными устоями может "убить всю душевность".


www.kommersant.ru
АНАСТАСИЯ КАРИМОВА


 
сундук