Отзывы о банках


InfoBank.by – Все банки Беларуси  >  Все статьи по финансам и банкам  >  Интервью с Председателем Правления ЗАО Банк ВТБ (Беларусь)

Интервью ЗАО Банк ВТБ (Беларусь)
Совместный проект портала  и еженедельника

Интервью с Председателем Правления ЗАО Банк ВТБ (Беларусь)
Владимиром Владимировичем Ивановым

Справка: Владимир Владимирович Иванов родился в 1963 году в Витебской области Республики Беларусь.

Имеет 3 высших образования: Новополоцкий политехнический институт им. ЛКСМБ (1989), Белорусский негосударственный институт правоведения (1997), Белорусский государственный экономический университет (1999).

В банковском бизнесе с 1990 года. Начинал с должности начальника отдела ценных бумаг АОЗТ «Югорский акционерный банк» (Россия, Нижневартовск).

С момента основания ЗАО «Славнефтебанк» в 1996 году является Председателем Правления. В прошлом году в результате ребрендинга «Славнефтебанк» стал Банком ВТБ (Беларусь). Женат, двое детей.


Владимир Владимирович, насколько мне известно, Ваш профессиональный путь банкира начался в России. Скажите, пожалуйста, как Вы там оказались и насколько это было закономерно?

На самом деле, я родился, вырос и получил первое высшее образование в Беларуси. Однако после окончания учебного заведения, я, по стечению обстоятельств, оказался на севере России. Будучи командиром стройотряда, я остался там работать по предложению строительного управления.

Карьеру в строительстве сделал достаточно быстро. Но началась перестройка, а с ней и резкое обрушение строительной отрасли. В тот момент переплелись и объективные, и мои личные обстоятельства (в моей семье ожидалось пополнение), и чтобы банально прокормить семью, я начал работать в банковской сфере.

Если говорить точнее, свою карьеру банкира я начал в период создания Югорского акционерного банка в Нижневартовске. Правда, я предварительно прошел учебу в Москве, в Финансовой Академии, где получил лицензию, позволявшую мне оперировать на рынке ценных бумаг. Сперва я возглавил отдел, а в последующем - управление ценных бумаг банка. Был членом Совета директоров банка, поэтому знал так называемых «нефтяных генералов», которые являлись одновременно акционерами нашего банка.

А как Вы попали в «Славнефтебанк»? И как менялся банк с 1996 года?

Спустя некоторое время работы в Югорском акционерном банке мне поступило два предложения – либо возглавить филиал банка - «Югра», который находился в Москве, либо воплощать идею создания «Славнефтебанка» в Беларуси.
Я принял второе предложение, так как мне, конечно, хотелось вернуться на родину, в Беларусь. Первоначально банк планировали открывать в Мозыре, однако по мере организации и изменения состава акционеров, зарегистрировали в Минске.

Если оглянуться назад, то теперь становится понятно, что большой необходимости в создании банка тогда не было. Дело в том, что организация «Славнефтебанка» была в какой-то степени данью моде, так как при промышленных группах создавались и другие банки.

Однако с самого момента организации банка мы двигались только вперед, об этом я могу сказать с большим удовлетворением. Когда «Славнефтебанк» зарегистрировался, действующих банков было около сорока, и по капиталу мы находились во втором десятке. В последние несколько лет – на седьмом месте.
 
Владимир Владимирович, когда и у кого возникла идея поиска потенциального стратегического инвестора?

К этому подтолкнула ограниченность состава акционеров, и поверьте, эта идея – поиска стратегического инвестора - возникла не в прошлом году, а гораздо раньше. Правда, определенные акционеры банка были категорически против изменений, полагая, что управляемость банка станет хуже, тем более, что к банку в части его рентабельности никогда претензий не было.

Однако я понимал важность двух обстоятельств. Во-первых, наш поступательный рост мог объективно со временем прекратиться, об этом говорил и мой российский опыт. Во-вторых, нефтехимическая отрасль, которая нам была очень интересна, требовала гораздо больших объемов от банка.

Именно тогда я начал убеждать белорусских акционеров «Славнефтебанка», что необходимо в качестве стратегического инвестора привлекать профессиональный банк, который мог дать нам кроме ресурсов - технологии, инструменты, и открыть перед нами двери своих возможностей. Мне удалось убедить акционеров, и с 2006 года мы стали активно работать в данном направлении.
 
Перед нами не стояла узконаправленная задача – найти российский банк. Мы искали и на западе, и на востоке, и даже на юге. И встреча с ВТБ у нас произошла, когда последний искал на нашем рынке один из банков для покупки. У ВТБ уже был совершен к тому моменту ряд подобных сделок, и на их фоне руководство российского банка было удивлено нашей прозрачностью и отсутствием «скелета в шкафу».

Я не лукавлю, доказательством этому служит тот факт, что из всех Председателей Правления банков, которые приобрел ВТБ, я, наверное, единственный остался на своем посту. В целом, не было никаких претензий к существующей команде и не произошло никаких кадровых изменений, кроме тех, которых потребовала новая стратегия банка.

Назовите, на Ваш взгляд, самые значимые Ваши достижения в профессиональной сфере.

Я не считаю, что наивысшее мое достижение уже произошло. Я стремлюсь сделать что-то полезное, мне хочется когда-то в будущем, выходя на пенсию, оглянуться и сказать: «Ну, вот, я сделал вот это и вот это». Но я горжусь, что мы в достаточно сложные времена смогли создать этот банк и ни разу не привели его к тяжелому положению. Хотя объективные предпосылки для этого время от времени создавались.

Чего стоил хотя бы удар по коммерческим банкам, когда из числа наших клиентов увели одним махом государственные предприятия, а это было 34 предприятия нефтяной отрасли.
Но мы сумели устоять, и на наших клиентах это никоим образом не отразилось.
Сейчас мне очень приятно слышать, что ВТБ в Беларуси становится известным и уважаемым банком. Мы очень кропотливо работаем над его имиджем.

Владимир Владимирович, какой у Вас стиль руководства?

Я не считаю, что я мягкий руководитель. Наверное, это сильно зависит от ситуации, и мой стиль руководства нельзя обозначить однозначно авторитарным или демократичным. Сейчас, на этапе развития банка, стиль управления должен носить больше черт авторитарности.

Принцип, который я всегда стараюсь соблюсти – это корректно донести свои мысли. Я редко принимаю решения или даю поручения, не прокомментировав их. При этом я ожидаю, что меня либо поддержат, либо выскажут свою точку зрения. Естественно, я могу занять твердую позицию в некоторых случаях – на то я и руководитель. Но я - не твердолобый, я могу достаточно спокойно изменить решение, если оно неправильное. Один из моих принципов - быть всегда доступным для своих подчиненных, которые, как я считаю, приходят ко мне не просто так, а со своими важными вопросами и проблемами. Ведь мы все делаем единое дело, и без коллектива я – никто.

Я также поддерживаю принцип иерархии. Считаю, что задача руководителей среднего звена - выстроить работу своих подчиненных правильно, поэтому я никогда не буду перескакивать через их головы для решения оперативных вопросов.

В настоящее время в Банке ВТБ (Беларусь) достаточно большой штат работников. Участвуете ли Вы сами в формировании команды или это отдано на откуп службе персонала?

Ни в коем случае. К формированию команды я отношусь очень серьезно. Я как руководитель, администратор, очень хорошо понимаю, что слаженность моей команды – это мое будущее. Я также понимаю, что все люди имеют свои плюсы и минусы, и их черты характера необходимо учитывать, ведь они не роботы. Каждый человек имеет две составляющие – профессиональную – и как раз в нее я вмешиваюсь меньше, считая что ее должны оценивать профессионалы, и психологическую, которую я, безусловно, всегда оцениваю.

Владимир Владимирович, что бы Вы посоветовали молодым и амбициозным специалистам, каков Ваш «рецепт успеха»?

Я отношусь к себе самокритично и не считаю, что я уже всего достиг и ко всему пришел.
Но могу дать совет, что для достижения успеха надо учиться и учиться... и никогда не считать себя умнее других.


А в остальном – просто надо не бояться, надо ставить перед собой задачи – и пытаться их достигать.
У каждого - своя линия успеха, у каждого – своя вершина. У меня есть опыт хождения в горы и для себя я сделал определенный вывод. Каждый к вершине идет по одной тропе, но, вместе с тем, этот путь дается по-разному. Назвать некий уникальный метод успеха нельзя.

Вы давно работаете в банковской сфере и имеете опыт не только работы в Беларуси, но и в России. Расскажите, пожалуйста, об отличиях. Как менялась банковская сфера, можно ли выделить какие-то интересные тенденции? Какие изменения были к лучшему, а какие усложнили работу?

Трудно даже сравнить между собой эти два времени. Действительно, начало моей трудовой карьеры пришлось на очень интересное время, тогда только начиналось становление рынка ценных бумаг. Зато было очень интересно работать. Мы продавали собственные акции банка, проводили приватизацию, которая совместилась с акционированием предприятий, разрабатывали и выпускали депозитные сертификаты.
 
Я помню дискуссии по вопросу внешнего вида акции, какого стандарта – американского или европейского - нужно придерживаться, какая степень защищенности у нее должна быть. Честно говоря, мысли о том, что акция может быть безналичной, тогда не было. Но с другой стороны, были и существенные проблемы - инфляция достигала 300% в год, отсутствовала конвертация рубля, биржа работала всего лишь два раза в неделю в Москве.

Сейчас мы работаем в абсолютно цивилизованных условиях. При этом отличительной особенностью белорусской банковской сферы являются, безусловно, отношения банков с Национальным банком. Конечно, Нацбанк – это контрольный орган, он этим инструментом пользуется, но пользуется, на мой взгляд, очень корректно и правильно. Поэтому отношения с Нацбанком носят характер партнерских. Поверьте, в России такого нет и близко.

Как Вы считаете, как будет развиваться банковский рынок нашей страны в ближайшее годы? Каких интересных тенденций нам ожидать?

Все, что делается сейчас Национальным банком – это очень серьезные и прогрессивные шаги, и свидетельствует об отсутствии боязни, которая когда-то навевалась приходом иностранного капитала в банковскую систему. Ведь все уже забыли, что вначале хотели оставить ограничения доли иностранного капитала - 10% от собственного капитала банка.

Позиция Нацбанка очень правильная – она создает рыночные условия в банковской системе.

Поэтому я думаю, что рынок будет достаточно активно развиваться, а в последующем нас ждут такие же подвижки как в России.

Не в обиду нам сказано, но от российского рынка мы пока отстаем по продуктовому ряду, технологиям и возможностям банков. Но теми темпами, которыми мы развиваемся, мы очень быстро сократим этот разрыв. Наверное, следует ожидать активизации процесса поглощения и слияния не очень крупных банков. Возможно, что за счет этих процессов на рынке останется меньше банков. Эту тенденцию должны учитывать вновь создаваемые банки, хотя я ни в коей мере не призываю их не открываться. Любое открытие банка – это хороший опыт, а с хорошо поставленным контролем Национального банка коллапсов быть не должно.

Владимир Владимирович, в заключение нашего разговора позвольте Вам задать два личных вопроса. Во-первых, какое у Вас любимое занятие, чем Вы занимаетесь в свободное время?

Возможно, мое хобби не очень характерно для банкира, но я очень люблю рыбалку, причем и летнюю, и зимнюю. А в межсезонье занимаюсь охотой. Это достаточно рискованное занятие, поэтому я предпочитаю постоянные места и известный мне коллектив охотников. Люблю ходить на крупного зверя.

А как Ваша семья относится к Вашей напряженной работе?

Безусловно, у меня ненормированный рабочий день и много командировок. В отношении семьи я – не подарок, и это не совсем то, что семья может желать увидеть во мне как в отце и муже. Но моя профессия – это мое предназначение... Возможно, на пенсии я стану более домашним.

Спасибо большое за время, которое Вы нам уделили. Больших успехов Вам и Банку ВТБ (Беларусь)!
www.infobank.by
Беседовала Екатерина Смирнова.