Отзывы о банках


InfoBank.by – Все банки Беларуси  >  Николай Лузгин: «Надо оставаться оптимистом»

Николай Лузгин: «Надо оставаться оптимистом»

Размер шрифта:    Уменьшить шрифт  Восстановить исходный рзмер  Увеличить шрифт 
27431

Председатель Правления Банка БелВЭБ Николай Лузгин — человек уникальный. Он прекрасно знал еще советскую банковскую систему и написал о ней диссертацию, преподавал в ВУЗе, был одним из первых сотрудников Национального банка независимой Беларуси.
 
С 1998 по 2011 годы работал заместителем Председателя Правления, а с 2011 по 2013 — первым заместителем Председателя Правления Нацбанка Беларуси. Сейчас — возглавляет один из крупнейших банков страны — Банк БелВЭБ.
 
За глаза другие банкиры называют его «человек-легенда». К этой характеристике сложно что-то добавить. Но мы попробуем…
 
Николай Лузгин, Председатель Правления Банка БелВЭБ
 
— Николай Владимирович, вы всю жизнь проработали в банках, в том числе в Национальном банке. Почему одни банковские сотрудники делают карьеру, а другие могут всю жизнь проработать на кассе. Какие качества характера отличают настоящих банкиров?
 
— В первую очередь, работоспособность, умение организовать свою работу.
 
Конечно же, порядочность, потому что  банк — это большие деньги: и безналичные, и наличные. Хотя, в отличие от других отраслей экономики, банковская сфера контролируется в гораздо большей степени.  Здесь каждая копейка проходит по документам, отслеживается и проверяется.
 
Еще, наверное, стоит отметить коммуникабельность, умение общаться. Где бы ты ни работал: в рознице или с юридическими лицами — это всегда общение с людьми: с клиентами, с коллегами.
 
Если работать в Национальном банке, то важно уметь взаимодействовать с другими государственными органами. И всегда нужно решать вопросы и находить компромиссы.
 
— Что для банкира — умение находить компромисс?
 
— Например, в коммерческом банке приходит клиент, хочет взять кредит. Можно подойти к этому формально, сказать — у вас обеспечения не хватает, или назвать астрономический процент.
 
А можно  — что-то посоветовать, что-то подсказать, где-то помочь документы оформить. Всегда надо входить в положение клиентов. Конечно, не идти у них на поводу, а искать обоюдовыгодные решения.
 
В госструктурах — тем более. Когда обсуждаются документы, проекты, постановления и указы — всегда есть какие-то противоречия и различные мнения. Но нужно приходить к какому-то консенсусу. 
 
— Где проще работать в коммерческом банке или в Национальном банке?
 
— Однозначного ответа нет. Везде есть плюсы и минусы. Мне нравилось работать в Национальном банке. Я люблю заниматься макроэкономикой, анализировать ситуацию. Это была интересная работа, но всему свое время.
 
Свои плюсы есть и в коммерческом банке — здесь больше самостоятельности, меньше зависимости от других структур. Здесь ты сам пришел и сам расписал свои дела на сегодня и на завтра.
 
В госструктуре работник более зависим. Там всегда совещания, поручения — и очень часто все они срочные. Надо все бросать и решать какие-то вопросы. Это более стрессовая работа — в коммерческом банке более спокойно. Хотя ответственности хватает и там, и там.
 
— Ваши дети пошли по вашим стопам?
 
— В определенной степени — да. Сын закончил экономический факультет БГУ, работал в коммерческих банках. Правда, сейчас он — бизнес-аналитик в компании «ЕРАМ», но все равно занимается экономикой. Дочка тоже экономист, работала в банках, в Международном валютном фонде, сейчас — в одной исследовательской организации, занимающейся вопросами экономики.
 
— Получается, что вся семья — экономисты?
 
— Жена — нет. Она по образованию инженер - электроник, а дети — да, экономисты.
 
— Когда вы собираетесь всей семьей, начинаете обсуждать экономические вопросы? Например, переход на новый принцип торгов на Белорусской валютно-фондовой бирже?
 
— Обсуждаем. Конечно, обсуждаем. Жена иногда ругается: «Вот, опять собрались экономисты, говорят о своей работе!»
 
— Вы когда говорите о себе, то почему-то называете себя экономистом, а не финансистом. Есть какое-то существенное различие?
 
— Да. Экономист — это более широкое понятие. Когда я работал в Национальном банке, занимался валютным регулированием, другими вопросами, я очень четко понял, что финансовая система сама по себе не существует. Финансы — это часть всей экономики.
 
Сегодня, работая в коммерческом банке, я все равно отслеживаю общую ситуацию. Как в целом идет реализация продукции наших предприятий? Как обстоят дела с экспортом и импортом? Как изменяются остатки продукции на складах? Все это напрямую отражается на банковской системе, на нашей работе. Экономика — это единое целое, и именно так ее и надо рассматривать.
 
— Должен ли банкир продолжать учиться?
 
— Да. Банкир должен учиться всегда, пока трудится. Другой вопрос — в какой форме. У нас в банке очень серьезно поставлено дело обучения кадров. Постоянно проводятся семинары, тренинги, в том числе дистанционные.
 
Если говорить лично обо мне, то я читаю периодику, экономические журналы. Что-то нахожу в интернете. По возможности участвую в работе конференций и семинаров. Учиться надо постоянно — иначе можно просто отстать. Экономика развивается и меняется быстро. Сейчас появляется много новых технологий, в том числе — цифровой банкинг, и надо быть в курсе происходящих изменений.
 
— Председатель Правления банка может закрыть глаза и представить себе общую структуру банка, что столько-то кредитов выдано, столько-то депозитов привлечено. И можно ли представить всю структуру банка в голове?
 
—  Дело в том, что эти цифры каждый день меняются. Конечно, примерно представить можно. У нас каждую неделю по понедельникам проходит планерка. Мы с заместителями собираемся — каждый по своему участку докладывает.
 
Как изменились суммы депозитов населения и юридических лиц, сколько кредитов выдано, как изменился портфель, какие процентные ставки действуют на рынке. Я все время в курсе происходящего. Кроме этого, смотрю общебанковскую отчетность Национального банка.
 
— Национальный банк может позвонить и сказать — нужно сделать так вот, так вот и так вот?
 
— У Национального банка есть постановления, обязательные к исполнению, которые определяют порядок работы банков. В этом плане Национальный банк выступает как регулятор. Он, например, определяет, как работает валютный рынок, есть ли ограничения на межбанковском рынке (сейчас они сняты). И все банки слушаются и исполняют.
 
Бывают, конечно,  рекомендации, которые формально, может быть, необязательны к исполнению, но  банки стараются их придерживаться. И Банк БелВЭБ всегда стремится выполнять рекомендации регулятора.
 
— Как вы стали банкиром? Случайно или целенаправленно шли к этому?
 
— Целенаправленно. Мой отец всю жизнь работал в системе Гострудсберкасс, и, естественно, в семье обсуждались экономические вопросы. Поэтому я сразу после школы пошел в Нархоз, на финансовый факультет (специализация «Кредит»). Тогда эта специальность не пользовалась большой популярностью — зарплаты в банках были маленькие. Но мне это было интересно, и я пошел туда учиться. После окончания  начал работать в банковской системе. Это все — осознанные шаги.
 
— Какие это примерно годы?
 
— Я поступил в 1973 году, окончил в 1978 году. После института была аспирантура в том же Нархозе, защита диссертации, затем я работал преподавателем на кафедре «Денежного обращения и кредита».
 
Тема моей диссертации была посвящена совершенствованию работы сберегательных касс в республике. Я занимался именно этим вопросом, потому что и мой отец в этой системе работал, и я сам ее неплохо знал. На тот момент в диссертации были довольно передовые идеи — сейчас это все, конечно, устарело. Жизнь идет вперед, и ставит другие задачи.
 
  
— Как экономисты переходили на новые принципы работы? Ведь в Нархозе изучали политэкономию, а потом вдруг ее «отменили» и на всех «свалился» Экономикс. Это  абсолютно разные подходы к экономике.
 
— В СССР были политэкономия социализма и политэкономия капитализма, и еще — дисциплина «Критика антимарксистских экономических теорий». И, в общем-то, пусть даже с точки зрения критики, но все западные теории изучались. Когда начались рыночные реформы, то  эти знания  пригодились. Те теории, которые раньше критиковали, начали использовать на практике.
 
Но и Маркса никто не отрицает. В его теориях — много правильных экономических положений. Просто, если раньше была политэкономия социализма, и утверждалось, что это единственно верная теория и только ей надо руководствоваться, то сейчас используются различные  теории и направления экономической мысли.
 
Их надо изучать и использовать на практике, исходя из конкретной экономической ситуации. Кроме этого, сегодня наработан уже достаточно большой белорусский опыт.
 
— Получается, что и теорию Джона Кейнса в Советском Союзе изучали?
 
— Да. Изучали.
 
— Сейчас вас  зовут в Нархоз читать лекции?
 
— Звали. Я иногда бываю в Нархозе и в БГУ на госэкзаменах или  защите дипломов, но лекции читать  отказываюсь — времени нет. К занятиям надо готовиться, серьезно подходить.
 
— Сильно отличаются современные студенты от советских?
 
— Отличия есть. Сегодня совершенно другая молодежь, более раскованная, более свободно мыслит, у нее больше собственных взглядов. Иногда встречаются  очень интересные студенты. Но нельзя сказать — лучше они или хуже, просто — другие.
 
— Когда вы начали работать в Национальном банке?
 
— 26 сентября 1991 года. Сразу пришел на должность начальника Управления валютного регулирования и контроля, которое в этот же день и было создано.
 
Тогда Беларусь только-только получила независимость, и на базе Белконторы Госбанка был создан Национальный банк. До этого в Белконторе никто валютной политикой, естественно, не занимался — все делалось в Москве. Мы все начинали с нуля.
 
— Трудно было строить новую банковскую систему?
 
— Банковская система в нашей стране уже существовала. Тогда были Госбанк, Внешэкономбанк, Стройбанк и сберкассы. Основа была, но пришлось в работе банков многое переделывать и строить совершенно другую банковскую систему на новых, более рыночных, принципах работы.
 
До этого она была социалистической, а в начале 90-ых появились рыночные отношения, коммерческие банки, валютные расчеты и валютная политика. Конечно, было трудно, мы на ходу и учились, и работали. Очень активно изучался зарубежный опыт.
 
— Получается, что это были романтические годы?
 
— Можно сказать и так. 90-ые — это  интересное время. Мы создавали валютный рынок, открывали биржу, ездили за границу и в Россию, учились.
 
— Тогда тоже было престижно работать в Национальном банке?
 
— Да. В 90-ые годы это уже было престижным. Работая в центральном банке, человек чувствовал, что имеет отношение к экономической политике государства, участвует в ней. Это престижно и тогда, и сейчас.
 
— Национальный банк и тогда находился на углу улицы Ленина и проспекта Независимости?
 
— Да. Он там был всегда.
 
— Где-то в это же время, в начале 1991 года, произошла знаменитая «павловская» реформа, которая разорила миллионы советских граждан. Как на нее смотрят профессиональные банкиры? Что это было, ошибка или целенаправленная деятельность советского руководства?
 
— Это очень больной вопрос. Сейчас уже  немного поутихло, но долгое время люди жаловались, что советские вклады пропали, что обесценились сбережения. Как это произошло? В какой-то степени это был естественный процесс. Дело в том, что, если вникнуть в историю, то  сбережения, которые формально лежали в сберкассах, уже были расходованы. В те годы сбережения граждан шли на строительство БАМа, заводов, других крупных объектов.  Хотя  можно было пойти и получить эти деньги.
 
Поэтому не было ни ошибки, ни кражи. Все началось с бешеной инфляции, потом произошла девальвация. Когда разваливалась великая страна, когда экономика на ходу перестраивалась, когда ломались экономические связи, было много потерь. Тогда упало и производство, и доходы. Потом постепенно это все восстановилось.
 
Сейчас трудно сказать, чем была «павловская» реформа — ошибкой или естественным процессом. Возможно, что все можно было сделать по-другому.
 
Хорошо еще, что у нас в стране не было такого резкого перехода к дикому капитализму. В Беларуси рыночные реформы шли относительно плавно, и больших потерь для экономики, для населения не было, в отличие от других советских республик.
 
И сегодня в Беларуси полный возврат вкладов гарантируется государством. Я других таких стран не знаю.
 
— Почему  «шоковая терапия» в экономике, которую нам постоянно предлагает МВФ, считается панацей от всех бед?
 
— Нет. Она не считается панацеей. Есть разные мнения  в отношении «шоковой терапии», и к ней прибегать совсем не обязательно. Все зависит от конкретной экономической ситуации. Мы же видим, что сейчас в Греции творится, когда экономику загнали в угол.
 
Специалисты МВФ часто придерживаются различных взглядов, и с ними можно спорить. Мне с ними приходилось много работать — их мнение не аксиома. МВФ многие страны слушают, но поступают так, как считают нужным.
 
— Правда ли, что если человек пережил какой-то экономический кризис, то на последующие экономические потрясения он смотрит более спокойно?
 
— Конечно. Как говорится, опыт приходит с годами. Если человек в первый раз попадает в такую ситуацию, то могут и руки опуститься. А если он пережил несколько кризисов, то ко многим вещам человек относится спокойнее.
 
Во время последней девальвации, когда мы 19 декабря 2014 года на бирже ввели комиссионный сбор, я посмотрел на происходящее, вспомнил предыдущие годы и, откровенно говоря, спрогнозировал, что будет дальше, как будет развиваться ситуация в ближайшие дни. Было ясно, что после фактической девальвации придется делать и юридическую.
 
Затем на некоторое время появилась множественность курсов, но из этой ситуации мы быстро вышли. Возник черный рынок валюты. Но, если все это уже когда-то видел, развитие событий легко спрогнозировать.
 
И мы очень быстро разобрались с этой ситуацией, хотя, конечно, с какими-то потерями и трудностями. Выход можно найти всегда — нужно только сохранять оптимизм.
 
— Работа банкира требует много сил, времени и напряжения. Что помогает вам в работе?
 
— Нагрузки, конечно, хватает. Но я привык много работать — это уже черта характера. Что поддерживает? Во-первых, в значительной степени помогает семья. Супруга всегда меня поддерживала, и сейчас освобождает от всяких домашних забот.
 
Во-вторых, с годами выработалась привычка правильно организовывать свое время, и рабочее, и личное. Оптимально его использовать и планировать. Я всегда составляю график, когда и чем заниматься. Поэтому и справляюсь со всеми делами.
 
— Как выглядит график рабочего дня банкира?
 
— В рабочие дни  приезжаю на работу к восьми. Есть обеденный перерыв. Заканчивается работа обычно в  6-7 вечера. Но я всегда стараюсь правильно организовать свой рабочий день, поэтому постоянно «кручусь», стремлюсь уложиться в рабочий график. Без отвлечений, без перекуров — хотя, к счастью, я не курю. Вечером или еду домой, или на спортивные, культурные мероприятия.
 
— Можно ли встретить банкира в магазине или выбивающим ковер на улице?
 
— Конечно можно. Ковры я, правда, давно не выбивал. А в магазины регулярно захожу: и с супругой, и сам, бывает, забегаю после работы. Это нормально. Немного занимаюсь  домашними делами, хотя, повторюсь, многое супруга на себя берет. Все, как и у всех остальных людей.
 
 
— Есть ли у вас хобби?
 
— Есть. Мое хобби — спортивная рыбалка. Она очень помогает в работе. Я вообще люблю побыть на природе. Выходные  стараюсь  провести или с семьей, или где-то посидеть с удочкой, походить по берегу озера, речки.
 
Себя я могу назвать рыбаком-романтиком. Никогда не ставлю себе цели, например, наловить мешок рыбы — стараюсь побыть наедине с природой, посмотреть на поплавок, спиннинг «покидать». Для этого желательно, чтобы людей вокруг не было, или было — но поменьше.
 
Во время рыбалки отвлекаюсь, голова отдыхает от забот. Сижу, смотрю на поплавок, а если при этом еще и поклевывает, то совсем хорошо.
 
Повторюсь, я не ставлю цели наловить много рыбы, часто даже отпускаю ту, которую  поймал. Как водится — «поцеловал», сфотографировал и отпустил. Когда знаешь, что в холодильнике что-то лежит, зачем лишнюю ловить.
 
— Есть ли у вас хобби кроме рыбалки?
 
— Есть увлечение, собаки.  У нас в семье все собачники. У меня сейчас живет английский кокер-спаниель, у дочки — джек-рассел-терьер. Мы их очень любим, они — своеобразная отдушина, ведь общение с собакой  снимает напряжение. Когда возвращаюсь домой, она радуется, бежит навстречу, ласкается. Собаки — это друзья.
 
— Сами выгуливаете собаку?
 
— Как получается — или жена, или я. Часто по вечерам с собакой гуляю. Полчаса, час. И мне полезно для здоровья походить-погулять, и собака рада.
 
— Как зовут собаку?
 
— Ирвин. Поясню почему. Мы брали ее у заводчика, а у них есть правило — от того, в какой день собака родилась, будет зависеть первая буква ее имени. Нашу надо было назвать на букву «и».  Ирвин очень породистый, в свое время разные призы завоевывал на выставках, но сейчас уже старенький.
 
— Остается ли время на чтение, музыку, просмотр телевидения, посещение театров?
 
— Не столько, сколько хотелось бы. По возможности, читаю книги. С детства  люблю научную фантастику.
 
Телевизор я смотрю немного — как-то времени особо нет. В основном, когда бываю дома, смотрю новости: наши, российские, канал «Euronews». По выходным бывают разные интересные передачи, например — КВН. Но чтобы лежать на диване и смотреть — такого нет. Я люблю активный отдых.
 
Что касается музыки, то с молодости слушаю хорошую рок-музыку: и западную, и «советскую». Но послушать чаще всего получается в машине — когда еду за рулем, включаю диск.
 
Иногда — слушаю классику, хожу в театры. Недавно были на премьере «Кармен» в Театре оперы и балета. Мне очень понравилось, шикарная постановка.
 
— В СССР рок-музыку можно было услышать только на коротких волнах, и это особо не приветствовалось. Но вы все равно слушали рок?
 
— Да. «Радио Швеции», «Би-Би-Си», «Голос Америки». У них были музыкальные передачи.
 
— Коллекционировали записи?
 
— Собирал коллекцию пластинок. Еще и сейчас есть и проигрыватель, и коллекция из тех времен, когда что-то удавалось купить. Сейчас проще — можно найти все, что хочешь.
 
— Какие группы вам тогда нравились?
 
— Scorpions (у них еще в советские времена вышли 2 пластинки), Deep Purple, Led Zeppelin, Black Sabbath — классический рок. Конечно же — Beatles.
 
Но мы слушали и советский рок: «Машину времени», «ДДТ», «Наутилус Помпилиус».
 
— В СССР рок был практически запрещен. Оказала ли на вас влияние рок-музыка?
 
— Конечно, все это оказывало влияние. Возьмите тот же «Наутилус Помпилиус». У них есть разные тексты, в том числе — прогрессивные. Возьмите хотя бы песню «Скованные одной цепью».
 
Группа «Машина времени» первое время была полузапрещенной. Помню, когда они первый раз приехали в Минск (концерт состоялся во Дворце Спорта) некоторые песни им петь не давали. Нельзя было. Зрители очень просили спеть песню «Солнечный остров», но музыкантам этого сделать не разрешили. И они ее не спели.
 
— Сейчас можно услышать мнение, что песни советских рок-музыкантов второй половины восьмидесятых — начала девяностых писали чуть ли не в Голливуде или ЦРУ? И что песни «Кино» или «Наутилуса» были просто заброшены в СССР, чтобы разрушить страну. Как вы относитесь к такому мнению?
 
— По-моему, это все чепуха. Другой вопрос, что КГБ  СССР следило за рок-музыкантами — это известный факт. Но неужели кто-то мог предположить, что Андрей Макаревич — американский шпион? Все это глупости.
 
— Вы сказали, что любите читать фантастику. Какие авторы вам нравятся?
 
—Мне нравится классическая фантастика: Рэй Брэдбери, Айзек Азимов, братья Стругацкие.
 
— Перечитываете книги, которые читали ранее?
 
— Иногда перечитываю. Тех же Стругацких. И делаю это с удовольствием. У них много хороших вещей. Мои любимые — «Пикник на обочине», «Трудно быть богом», «Понедельник начинается в субботу».
 
— Вам понравилась последняя экранизация «Трудно быть богом»?
 
— Кино интересное по-своему, но книги Стругацких мне нравятся больше, это  классическая, интеллектуальная фантастика.
 
 
— Может быть, у вас есть какие-то пожелания для наших читателей?
 
— Общее пожелание у меня  как у экономиста всем: и банковским сотрудникам, и обычным людям — будьте оптимистами. Я много лет проработал и в коммерческом банке, и в Национальном банке, много  кризисов пережил, но всегда оставался оптимистом.
 
Сейчас у нас в экономике есть трудности, но я думаю, что и с ними можно разобраться. Как говорил Михаил Жванецкий: «Будем решать вопросы по мере поступления».
 
Все поправимо, все проблемы разрешимы,  и я думаю, что наша экономика будет развиваться поступательно. Поэтому надо оставаться оптимистом.
 
— Николай Владимирович, спасибо вам за интервью.


Источник: www.infobank.by

Понравилось? Отправь друзьям!


Оставить комментарий
  
Комментариев нет
Смотрите также

Наши сервисы:
Только в этом разделе — самые актуальные и выгодные курсы покупки и продажи доллара, евро и российского рубля, а также — наиболее распространенных цветных валют. Теперь вам не нужно искать обменники на карте или в интернете. Для вашего удобства анимированная карта встроена в наш раздел. Но и это еще не все — в разделе вы легко найдете  кросс - курсы обмена валют, курсы обмена по карточкам, курсы валют от Нацбанка и несколько простейших графиков, чтобы отследить изменения на валютном рынке.
Накопили определенную сумму в белорусских рублях или долларах? Сомневаетесь, в какой банк ее отнести, чтобы получить наилучший процент? Подозреваете, что процентный доход в вашем банке не самый лучший? Тогда наш калькулятор создан для вас. Просто введите вашу сумму, валюту вклада и срок, на который хотите разместить средства, наше приложение само подберет вам лучшие депозиты во всех банках Беларуси. Вам останется только пойти в банк.
Нужен кредит? Не знаете, какой банк выбрать? Кредитный калькулятор поможет в любой ситуации. Вам нужно просто ввести сумму, которую вы хотите взять, назвать срок кредитования и время, за которое вы хотите получить кредит.  Наш калькулятор выберет для вас самую НИЗКУЮ ставку, рассчитает график платежей, перечислит особенности, на которые стоит обратить внимание. И, конечно же, произведет расчет переплаты и полной процентной ставки.  С Кредитным калькулятором от Infobank.by брать кредиты стало выгоднее!
Никто не хочет потерять сбережения на очередной девальвации! Но что делать, когда доходность рублевых депозитов выше, чем долларовых? Ответ прост — держать деньги на вкладе в белорусских рублях, а когда курс доллара начнет расти, перевести вклад в валюту. Когда же это сделать? Чтобы ответить на этот вопрос, мы создали Калькулятор валютных рисков рублевого вклада. Он проводит сравнение доходности по рублевому и валютному вкладу, а также — анализирует динамику вашего дохода в зависимости от изменения курса доллара! 
Когда нас обижают хулиганы, мы пишем заявление в милицию? А что делать, если обидел банк? Как достучаться до его руководства в Минске, если вы живете в небольшом белорусском городке? Ведь банк большой, клиентов у него много и услышать ваш крик о помощи  или вашу жалобу руководитель банка просто не сможет. Выскажите свое мнение в нашем разделе «Отзывы о банках». Подробно опишите, где и когда вы столкнулись с трудностями, поставьте оценку банку (не стесняйтесь!) и ждите реакции. Она обязательно будет! А может быть, вы хотите похвалить банк или его сотрудников, тогда вам снова в наши «Отзывы»!!!
Депозиты приносят существенный доход их владельцам, а также помогают сберечь деньги от посторонних глаз. Но, согласитесь, не всегда есть время, чтобы зайти в банк и снять нужную сумму, если она вдруг понадобится. К тому же, по депозитам, чаще всего, предусмотрено понижение процентного дохода в случае досрочного снятия части средств. Обидно? Конечно! Но к счастью банки предлагают сберегательные карточки, проценты по которым практически не уступают ставке по  депозитам, а деньги доступны 24 часа 7 дней в неделю. Выбрать сберегательную карточку вам поможет наш уникальный сервис.
 
Банки, как и люди, очень по-разному относятся к новым клиентам. Если вы решили оформить депозит или карточку, перевести деньги родным, оплатить коммунальные платежи в незнакомом банке, вам не нужно «покупать кота в мешке». Достаточно заглянуть на страницы проекта «Потребительский опыт», и узнать, чего же стоит ожидать от сотрудников того или иного банка. Наши корреспонденты уже проникли во многие банковские отделения и делятся с вами своими впечатлениями…