Отзывы о банках



IKEA история успеха

Триумфальный путь


Считается, что в квартире каждой западноевропейской семьи есть хотя бы одна вещь с логотипом IKEA. Это совсем не обязательно мебель.

Какой-нибудь аксессуар, игрушка, белье – что-нибудь от IKEA. Даже если вы сами принципиально ничего не покупали в магазине сети, что-нибудь обязательно досталось в наследство от родственников или попало в квартиру в виде подарка. В свое время распространение IKEA по Европе называли эпидемией.

С открытия первых магазинов в России эпидемия IKEA захватила и нашу страну. IKEA любят за демократичную оригинальность (находки компании в области дизайна признаются выдающимися всеми дизайнерскими школами мира) и презирают за массовость, всеобщность (куда не глянь везде одинаковые торшеры и диваны). Глобальный бренд во всем его противоречии. Основатель, 80-летний Ингвард Кампрад, создавал его с 20 лет. IKEA начиналась с продаж кофейных столиков, а сейчас это крупнейшая мебельная компания мира.

Спички и чулки


IКЕА никогда не покупает у IКЕА.
Для нас должны производить другие.
 Мы принципиально
не занимаемся промышленностью.

Кампрад родился в маленьком шведском городке Эльмхульт (сейчас это настоящая Мекка: тысячи туристов съезжаются туда, чтобы посмотреть на родину миллиардера; там же расположен и первый магазин Кампрада) в 1926 году.

Биографы Кампрада считают, что увлечение торговлей передалось Ингвару по наследству. В 1897 году фирма, которой владел дед будущего миллиардера, оказалась на грани банкротства. Глава семьи не смог заплатить по закладной и покончил жизнь самоубийством. Но бабушке Ингвара удалось спасти дело.

Сам же Кампрад начинал зарабатывать с продажи спичек. Вот как он сам вспоминает свою детскую активность: «Моя тетя помогла мне купить первую сотню коробков со спичками на так называемой распродаже «88 эре» (эре – аналог нашей копейки. – Ред.), и тетя даже не взяла с меня плату за почтовую пересылку. После этого я продал спички по цене два-три эре за коробок, а некоторые даже по 5 эре.
Я до сих пор помню то приятное ощущение, которое испытал, получив свою первую прибыль. В то время мне было не больше пяти лет. Позже я занялся продажей рождественских открыток и настенных картинок.
Я ловил рыбу, а потом разъезжал на велосипеде и продавал ее в округе. Я собирал бруснику и автобусом посылал ее покупателю в другой город. В одиннадцать моим главным делом была продажа семян. Это была моя первая крупная сделка, и я заработал достаточно денег, чтобы сменить старый велосипед матери на новую гоночную модель».

Но самым большим спросом пользовались авторучки: в начале сороковых они были новинкой даже в Швеции. Кампрад выписал 500 таких ручек из Парижа, взяв для покупки в окружном банке ссуду в 500 крон (по тем временам 63 доллара). Как утверждает Кампрад, по сути дела эта была первая и последняя ссуда, которую он брал в своей жизни.

Модный товар поставляла одна французская фирма. Она же потом потребовала, чтобы их дистрибутор зарегистрировал собственное предприятие. Кампрад уговорил отца посодействовать ему в оформлении бумаг, и вскоре на свет появилась IKEA. Аббревиатура состоит из первых букв имени и фамилии, названия фермы его отца и церковного прихода, где вырос глава будущей корпорации.

Кампрад слез с велосипеда и перешел на распространение товаров почтой. А к ручкам и спичкам добавлял самую незамысловатую мелочь, вроде канцелярских товаров, бумажников, нейлоновых чулков и даже средств против комаров.

Первые, еще детские, предпринимательские шаги основателя IKEA Ингварда Кампрада, его ранняя, как он сам ее называет, «тяга к прибыли» – по видимому, если вспомнить биографию другого миллиардера, Уоррена Баффета (см. «Наши деньги» №2, февраль 2006 года), – одно из важнейших субъективных условий успеха. Стремление к заработку на генетическом уровне. Шведский миллиардер никогда не учился в университете (в школе преподаватели долго не могли научить его читать), но стратегию бизнеса, которую он применил в IKEA, изучают во многих высших учебных заведениях Европы.

Мебельные принципы

Наконец, в 1948 году Кампраду приходит мысль переключиться на мебель. Кампрад договаривается с мелкими мебельными производителями и начинает продавать две модели – кресло без подлокотника и кофейный столик. Кресло Кампрад назвал «Рут» (он всегда считал, что запомнить название инвентарных предметов сложно). С тех пор в IKEA принято давать мебели имена. Тогда же зародились еще несколько бизнес-принципов Кампрада. Во-первых, он стал рассылать своим покупателям маленькую брошюру, которая называлась «Новости IKEA» – она стала прообразом знаменитого каталога фирмы. Во-вторых, молодой предприниматель сразу ориентируется на покупателей со средним доходом. Поэтому заказывает на окрестных мебельных фабриках самые недорогие модели. Уже тогда он пришел к своей знаменитой формуле: «Чем продать 60 стульев по высокой цене, лучше снизить цену и продать 600 стульев».

В 1951 году Кампрад приобрел старый заводик, где стал выпускать дешевую простую мебель. Постепенно его компания, благодаря демократичным ценам, приобрела известность в Швеции.

Однако такая торговая политика стала причиной бойкота, который в конце 50-х годов объявила Кампраду шведская национальная ассоциация продавцов мебели, возмущенная низкими ценами на продукцию IKEA. Под давлением ассоциации от сотрудничества с Кампрадом стали отказывать ведущие лесозаготовители. В итоге предпринимателю пришлось сделать необычный в то время для шведского бизнеса шаг: он стал приобретать часть компонентов, необходимых для сборки мебели, «по дешевке» у польских поставщиков. Так основатель IKEA заложил будущую стратегию фирмы – размещать заказы на товар в тех странах, где это стоит дешевле.

Оригинальный же подход к мебели, характерный для IKEA, начинался со случайного изобретения складного стола. Кампрад наблюдал, как молодой чертежник, пытаясь втиснуть в багажник машины громоздкий стол, наконец додумался открутить ножки и сложить их под крышкой.

Бизнесмен немедленно схватил идею и нанял чертежника в качестве дизайнера. Складную или разобранную по частям мебель было не только дешевле транспортировать – бремя сборки перемещалось от продавца к покупателю. Так, в компании стали разрабатывать дизайнерскую мебель, благодаря которой IKEA стала одним из столпов легендарного шведского дизайна

«Деловая философия IKEA определяется одним золотым правилом: относись к любой проблеме как к новой возможности. Проблемы дают потрясающие шансы. Когда нам запрещали покупать ту же мебель, что производилась для других, мы начали придумывать собственный дизайн, и у нас появился свой стиль. Когда мы лишились поставщиков в своей стране, перед нами открылся весь остальной мир», – вспоминает Кампрад.

Покорение родины

Первые крупные магазины Кампрад открыл в начале 1960-х: выставочный павильон в Стокгольме и большой магазин в родном городке Эльмхуте. Последний шаг с точки зрения здравого смысла, не бесспорный.

Где найдется столько покупателей в захолустье? Но Ингвар знал, что в Швеции начался автомобильный бум. И понял, что за серьезными покупками люди готовы ехать хоть за тридевять земель. Для поощрения клиентов в магазине IKEA стали продаваться багажники на крышу автомашин. Разумеется, по бросовой цене. Благодаря такой политике оборот компании за один год вырос в два раза.

В начале 60-х Кампрад совершил познавательную поездку в Америку. Там он впервые увидел магазины, торгующие по системе Cash & Carry. Ему понравилась сама схема торговли: огромные магазины размещаются за чертой города, а покупатели обслуживают себя сами – складывают товары в тележку и везут к своему авто.

Когда IKEA открывала в 1963 году большой магазин под Стокгольмом, там было многое устроено с учетом американского опыта, правда, творчески переработанного. Во-первых, это был пригород: цены на землю там намного ниже, да и есть место, где пристроить автомобиль. Во-вторых, чтобы снизить затраты на транспортировку, компания заказывала разборную мебель, где каждая деталь помещалась в плоскую упаковку. Так было легче и дешевле их перевозить. Собирать же мебель должны были сами покупатели. Кампрад давно заметил, что людям на самом деле нравится самостоятельно собирать шкафы и диваны. Особенно если сделать это несложно.

Сам магазин, получивший название Kungens Kurva, по внешнему виду напоминал нью-йоркский музей Гуггенхайма, который очень приглянулся Кампраду. Во время торжественного открытия магазина чуть было не разразился грандиозный скандал. Никто не ожидал, что в первый же день приедет так много народу. Тридцать тысяч шведов непременно хотели купить себе обстановку по низким ценам. В магазине, хотя и таком большом, не нашлось столько товара. Да и толпа, сметавшая все на своем пути, несколько противоречила проповедуемому IKEA принципу. Здесь было принято неспешное обсуждение, какая этажерка подойдет к мягкому креслу, под чашечку вкусного кофе.

Кампрад принял единственно верное в данной ситуации решение – запустить покупателей на склад. Так IKEA нечаянно пришла к своей «коронной» формуле: магазин—склад. Именно с Kungens Kurva стиль работы компании определился окончательно и навсегда. Теперь каждый мебельный магазин IKEA – это своеобразный выставочный центр. Где показываются не только диваны и шкафы, но и любые мелочи быта: скатерти, занавески, покрывала, полотенца и подсвечники. Причем размещено все это так, как и должно быть в реальной жизни. Таким образом, посетитель магазина может осмотреть сначала десять детских комнат подряд, а потом двадцать пять столовых или гостиных и так далее.

Прикинув, как та или иная модель смотрится в настоящем интерьере, и выбрав подходящую, покупатель должен идти за ней на склад. В удобных упаковках он транспортирует мебельную единицу к себе домой и там самостоятельно ее собирает, читая понятные и толковые инструкции.

Покорение мира

После такого успеха у себя на родине IKEA ничего не оставалось, как осваивать зарубежные рынки сбыта. Решения принимались спонтанно. Например, глава компании долго мялся: открывать ли магазин в Швейцарии? Страна была известна своими консервативными вкусами, к тому же там хорошо развернулись две местные сети мебельных магазинов.


Но однажды Кампрад, прогуливаясь по Цюриху, подслушал разговор одной молодой пары. «Красивое кресло!» – сказала молодая женщина, глядя на витрину. «Но для нас оно пока не по карману. Давай его купим в следующем году», – ответил ей муж. Этот эпизод решил все дело. И вскоре IKEA появилась в Швейцарии. А потом и в Германии, Австрии, Великобритании, США. Фактически, кроме Африки и Азии, сейчас IKEA присутствует везде, даже в Китае. Но больше всего продаж ей обеспечивает именно европейский рынок. Оборот компании составляет более чем 15 млрд евро.

Сам Кампрад несколько лет назад формально отошел и передал контроль над своей торговой империей, состоящей из 200 магазинов более чем в 43 странах мира, сыновьям. Формально Кампрад уже давно не является владельцем IKEA, поскольку еще в 1982 году передал права на владение зарегистрированной в Нидерландах компании Stichting INGKA. Но шведская пресса считает, что Кампрад, как и многие бизнесмены, «спасаясь» от знаменитых шведских налогов, поменял формальную схему прав собственности, но при этом остается реальным владельцем компании. Журнал Forbes оценивают состояние шведа в 18 млрд долларов

О феноменальной скупости Кампрада и его умении экономить ходят легенды. В командировках Кампрад живет в трехзвездочных отелях, за завтраком (особенно когда тот входит в стоимость проживания) наедается «до отвала», чтобы хватило до конца дня, а если все же приходится оплачивать питание из своего кармана, миллиардер ходит в дешевые ресторанчики и даже якобы покупает гамбургеры. Посещая во время командировок различные страны, он редко ездит на такси, предпочитая общественный транспорт, где, как объясняет друзьям, «можно узнать вкусы народа».

При поездках на поезде Кампрад покупает билеты только во второй класс, сам носит багаж, приобретает на распродажах дешевую одежду, а лучшим отпуском считает «путешествие на велосипеде по Швеции». «Как я могу требовать бережливости от людей, которые на меня работают, если буду проводить время в роскоши и комфорте», – объясняет он.

Как можно дешевле

Жесткие принципы экономии действуют и в самой корпорации. В IKEA поддерживают цены благодаря четко выстроенной стратегии. Свою мебель шведская компания заказывает только там, где ее производят дешево. 10% своего десятитысячного ассортимента компания производит сама, остальное покупает. Причем покупает буквально по частям: столешницы – в одной стране, ножки для стола – в другой. Делается это для того, чтобы снизить себестоимость.

Предельная экономия везде и во всем является генеральной стратегической линией компании с первых дней и в течение всего времени ее существования. Экономия начинается с разработки моделей будущей фирменной продукции, которую дизайнеры IKEA ведут в непосредственном контакте с производителями – во избежание многократных корректировок и итераций.

Она продолжается по ходу поиска снабженцами наиболее подходящих по соотношению стоимости и качества вариантов сырья и материалов, их оптовой закупки для всей планируемой к выпуску партии, включает все процессы изготовления изделий – почти всегда серийные и поточные, с максимальной оптимизацией и автоматизацией технологических операций. Наконец, она завершается уже в магазинах IKEA, где повсеместно распространена практика «складов самообслуживания», из которых покупатели самостоятельно забирают разобранную и упакованную в плоские коробки мебель.

Сам Ингвар Кампрад в одном из интервью раскрыл политику ценообразования в IKEA. Берется семья со средним и ниже среднего уровнем дохода. Подсчитывается, сколько она в состоянии потратить на обустройство дома и на каждую подушку или торшер в отдельности.

Таким образом узнается оптимальная стоимость каждого предмета. Далее специалисты компании создают его техническое описание и смотрят, какой поставщик сможет обеспечить его качественное выполнение в пределах сметы. Иногда менеджеры компании помогают производителю освоить новую технологию. Может быть, сегодня такая методика уже никого не удивляет, но, когда IKEA начинала, это казалось революцией.

IKEA в каком-то смысле еще и символ экономической стабильности. Утвержденные и опубликованные в сезонном каталоге цены на товары не меняются в течение года. Единственное что их может изменить – скидки в рамках регулярных распродаж, которые проводит компания.

Функциональный позитив

В целом, успех IKEA основан именно на простоте: компания торгует незатейливой разобранной мебелью по низким ценам. Кроме того, в больших загородных магазинах вместе с мебелью продается все, что необходимо для создания полноценного интерьера: цветы в горшках, рамки для фотографий, посуда, свечи, люстры, шторы, постельное белье и детские игрушки. По данным независимых экспертов-маркетологов, сегодня до 56% глобальных продаж IKEA составляют всевозможные бытовые аксессуары, и только 44% – собственно мебель. Доля «вспомогательных товаров» продолжает расти и, по прогнозам специалистов, в ближайшее время достигнет 60%.

Международный успех IKEA также, видимо, и в том, что средний класс в большинстве стран мира более или менее идентичен. Если не в доходах, то во взглядах на жизнь и представлениях о стиле. Системообразующий стиль – IKEA – это функциональность, простота, изобретательность и декларируемая индивидуальность.

Как утверждают в компании, главная мысль, пропагандируемая этой стилистикой, заключается в том, что у подавляющего большинства людей, в принципе, есть все необходимое для счастья – только они об этом забывают или не обращают внимания. И для того чтобы подвести их к этому несложному выводу, нужно очень немного – предложить сменить обстановку на кухне, установить удобный стеллаж в кабинете или приобрести какую-нибудь забавную мелочь, которая оживит интерьер гостиной. В этом-то и заключается проповедуемый IKEA «исторический оптимизм», который заложен в основу маркетинговой стратегии компании.

В частности, в IKEA принципиально отказываются делить вещи на красивые и некрасивые. В стилевое оформление жилища могут быть включены очень разные, иногда самые элементарные, незатейливые и неожиданные предметы и материалы – от прабабушкиных шкатулок до суперсовременных светильников, причем степень их эстетичности зависит от целого комплекса условий, которые формирую конкретную среду обитания человека.

Поэтому товары фирмы демонстрируются обычно в специфических интерьерах: прием практически беспроигрышный, поскольку совершенно невзрачный на первый взгляд и абсолютно вроде бы ненужный покупателю предмет зачастую привлекает его внимание именно за счет окружающей обстановки и заставляет себя приобрести.

У всех

Потребительская репутация IKEA, как и любого другого глобального бренда, противоречива. Например, компанию уже давно заслуженно упрекают в навязанной стандартизации обстановки – ни о какой индивидуальности, о которой любят говорить в компании, и речи не идет.

Многих, конечно, это раздражает. В компании, впрочем, хватает самоиронии, чтобы шутить на эту тему. Прежде чем открыть магазин в новой стране в компании всегда проводят небольшое исследование. Спрашивают, нравится ли покупателям их мебель. И всегда получают один и тот же результат – мебель IKEA абсолютно никому не нравится. Так было и в Италии, и в Германии, и в России, и в других странах. В компании знакомятся с этими результатами и открывают магазин. Как только он открывается, начинается бум.

В целом, в IKEA признают, что компании есть куда двигаться. В компании рассуждают так: человек покупает мебель не только себе, но и соседям. Себе он выбирает недорогую и функциональную мебель от IKEA. Ставит ее в спальни, кухни и детские комнаты. Туда, где он проводит большую часть своего времени, и туда, куда не принято пускать посторонних. А вот в гостиную, чтобы надуть щеки перед соседями, покупаются гарнитуры из красного дерева и кожаные диваны. Мы завоевали кухни и спальни, говорят в IKEA, теперь наша задача завоевать гостиные наших покупателей.
Источник www.bishelp.ru


сундук