Отзывы о банках



Глобальная инфляция

Глобальная инфляция, "единственное месторождение долларов"


"Мы должны оставаться очень, очень настороженными. Инфляция является основной глобальной опасностью" (Жан-Клод Трише)

Обсуждение различных аспектов грядущего мирового кризиса начинает принимать все более четкие очертания.
Тема рецессии в США обсуждается параллельно с темой глобальной инфляции. Профессор экономики в Школе бизнеса Стерн при Нью-Йоркском Университете Нуриэль Рубини вводит термин "стагдефляция" и предрекает, что именно это ожидает мировую экономику. Интеллектуалы с конспирологическим мышлением обсуждают "единственное в мире месторождение долларов".

Глобальная инфляция вчера и сегодня

В России тема глобальной инфляции стала достаточно активно обсуждаться в конце 2007 года, после "продовольственного" кризиса. Руководитель Федеральной службы государственной статистики В.Соколин отметил, что осенний всплеск инфляции в России стал следствием глобальных процессов в мире: "Рост инфляции произошел не только в России, этот скачок не могли никак просчитать ни МЭРТ, ни Минфин, поскольку он совершенно не связан с Россией". Экономист В.Колташев скептически относится к оптимизму российских политиков в преддверие грядущего кризиса: "Еще до первого скачка инфляции, мы полагали, что внутреннего ресурса страны хватит на полтора, возможно два года.

Однако последствия политики Минфина последних лет ("стерилизация экономики" сочетаемая с эмиссией) сокращают этот срок на глазах. И все же, несмотря на сужение потребительского рынка в России из-за пожираемых инфляцией доходов населения, кризис проявится в РФ несколько позже, чем в других странах. Однако он может оказаться более тяжелым. Поставщики сырья всегда позднее других производителей ощущают наступление экономического кризиса, но оказываются более уязвимы для него. Непонимание этого, а также внешний покой на внутреннем рынке являются причинами бравого поведения отечественных политиков". Директор Института Европы РАН Николай Шмелев более оптимистичен: "США ежедневно занимают по 4 млрд долл., а инфляция тем не менее низкая".

Тема глобальной инфляции длительное время не попадала в фокус внимания экспертного сообщества. И это вполне объяснимо. Глобальная инфляция в последние годы оказывалась ниже, чем предсказывали экономисты. Ни "азиатский" кризис 1997 года, ни кризис рынка "высоких технологий" 2000 года, и последовавшая за ним американская рецессия и военные интервенции не оказали знакового влияния на индексы потребительских цен. До 2006 года центробанки развитых стран успешно удерживали инфляцию на уровне ниже 2% в год.

Действительно, несмотря на значительный рост цен на нефть с начала 2000-х годов, глобальная инфляция, рассчитываемая МВФ по 175 странам, остается на низком уровне. Считалось, что в последнее десятилетие мир обрел "золотую эпоху" ценовой стабильности, которая последний раз наблюдалась в период золотого стандарта в конце XIX века. "Текущий рост нефтяных цен оказывает несущественное влияние на глобальную инфляцию, несмотря на впечатляющий рост нефтяных цен за последние годы, он не представляет угрозу глобальной экономике", - считают эксперты Центр экономических исследований МФПА.

Эксперты МПФА сопоставили зависимость глобальной инфляции от реальных цен на нефть за 1970-89 гг. и за 1990-2006 годы и выявили следующее: "Если в течение первого периода глобальная инфляция демонстрировала яркую зависимость от нефтяных цен (увеличение цены на нефть на $1 приводило к росту инфляции на 2%), то в настоящее время зависимость почти сошла на "нет".

Мы объясняем исчезновение связи влиянием множества факторов: изменение стратегий ценообразования на зарубежных рынках; использование альтернативных энергоносителей и технологий; повышение эффективности денежно-кредитной политики по достижению ценовой стабильности; увеличение производительности, "съедающее" рост цен на факторы производства". Но в конце 2007 года все изменилось.

Инфляция – основная глобальная опасность

Тема "инфляция – основная глобальная опасность" возникла в начале 2007 года. В январе 2007 года глава Европейского Центрального банка Жан-Клод Трише заявил "Мы должны оставаться очень, очень настороженными. Инфляция является основной глобальной опасностью".

Немецкий экономист Пауль Фриц отметил: "Исходя из гигантской массы циркулирующих долларов, требующих товарного покрытия, следует ожидать скорой гиперинфляции в долларовой зоне. Все состояние США в стоковых капиталах будет тогда мгновенно уничтожено накопленным долгом и процентами с него. На уровне реальной экономики это фактически уже произошло. Процесс роста долга неуклонно растет по экспоненте. Америка неумолимо приближается к полному банкротству".

Философ А.Неклесса использует концепт "порча денег": "Технология мировой резервной валюты, модифицированная в 1971-1973 годах в виде феномена новых денег. В те годы Соединенные Штаты Америки - эмитент фактической мировой резервной валюты - окончательно отказываются от золотого паритета доллара, доведя, таким образом, исторический процесс порчи монеты до некоторого логического предела. Деньги приобретают своеобразный 'алхимический' характер - их значение определяется в конечном счете символическим капиталом Соединенных Штатов Америки и их возможностями глобального управления, а не теми или иными материальными ресурсами.

Новые деньги - это деньги, которые не обеспечены драгоценными металлами, ликвидностью и т.п. Более того, не обеспечиваются они и достоянием государства. Так что обанкротить США невозможно именно потому, что страна является эмитентом новых денег. Иначе говоря, ей грозит лишь девальвация, на которой, как ни странно, страна не только ничего в финансовом плане не теряет, но даже получает прибыль.

Потому что деньги 'гниют', являясь объектом перманентной инфляции". А азербайджанский интеллектуал А.Гасанов утверждает, что "в современную эпоху именно энергоресурсы являются фактической мерой стоимости других товаров. Увеличение ничем не обеспеченной денежной массы не могло не привести к росту цен на нефть. Фактически не доллар был мерилом стоимости нефти, а наоборот: нефтью измерялась цена доллара. Сегодня происходит то же самое: падение доллара происходит на фоне роста цен на нефть и другие энергоресурсы. Это говорит о том, что США явно выпустили в обращение несоразмерное количество долларов, и произошла глобальная инфляция".

Прямую связь между ценами на нефть и инфляцией отмечает и российский экономист А.Величенков: "Когда кричат о высоких ценах на нефть, то городят несусветную глупость. Нефть - один из способов разогнать инфляцию. Нефть дорожает с согласия США, ибо тем самым они с помощью инфляции увеличивают доходы своего бюджета. А чтобы этот процесс не был виден, американцы мухлюют с официальным индексом инфляции. Они выбросили из данных при его расчете наиболее дорожающие товары и услуги. Сначала - антиквариат с картинами и художественными изделиями, потом - недвижимость, потом - некоторые услуги.

Теперь все считают по падающей в цене электронике, дешевой фермерской еде и копеечному китайскому ширпотребу. В таких рамках можно скрыть даже высокую инфляцию внутри США". Л.Рабинович констатирует: "Темпы инфляции в европейских странах и США коррелируют с ростом цен на нефть с коэффициентом 0,01–0,02, т. е. при повышении нефтяных цен на 10 процентов общий уровень инфляции в развитых странах вырастает на 0,1–0,2 процента, что в общем приемлемо".

Рабинович отмечает изменение масштаба цен в долларах: "Один из главных страхов на Западе и основная потаенная надежда арабов в 70-х годах — это возможность скупки лучших фирм, престижной недвижимости и значительной части политических элит Запада. Но странным образом арабское богатство, оставаясь значительным и прирастая в долларовом эквиваленте, как-то незаметно, но довольно сильно убывало в своем значении властного рычага в мировой политике и мировой экономике.

И если инфляция была частично компенсирована капиталовложениями в инфраструктуру и промышленность деятельностью (хотя вряд ли очень успешной) на фондовых рынках, то практически двойной рост экономик Запада в 1970–2000 годах происходил на фоне снижавшейся с середины 70-х общеарабской нефтяной ренты. Это легко увидеть, если сравнить, скажем, 150 миллиардов долларов в середине 70-х, когда за эту сумму теоретически можно было скупить десять ведущих мировых компаний (потому эта сумма уже сама по себе обладала огромной властью), и 150 миллиардов в 1999 году, которых хватило бы только на приобретение одной компании где-нибудь в третьей десятке крупнейших компаний мира".

Но данная выявленная тенденция лишь прибавляет аргументов интеллектуалам с конспирологическим мышлением. Конспирологи интерпретируют это как доказательство интенсивности эксплуатации "единственного в мире месторождения долларов".

Возникает естественный вопрос, а как рассчитать уровень глобальной инфляции? Данным вопросом задается российский экономист А.Величенков, и не находит ответа: "А как рассчитывать дефлятор? Относительно чего доллар будет девальвироваться? Ответ парадоксален: нет такого показателя. Нет сегодня такого универсального измерителя для всех валют. Золото? Сегодня оно стало обычным биржевым товаром. Нет общего фиксинга, относительно коего доллар может девальвироваться".

М.Осадчий отмечает: "4 сентября 2006 года, Банк Франции опубликовал исследование Laure Frey и Gilles Moлс из Управления макроэкономического анализа и прогноза (Macroeconomic Analysis and Forecasting Directorate), в котором указаны два основных источника инфляционного давления - Китай и глобализация. Растущий спрос Китая на сырьевые ресурсы способствует росту цен, создает глобальные дисбалансы и вынуждает центральные банки развитых стран проводить ужесточение денежной политики. Долгое время Китай оказывал сильное антиинфляционное давление на мировую экономику за счет выброса промышленных товаров по демпинговым ценам.

В настоящее время эта тенденция уступает место противоположной: мощное развитие китайской экономики привело к росту спроса на сырьевые ресурсы, в первую очередь на нефть, и, тем самым, к очередному витку глобальной инфляции". Но необходимо признать, что и Китай, и глобализацию нельзя отменить или ликвидировать директивным образом. И Китай, и глобализация – это реальность, не поддающаяся регулированию. Так что, выводы французских экспертов – это нечто из области абстрактного.

Источники инфляционного давления

При перечислении источников инфляционного давления нельзя отбрасывать и конспирологические версии. В первую очередь, на глобальную инфляцию влияет слабость доллара и падение доверия к доллару. Бессмысленно отрицать, что "единственное в мире месторождения долларов" не имеет какого-либо отношения к глобальной инфляции. Аспект "внутреннего" и "внешнего" доллара также имеет непосредственное отношение к глобальной инфляции. Как и включение валют различных стран мира в реестр обычных биржевых товаров.
Глобальная инфляция – это, в первую очередь, продукт соотношения товарной и денежной массы в мировом масштабе.

Товарная и денежная масса

Пауль Фриц отмечает: "На мировом уровне ценовое соотношение между товарами и деньгами сегодня достигло предельно допустимого уровня. Это соотношение составляет 1:25 и продолжает расти. Равновесие может быть достигнуто только путем молниеносного взлета цен на все товары…Доллар уничтожится через гиперинфляцию. А вместе с ним мировая торговля и международная финансовая система. Пирамиды кредитов рухнут". Российские экономисты Г.Лебедев и С.Тимофеев считают, что "пройдет немного времени и для доллара должны начаться очень тяжелые времена, перед которыми "Никсон-шок" 1971 года, связанный с выбросом большой партии долларов странами Европы, покажется детской игрой.

Начнется большая финансовая игра, цель которой - привести в соответствие денежную массу с товарной массой за счет уменьшения денежной массы. Финансовый цунами потрясет весь мир. Будут выигравшие и проигравшие. Выиграют прежде всего те, кто планирует перевод мировой валюты на евро и которым известны все тайные детали операции".

А.Величенков, отвечая на вопрос: "Где проявляется инфляция мировой валюты?", - также фиксирует взаимосвязанность товарной и денежной массы: "На мировых рынках, которые буянят все без исключения. Цены на все биржевые товары (а не только на нефть) сегодня бурно растут. И это уже не конъюнктура, а изменение масштаба цен из-за инфляции. Просто имеющаяся масса товаров будет покрыта новой массой денег". С.Мальцев убежден, что "на мировом уровне ценовое соотношение между товарами и деньгами сегодня достигло предельно допустимого уровня.

Это соотношение составляет 1:25 и продолжает расти. Равновесие может быть достигнуто только путем молниеносного взлета цен на все товары".
К вышеизложенному можно добавить следующее: "Около 80% от всей прибыли крупнейшего швейцарского банка United Bank of Switzerland (UBS) получено в результате работы на международном валютном финансовом рынке, и только около 20% от всей прибыли составляют доходы от кредитов, торговли ценными бумагами" (Ю.Овсянникова).

Председатель Общенемецкого банка Альфред Хегозен приводит иной формат: "97 процентов мировых банковских операций осуществляется в результате коловращения бумаг, и только 3 - отражают и обслуживают ситуацию в производстве". Э.Альтфатер считает, что из обращающихся “ежедневно 1000 миллиардов долларов США... только около 1% необходимо для покрытия мировой торговли".

Валюта – биржевой товар?

Можно ли считать валюту обычным биржевым товаром? А.Панарин в конце ХХ века отмечал: "В настоящее время годовая торговля валютой уже составляет более 400 триллионов долл., что в 80 раз превышает мировую торговлю товарами". Российский экономист О.Кандинская считает: "Рынок иностранной валюты не существует в том смысле, в каком существует, скажем, рынок ценных бумаг. Это рынок, который никогда не закрывается, у него нет национальных границ, и он, если рассматривать в широком плане, неподвластен государственному контролю.

В настоящее время амплитуда колебаний валютных курсов гораздо больше, чем она была раньше. Отчасти это результат непрерывного движения к финансовой либерализации, а отчасти следствие того, что участники этого рынка стали считать его потенциальным источником получения прибыли, а не только рынком, обслуживающим торговлю и страхующим риски. Торговля иностранной валютой концентрируется в трех мировых центрах: Лондоне, Нью-Йорке и Токио, которые обеспечивают торговлю в течение всех 24 часов, сменяя друг друга по ходу времени в течение суток. Через эти центры проходит две трети оборота мирового рынка иностранной валюты".

Азербайджанский интеллектуал А. Гасанов убежден: "Это не нефть стоит 75 долл., а доллар стоит 1/75 баррелей нефти". Сенатор–республиканец Ричард Лугар считает, что "нефть и газ стали валютой, посредством которой энергетически богатые государства подкрепляют свои интересы в отношениях с зависящими от импорта странами, такими, как наша". Тем самым, подтверждая концептуальное видение Гасанова. А если валюты в начале ХХI века стали обычным биржевым товаром, то будет ли это иметь какие-либо последствия для мирового валютно-финансового рынка?

"Внутренний" и "внешний" доллар

Осмысление функционирования долларов в США и за пределами США непосредственно связано с темой глобальной инфляции: "Доллар процветает до тех пор, пока мировым сообществом не будет поставлен вопрос об обеспечении долларовой массы, находящейся в обороте за пределами Америки. С момента отмены обеспечения доллара он стал представлять собой обещание Федеральной резервной системы США оплатить долг, оформленное в виде бумажных или электронных обязательств - долларов США. Кстати, Федеральная резервная система США никакого отношения к Правительству США не имеет, за исключением собственной задолженности Правительства перед нею" (Г.Лебедев, С.Тимофеев).

Российский экономист А.Анисимов отмечает: "В чем было слабое место бреттон-вудской модели? В том, что за пределами США накопилось огромное количество долларов, которые их владельцы стали предъявлять к обмену на золото. И американцы отказались платить золотом за свои доллары, зато раскрутили волну мировой инфляции, которая в 70-е годы уничтожила долларовый запас центробанков других стран. Очень эффективный прием, который они не прочь повторить и в новых условиях".

Тема "внутреннего" и "внешнего" доллара не является новой. Вот как красочно описывает события 1971 года литератор А.Никонов. "Это была катастрофа. В Америке, подвергшейся европейской долларовой атаке, были совершенно нерыночным образом заморожены зарплаты и цены. Золотой запас страны упал в два раза. Доллар девальвировался. США объявили, что они в одностороннем порядке разрывают все свои долговые обязательства и перестают обменивать свое золото на "ваши" доллары.

Президент Никсон был вынужден публично признать, что в США имеется 52 миллиарда долларов, а в остальном мире - аж 132 миллиарда". А каково сегодня отношение "внутреннего" и "внешнего" доллара? Представляется, что тема "внутреннего" и "внешнего" доллара будет в ближайшие время переосмыслена интеллектуалами многих стран, в соответствии с новой реальностью.

"Единственное месторождение долларов"

В сети Интернет постоянно обсуждается тема привилегированного положения США. Непрестанно подчеркивается, что "единственное в мире месторождение долларов находится в США". Известный российский экономист С.Глазьев убежден в порочности сложившейся системы: "Это типичная финансовая пирамида, которая обслуживается федеральной резервной системой США путем ускорения работы печатного станка. Последний год американский печатный станок работает с темпом $2 млрд. ежедневно, а в августе 2007 года, чтобы хоть как-то предотвратить последствия проблем с ипотечным кредитованием, фактически кредитная эмиссия возросла до нескольких десятков миллиардов долларов".

Тема печатанья долларов обсуждается и в США: "Если Бен Бернанки начнет печатать валюту еще быстрее, чем он делает это сейчас, нам угрожает серьезный спад. Обрушится и доллар, и рынок облигаций. Будет много проблем", – сказал Джим Роджерс, в недалеком прошлом партнер Дж.Сороса. И весь мир воспринимает ситуацию с долларом в рамках общеизвестного америкоцентристского концептуального формата: "Наша валюта - ваши проблемы" (А.Кобяков).

Экономист В.Юровицкий выделяет формат "производства денег": "Мировая экономика не может существовать без мировых денег. И такими деньгами как раз и являются национальные деньги Соединенных Штатов Америки — доллар, которые и приняли на себя функцию мировых денег. И на выполнении этой функции мировых денег долларом США имеют главные доходы. Ведь нет ничего выгоднее, чем производство денег, так как в настоящее время это, по преимуществу, сводится всего лишь к записи некоторых чисел в балансе Федеральной резервной системе США. А на эти "записи" США получают реальные продукты, возникающие с помощью этих записей валютные капиталы вкладываются во все страны мира. Примерно половина богатства США связана именно с эмиссией долларов для использования за пределами США. Долларовые авуары за пределами территории США составляют десятки триллионов долларов. Так что для США ликвидация функций мировых денег у доллара будет полнейшим крахом — экономическим, политическим и любым иным.

Вот почему США так заинтересованы в том, чтобы эта функция мировых денег продолжала оставаться за долларом". М.Хазин также отмечает данный выявленный формат: "На мой взгляд, в этой связи достаточно привести всего две цифры: общее производство (не только промышленное) в США составляет порядка 20% от мирового ВВП, а потребляют они около 40%. Эти цифры — не абсолютно точные, они примерные, но важно здесь то, что Соединенные Штаты потребляют намного больше, чем производят. За счет чего? За счет производства самого прибыльного в мире товара — доллара, мировой расчетной и резервной валюты, да и просто единой меры стоимости, эмиссия которого полностью контролируется американской Федеральной резервной системой. Понятно, что такое постоянное производство долларов ведет к росту выраженной в них денежной массы, глобальных денег. И что-то с ними нужно делать"

С.Родинов оценивает проблемы России в формате избыточной долларовой ликвидности: "РФ торгует в основном сырьём, цена сырья постоянно растёт и сейчас уже никто не скрывает, что причиной тому избыточная долларовая ликвидность – проще говоря, американский печатный станок. Американцы жили так: деньги печатаешь – сырьё (от РФ) и товары (из Китая) имеешь, а поскольку твою валюту поддерживают Центробанки этих стран – большая часть долларов тут же возвращается в экономику США в виде инвестиций. Красота!" Стоит вспомнить, как в конце ХХ века Побиск Кузнецов оценивал такое понятие как суверенитет: "Нынешняя борьба за "суверенитет" есть не что иное, как борьба за "персональный денежный печатный станок". Но каждый новоиспеченный "хозяин" денежного печатного станка очень скоро начинает понимать, что мировая экономика может существовать и без его печатного станка".

Экономист А.Иванов считает, что "американцы и дальше будут печатать ничем не обеспеченные доллары. Финансовая пирамида тем и славится, что не может остановиться: они будут печатать столько денег, сколько потребуется для погашения их финансовых обязательств". Многие эксперты отмечают рефлективные действия лидеров ряда стран, в аспекте попыток перевода части своих золотовалютных запасов из американской валюты в золото, евро и валюты других стран. Падение доверия к доллару становится все более осязаемым.

Слабость доллара и падение доверия к доллару

Марк Занди, главный экономист Moody's Economy.com, выступая по CNBC, заявил, что "падение доллара никак не связано с инфляцией". Питер Чифф, исполнительный директор и главный специалист по международной стратегии Euro Pacific Capital, отметил: "Учитывая то, что слабость доллара составляет саму суть инфляции, это ослиное утверждение на столько же глупо, как и заявление Ирвина Фишера об "устойчивой стабилизации" накануне краха фондового рынка 1929 года".

"США проще всего решить проблему непомерно разросшегося дефицита платежного баланса с помощью ослабления доллара", – полагает Стивен Кинг. По мнению экономиста HSBC, добившись существенной девальвации национальной валюты, американцы в отличие от других стран, пошедших на аналогичную меру, не испытают даже проблем с обслуживанием внешнего долга, поскольку он тоже номинирован в долларах. "Девальвация станет головной болью для иностранных кредиторов, но не для американских заемщиков". А.Зайко и А.Бирман считают, что "ослабление доллара как долгосрочная стратегия США имеет свои естественно-исторические пределы. Доллар входил в золотовалютные резервы центральных банков многих стран мира. Сегодня, в связи со стремительным падением курса доллара, многие аналитики рекомендуют этим центральным банкам постепенно избавиться от долларов. "США давно уже ничего не производят, кроме долларов", – заметил один российский банкир".

Ведущий российский кризисолог М.Хазин связывает глобальную инфляцию с эмиссией долларов в США: "В США "всегда" (на практике, после II Мировой войны) был очень высокий уровень потребления – как "демонстрация" социализму. Сегодня это уровень виден в разнице в доле общего производства США (около 20% мирового ВВП) и их потребления (порядка 40% мирового ВВП). И как обеспечивается эта разница? А за счет эмиссии доллара. А эта эмиссия, естественно, вызывает инфляцию доллара на мировых рынках, которую мы и видим последние годы. Возникает естественный вопрос: а почему этой инфляции не было раньше?

А потому, что до середины 90-х годов прошлого века постоянно расширялась долларовая зона в мировой экономике, что и позволяло безинфляционно наращивать их объем. А последние 10 лет расширяться стало некуда – и начались проблемы". А.Николаев также пессимистичен по отношению к доллару: "Перспективы доллара на ближайшее время выглядят довольно сомнительно. Если в евро и фунте можно получать более привлекательные доходности (с учетом паритета покупательной способности, работающего на их укрепление), то доллару остается уповать только на сакраментальное “In God We Trust”. Соответственно, желающих гарантированно получать фантики становится все меньше. Чтобы привлекать необходимый объем финансирования, нужно предлагать более высокий процент кредиторам, дабы компенсировать утраты от слабеющего доллара и искать тех, кто, в конечном счете, заплатит за увеличенное бремя обслуживания долгов". И позиция российских экономистов находит постоянное подтверждение.

Агентство деловой информации Bloomberg сообщило, что в августе 2007 года, когда по финансовым рынкам прокатилась волна невыплат по ипотечным кредитам, инвесторы продали рекордное количество американских ценных бумаг. Так, иностранцы поспешили избавиться от акций американских компаний на сумму 40,7 млрд долларов. В третьем квартале иностранные держатели ежемесячно избавлялись от долгосрочных финансовых обязательств США (облигаций) на сумму 11,8 млрд долларов. Обесценение ипотечных ценных бумаг привело к тому, что в мировом масштабе банки и компании, специализирующиеся на операциях с ценными бумагами, списали со счетов свыше 80 млрд долларов. Все это не могло не поколебать доверия к мировой резервной валюте.

Гиперинфляция по Ларушу

Экономисты Р.Фримэн и Дж.Хефле убеждены, что "стремительный рост государственного долга США создает условия для гиперинфляционного взрыва как в самих Штатах, так и во всем мире". Немецкий экономист Пауль Фриц считает: "Доллар уничтожится через гиперинфляцию. А вместе с ним мировая торговля и международная финансовая система. Пирамиды кредитов рухнут".

Линдон Ларуш приводит любопытные сведения: "Мой коллега Ричард Фриман документировал общедоступные и достоверные свидетельства того, что когда германское правительство в конце июля 1923 года применило денежную инфляцию, чтобы быть в состоянии продолжать выплату обязательств, связанных с репарациями, это привело к фазовому сдвигу в соотношении темпа валютной эмиссии к неуплаченному финансовому долгу. Таким образом, была раскручена бешеная спираль товарно-ценовой инфляции, три месяца спустя обусловившая уничтожение самой валюты. Аналогично, применение политики "денежного вала", предпринятая совместно председателем Федерального Резерва США Аланом Гринспеном и нынешним секретарем Федерального Казначейства Ларри Саммерсом, спровоцировало фазовый сдвиг валютных и финансовых переоценок (appreciations) принципиально того же типа, что и германская ситуация июля-августа 1923 года.

Происходящее раскручивание инфляции цен на товары первой необходимости, в первую очередь нефтепродукты и пищевые продукты, а также на недвижимость, отражают нынешний и продолжающийся сдвиг в сторону краха как американского доллара, так и системы МВФ по "Веймарскому" сценарию". Ларуш выделяет следующее: "Чтобы подчеркнуть то обстоятельство, что со времен трагической ошибки, совершенной американским правительством в октябре 1998 года накануне вашингтонской конференции по валютно-финансовой политике, правительство США не только отказалось от своих прежних инициатив по реорганизации валютно-финансовой системы, но вместо этого намеренно и упрямо спровоцировало глобальную спираль гиперинфляции, аналогичную гиперинфляции цен на товары в Веймарской Германии марта-ноября 1923 года". Американский экономист предрекает гиперинфляцию. Несколько иной позиции придерживается Н.Рубини.

Стагдефляция по Рубини

Термин "стагдефляция" ввел в оборот Нуриэль Рубини, профессор экономики в Школе бизнеса Стерн при Нью-Йоркском Университете и председатель корпорации Roubini Global Economics LLC: "Если стагфляция означает отсутствие или незначительный экономический рост наряду с инфляцией, то стагдефляция заключается в снижении и цен, и роста".

21 января 2008 года Рубини написал своим клиентам: "Подобное беспокойство не лишено оснований, так как жесткая посадка США, за которой может последовать мировой экономический спад, представляет собой потребительский шок со знаком минус мирового масштаба, который приведет к снижению мирового роста и мировой инфляции". Следовательно, согласно Рубини, наступление стагдефляции "более вероятно, чем просто дефляции, в случае если экономический спад в США приведет к ослаблению мировой экономики и сокращению спроса".

Несвоевременные вопросы

Сегодня можно констатировать, что в аспекте глобальной инфляции есть три вектора в будущее. Это гиперинфляция, стагдефляция и безмятежное бескризисное будущее или "обузданная глобальная инфляция". На третий вектор надеются многие, но его вероятность с каждым днем становится все меньше и меньше. И какой из двух оставшихся векторов в будущее оптимален для России?

Сегодня российское телевидение неустанно тиражируют то, что принято называть антикризисный пиар. При ближайшем рассмотрении антикризисный пиар напоминает известную позу страуса. Именно поэтому и возникают несвоевременные вопросы. Например, почему министры финансов G7 публично обсуждают пути выхода из кризиса, а в России никакого обсуждения нет, а есть только единая и неделимая официозная позиция, которая заключена в словах из песни Верки Сердючки: "Хорошо, все будет хорошо, все будет хорошо…"?

Инфляция в любой стране мира жестко связана с глобальной инфляцией. Это новая реальность. Отрицать это бессмысленно, но именно это происходит сегодня в России. Экономист М.Делягин отметил на пресс-конференции в РИА "Новости" 24 января 2008 года следующее: "Начался интенсивный приток иностранных капиталов в Россию. Если в III квартале 2007 года капиталы уходили из России (с июня 2007 чистый отток составлял 7,6 млрд. долларов) то в IV квартале чистый приток увеличился до 23,5 млрд. долларов". Делягин считает, что "Россия начинает становиться относительно безопасной страной, гаванью для капиталов всего мира". Делягин убежден, что экономического кризиса в России в ближайшее время не предвидится. Вице-премьер Алексей Кудрин постоянно поддерживает концептуальный формат "Россия – остров стабильности".

Известный российский экономист С.Глазьев отметил: "Неконтролируемый приток иностранных спекулятивных инвестиций вызывает спонтанный финансовый кризис. При этом крупные спекулятивные инвесторы, во многом определяющие динамику финансового рынка, имеют гораздо больше возможностей, чем мелкие инвесторы, вовремя с него выйти, избегая потерь. В решающей степени своими решениями они определяют момент прохождения точки дестабилизации, в которой начинается отток капитала, в первое время незаметный для остальных участников рынка. Когда это становится очевидным, начинается паника, и в неизбежном в этой ситуации финансовом крахе остальные игроки теряют большую часть своего капитала.

Фактически в ходе кризиса происходит перераспределение всего вовлеченного в финансовые спекуляции капитала в пользу крупных игроков, определяющих динамику этого процесса". Другой известный экономист А.Лившиц иронизирует: "Я не разделяю идеи насчет острова стабильности. Остров мировой экономики один – это Куба. Все остальное – это часть единой экономической суши и если там дует, то продувает всех".
Действительно, чем чаще слышишь оптимистичные слова о России, тем больше возникает вопросов. Мир вплотную подошел к Первой глобальной Великой депрессии.

Неужели золотовалютных резервов, и того, что еще совсем недавно называлось Стабилизационный фонд, достаточно для защиты от мирового катаклизма? Можно согласиться с В.Колташевым, в рамках осознания того, что Россия падет не первой под напором грядущего глобального кризиса: "Кризис проявится в РФ несколько позже, чем в других странах". И можно предположить, что спекулятивный капитал действительно придет на ранней стадии кризиса в Россию. Но что будет с нашей страной после его стремительного ухода, когда ситуация в ведущих западных экономиках стабилизируется?
источник www.polit.nnov.ru