Отзывы о банках



Экономика в 2007 году

     Экономика в 2007 году: что было, что будет…

     Новые ценовые условия 2007 г. стали причиной пока не радикальных, но все же изменений в отечественной экономике: на 1% выросла ставка рефинансирования, заметно увеличились промышленные цены, невиданных ранее высот достигла стоимость квадратных метров в столице. Свои оценки и прогнозы относительно того, что же нас ждет дальше, изложили в ответах на вопросы «ЭГ» известные белорусские экономисты — заместитель директора НИЭИ Минэкономики, кандидат экономических наук Виктор Пинигин и экс-глава Национального банка, доктор экономических наук Станислав Богданкевич.

     1. Несмотря на существенное удорожание энергоносителей, белорусская экономика в январе продемонстрировала свою прочность. ВВП вырос на 9,7%, объем промышленной продукции — на 8,5%, сельского хозяйства — на 7%. Даже потребительская инфляция не вышла за пределы 1,8%. В то же время многие эксперты обращают внимание на другие показатели и расценивают их как тревожные для экономики тенденции. В частности, рост промышленных цен на 12,6%; подорожание продовольствия на 6,4%, услуг на 5%; рост складских запасов и др. Что, по вашему мнению, нужно принять во внимание в первую очередь, оценивая итоги января? Как бы вы оценили уровень прочности и основные слабости нашей экономики?

     Виктор Пинигин: Экономику, набравшую обороты, тяжело остановить. Естественно, резкое изменение экономических условий не могло не сказаться на некоторых качественных показателях экономического роста. Произошло ожидаемое повышение цен производителей промышленной продукции, особенно промежуточного потребления (на 20,1%), выросли складские запасы в промышленности на 18,3%. Кстати, рост запасов готовой продукции наблюдался и в прошлые годы. Поэтому в целом чего-то сверхординарного не произошло. Как показывает практика прошлых лет, запасы растут в начале года, к его окончанию они постепенно снижаются. Вместе с тем в начале текущего года это изменение происходит более интенсивно и по данным за январь из 8,5% прироста промышленной продукции около 7 п.п. пошло на склад. Что касается соотношения запасов готовой продукции и месячного объема производства, то этот показатель в целом по промышленности не является очень плохим, в 2005-2006 гг. в отдельные месяцы он имел и худшие значения.

     Что касается цен, то, естественно, превышение цен производителей над ценами потребителей создает инфляционный навес. Этот навес будет постепенно рассасываться в результате роста потребительских цен. Вместе с тем, учитывая достаточно высокую конкуренцию на внутреннем потребительском рынке, в т.ч. со стороны зарубежных производителей, быстрого роста потребительских цен не будет.

     В целом сохранение темпов экономического роста будет зависеть от того, насколько быстро экономика страны сможет включать компенсационные механизмы, нивелирующие негативные отрицательные импульсы извне. Это, прежде всего: снижение энергоемкости производства и сокращение зависимости от поставок нефти и газа из России; увеличение экспорта (как за счет объема, так и его цены), призванного выровнять торговый баланс и нивелировать рост цен на импорт. Если решить эти вопросы в кратчайшие сроки будет невозможно, Беларуси, чтобы не потерять темпы экономического развития, придется прибегать к внешним займам и продаже долей государственной собственности.

     Станислав Богданкевич: Я не видел и не вижу причин для экономического обвала белорусской экономики в краткосрочной перспективе. Она обладает немалым инерционным потенциалом. Нерыночная, затратная, командно-административная экономика имеет то «преимущество», что может наращивать производство себе в убыток, на склад, в дебиторы, за счет неправомерного привлечения средств извне (банков и пр.). Некоторое напряжение общественной мысли в части перспектив роста ВВП в 2007 г. спровоцировано противоречивыми заявлениями белорусских руководителей. С одной стороны, заверения в экономической стабильности, с другой — предупреждения о мнимых потерях порядка 5 млрд. USD из-за роста цен на энергоносители и заявления о поисках внешних займов и кредитов в Москве, Пекине, Вене, на свободном рынке на такую же примерно сумму. В действительности же финансовой проблемы еще нет. Цены на сырую нефть остались на уровне 2006 г. либо даже несколько понизились. Трудности в нефтепромышленности вызваны внутренними причинами. Рост цен на газ существенно, практически на 50% нивелируется за счет профицита бюджета (500 млн. USD), а другая его часть — за счет средств, которые поступят от Газпрома в уплату за акции Белтрансгаза (600 млн. USD).

     Так что финансовой проблемы нет, она надумана. Видимо, наши власти решили воспользоваться политико-энергетическим скандалом для того, чтобы списать на рост цен на энергоносители собственные просчеты в проведении экономической политики. Проблема в другом. Многомиллиардные российские субсидии в форме льготных цен на энергоносители и исключительно благоприятная ценовая ситуация на экспортируемые нефтепродукты, калийные соли, черные металлы и ряд других товаров не привели к созданию эффективной, сбалансированной экономики. Об этом свидетельствую не я, а показатели государственной статистики. Дефицит внешнеторгового баланса страны за 2006 г. превысил 1,7 млрд. USD, а по товарам — более 2,5 млрд. USD. Совокупный внешний долг увеличился за год более чем на 1 млрд. USD, приблизившись к 7 млрд. USD. Внутренний долг экономики банкам увеличился на 57,2% и составил 20,8 трлн. Br (9,7 млрд. USD). Причем темп роста задолженности превышал темп роста ВВП в 3,3 раза. Эффективность большинства предприятий чрезвычайно низкая. Более половины субъектов хозяйствования относится к группе убыточных либо низкорентабельных, однако вопреки здравому смыслу они увеличивают ВВП. При величине золотовалютных резервов у Национального банка 1,4 млрд. USD отрицательный баланс чистых иностранных активов у коммерческих банков составил 1 млрд. USD, увеличившись за год на 800 млн. USD. Это значит — реальная величина резервов крайне мала. Конкурентоспособность предприятий снижается. Просроченную задолженность постоянно имеют порядка 50% действующих предприятий. Они балансируют на грани банкротства.

     К началу 2007 г. Беларусь пришла с мешком проблем, угрожающих обвалить экономику, национальную валюту, денежные сбережения, уровень жизни населения. В условиях сокращения российских субсидий, окончательного перехода с 2011 г. на мировые цены по энергоносителям эта угроза как никогда реальна. Она, конечно, может быть еще отодвинута на пару лет с помощью внешних займов и кредитов. Но выход — в корректировке экономического курса.

     2. Последние несколько лет мы упорно двигались по пути снижения ставки рефинансирования и, соответственно, удешевления кредитных ресурсов. Новый год, однако, уже принес 1% ее повышения. В настоящее время дискутируется вопрос очередного подъема ставки рефинансирования до 12 или даже до 13%. Это очевидный шаг назад, притом что в планах на год значилось довести ее до 7-9%. Ваш прогноз: почем будут деньги в этом году?

     Виктор Пинигин: Рост ставки рефинансирования Национального банка обусловлен в первую очередь инфляционными ожиданиями. Другим фактором является сезонный спад производства — объем производства ВВП в январе примерно на 30% меньше объема декабря. Однако экономическая теория утверждает, что между денежной массой и объемом товаров и услуг на рынке должно быть соответствие. Поэтому уменьшение ВВП требует сокращения денежного спроса. Одним из способов достижения этого является повышение ставки рефинансирования, регулирующей приток денег в экономику.

     По мере выхода экономики из стадии инфляционных возмущений и сезонного спада ВВП ставка рефинансирования может снижаться. Вместе с тем ожидать, как утверждает Национальный банк, что ставка снизится до 7-9%, мне представляется чрезмерно оптимистичным. В прошлом году уровень инфляции снизился в годовом исчислении до 6,6% и ставка рефинансирования опустилась до 10%. Поэтому, чтобы выйти на уровень процентной ставки менее 9%, необходимо иметь устойчивое значение инфляции в размере менее 6% в пересчете на год. Однако, как представляется, в 2007 г. достичь такого уровня вряд ли удастся в связи с инфляционным навесом и межотраслевой спиралью роста цен. Конечно, между ставкой рефинансирования и уровнем инфляции может быть меньший зазор. Однако это предполагает высокую финансовую устойчивость экономики, чего пока нельзя сказать применительно к Беларуси.

     Станислав Богданкевич: В условиях сохранения административно-мобилизационной экономики что-либо прогнозировать в части процентных ставок весьма затруднительно. В принципе, Национальный банк сделал шаг в правильном направлении. С одной стороны, денежные доходы граждан росли почти в два раза быстрее роста производительности и ВВП. С помощью более высоких процентных ставок эти ресурсы, особенно в условиях отсутствия рынка ценных бумаг, следует «заморозить» в банковских вкладах, чтобы не допустить роста инфляции и падения курса рубля. С другой стороны, давно пора сделать дорогими кредиты для нашей архизатратной и малоконкурентной экономики, которая отвлекла собственные средства в остатки непроданной продукции на 3 трлн. Br и в дебиторскую задолженность еще на 19 трлн. Br. Нужно ли такой экономике выделять новые кредиты, тем более дешевые? Пусть мобилизует свои, которые ей не будут ничего стоить.

     3. Для рынка недвижимости год начался с чудовищного ажиотажа. Цены на однокомнатные квартиры выросли за месяц на 10-15 тыс. USD, утверждают риэлтеры. По их мнению, этому в немалой степени содействуют инфляционные ожидания населения. Как вы считаете, есть ли для них основания? Каковы ваши прогнозы относительно уровня инфляции?

     Виктор Пинигин: Естественно, инфляционные ожидания в конце прошлого и в начале этого года значительные. Однако начальный импульс роста цен в потребительском секторе оказался не столь значительным, поскольку сработали административные и рыночные амортизаторы, и основной всплеск цен имел место на рынке промежуточных товаров. В ближайшие месяцы это изменение цен по производственным цепочкам постепенно переместится в сферу товаров и услуг для населения. Однако его величина будет в сумме не столь значительной, как первоначальный рост цен на промежуточные товары. В целом, по моим оценкам, можно ожидать, что прогнозные значения индекса потребительских цен по году будут превышены на 3-5 п.п.

     Станислав Богданкевич: Инфляция всегда и везде имеет монетарную природу. За 2006 г. прирост рублевой денежной массы составил 44,4%, то есть опередил прирост ВВП в 4,5 раза. Часть рублевых накоплений отвлечена от рынка в инвалюту, другая — в банковские вклады. Третья часть обеспечила рост цен на рынке. Причем инфляция для граждан всегда индивидуальна. На некоторую группу товаров и услуг, учитываемую статистикой, рост в среднем снизился до 7% в год. На другую, в т.ч. на квартиры, арендную плату для частных квартиросъемщиков, большую группу импортных товаров, эти цены на 20-100% выше. По моему мнению, цены на товары, учитываемые госстатистикой, при сохранении административного контроля за ними, увеличатся за год по сравнению с 2006 г. не менее чем в два раза.

     4. По данным Минстата, средняя зарплата в январе с учетом роста потребительских цен упала на 9,5%. Номинальная зарплата рабочих и служащих снизилась на 7,5%. Есть ли основания говорить о снижении доходов населения и прогнозировать снижение уровня жизни?

     Виктор Пинигин: Если мы возьмем статистические данные за прошлые годы, то можем отметить, что заработная плата в январе всегда меньше, чем заработная плата в декабре, как в номинальном, так и в реальном исчислении. Так, например, в декабре 2005 г. средняя заработная плата составила 562 тыс. Br, а в январе 2006 г. — 519 тыс. Br, т. е. на 9,2% меньше. В декабре 2004 г. заработная плата равнялась 435 тыс., а в январе 2005 г. — 398 тыс. Br, или на 9,1% меньше. В реальном исчислении с учетом роста цен это падение оказалось еще большим. Такая ситуация обусловлена прежде всего годовыми премиальными выплатами, а также окончанием финансового года, когда заканчивается большое количество договоров, по которым идут активные выплаты их исполнителям. Поэтому начало текущего года в этом отношении ничем не выделяется. Думается, что экономике все-таки удастся адаптироваться после энергетического шока и выйти на прогнозируемые параметры, а значит, планируемые темпы роста реальной заработной платы и реальных доходов будут выполнены.

     Станислав Богданкевич: Полагаю, в целом за год уровень зарплаты не упадет. Если не будет изменен экономический курс, реальное снижение доходов населения начнется в 2008-2009 гг.

     5. Как, если судить по итогам января, идет адаптация белорусской экономики к новым ценам на энергоносители на макро — и микроуровне? Что еще, на ваш взгляд, необходимо предпринять, чтобы не дать возможности проявиться и закрепиться каким-то отрицательным тенденциям?

     Виктор Пинигин: При новых ценах на энергоносители главной задачей на микроуровне является выравнивание финансового баланса каждого предприятия. Это означает обеспечение рентабельности и прибыльности производства, поддержание уровня убыточности в экономически безопасных пределах. На макроуровне главное — это обеспечение сбалансированности платежного баланса страны, т. е. установление баланса между стоимостью вывозимых и ввозимых в страну товаров и финансовых активов.

     Решение задач как на микро-, так и на макроуровне лежит, прежде всего, в плоскости повышения конкурентоспособности и снижения издержек. Такая работа уже проводится, и значительный рост инвестиций в основной капитал создает хорошие материальные основы для движения в этом направлении. Для выравнивания финансовых балансов ряду предприятий будут предоставляться преференции налогового и неналогового характера. Часть повышения стоимости жилищно-коммунальных услуг для населения государство также возьмет на себя. Все это создаст определенные благоприятные условия для адаптации предприятий и домашних хозяйств к новым ценам на энергоресурсы.

     При этом, учитывая, что текущий счет платежного баланса будет в наибольшей степени подвержен возмущениям, необходимо кроме усилий по его выравниванию предпринять меры для покрытия его сальдо через финансовый и капитальный счет платежного баланса. Представляется, что здесь более значительную, чем прежде, роль должны сыграть иностранные инвестиции и только в особом случае применены зарубежные государственные займы.

     Предварительные расчеты последствий введения новых цен на энергоресурсы дают основание предполагать, что возникшие проблемы вполне разрешимы для Беларуси.

     Станислав Богданкевич: Энергоемкость белорусской экономики в 2,5-3 раза, а ресурсоемкость еще больше превышают среднюю по Евросоюзу. Проблема не в ценах на энергоносители. Литва, Польша покупают энергоносители по мировым ценам, однако достигли более высоких показателей по ВВП, заработной плате, пенсиям, уровню цен и инфляции. Проблема в стратегическом отставании страны, вызванном сохранением неэффективной структуры экономики и затратной модели развития. Необходим незамедлительный переход на эффективные рыночные условия хозяйствования.

Автор: Валентина Вешторт, Экономическая газета



Курсы валют НБ РБ
Популярные банки
Банк развития Республики Беларусь ОАО
Евроторгинвестбанк ОАО
ТК Банк ЗАО
Абсолютбанк ЗАО

сундук