Отзывы о банках



Должники, трепещите!
 11 сентября 2009 г.

Коллекторы перенимают опыт борьбы с недобросовестными должниками


Тема коллекторских услуг, которая у нас в стране начала обсуждаться почти одновременно с ростом просроченной кредитной задолженности перед банками, нет-нет – и опять всплывает в том или ином контексте.


Справка: Коллекторство – это профессиональная деятельность по взысканию задолженности. Основу коллекторства составляет внесудебное взыскание долгов, то есть ведение переговоров, уговоров, бесед, претензионная работа.

Еще весной Нацбанк обозначил свою твердую заинтересованность в вопросе развития отечественного рынка коллекторских услуг. Уровень проблемной задолженности банков по сравнению с прошлым годом вырос в разы, что с одной стороны было предопределено бурным развитием банковского ритейла в предыдущие полтора-два года (три четверти невозвращенных долгов населения образованы перед ритейловыми банками), а с другой - возрастающей задолженностью юридических лиц.

К слову проблема роста дебиторской задолженности затронула и отечественный бизнес, который, столкнувшись с кризисом неплатежей, страдает от увеличения него не меньше банков. «Ударниками» в этом отношении стали девелоперские и часть строительных компаний, компании, работающие с торговыми организациями по отсрочке платежа (кассовые разрывы исчисляются вплоть до полугода), а также ряд компаний, сотрудничающих с российскими контрагентами.

Два последних дня заинтересованные руководители и финансовые директоры организаций имели возможность изучать стратегию и практику применения коллекторского подхода во взыскании долгов в рамках семинара, ведущим которого стал Генеральный директор Центра развития коллекторства (г. Москва), кандидат юридических наук Дмитрий Жданухин (организатор мероприятия – ООО «Решения плюс»).


Справка: Дмитрий Жданухин ─ Генеральный директор Центра развития коллекторства. Кандидат юридических наук, Председатель Учредительного совета Ассоциации региональных коллекторских агентств (АРКА), Директор АНО «Центр криминологических экспертиз», инициатор и руководитель проекта «Юридическая экспертная сеть». Автор более 40 научных и практических публикаций по юриспруденции и PR, комментариев по вопросам коллекторской деятельности, права, сертифицированный НЛП-Мастер.

Опыт России и Украины, где коллекторы работают гораздо активнее чем у нас, сегодня во многом неутешителен. За период раскручивания маховика неплатежей, в который вовлекалось все большее число компаний, сложился целый рынок антиколлекторских услуг.

В Украине – за 6тыс.USD обещают ликвидировать все долги, в России существует практика вывода адреса регистрации фирмы в регионы – за 10тыс. RUR и последующей реорганизацией и переоформлением на подставных лиц – за 20-50 тыс. RUR.

При этом практика судебного взыскания долгов буксует. Общие суды завалены исками в отношении физических лиц, а позиция судебных приставов выражается ориентировочно так: «Дело сложное, а мы – не альтруисты». Еще хуже зачастую работает коррупционный подход, когда действия «своих людей в органах» обращаются не на пользу самого взыскателя.

В связи с этим, как справедливо отметил Дмитрий Жданухин, наиболее эффективным является комплексный подход, который учитывает элементы переговоров с должниками, экономические и юридические меры воздействия на них. Если выразить стратегию коллекторского подхода, то для должника такое воздействие означает - он должен будет отдать деньги, но – не последние «кровные».

В ходе семинара Дмитрий Жданухин любезно согласился рассказать нам о собственном опыте взыскания долгов и поделиться мыслями о возможных путях развития рынка коллекторских услуг в Беларуси.

Вопрос: Дмитрий Юрьевич, с какими случаями недобросовестного уклонения от возврата долгов в отношении банков Вы сталкивались?

Один из интересных примеров – это работа по взысканию задолженности с Альянса «Русский текстиль», в которой заинтересованы большое количество банков, среди них Сбербанк, Транскредитбанк, БНП Париба Банк. Эти банки оказались в ситуации, когда недобросовестный должник использует различные схемы, в частности продал всю свою региональную сеть, вероятно, подставной компании.

Мы видим, что технологии корпоративного коллекторства в банках сегодня востребованы, так как они часто сталкиваются с неэффективностью использования только одних юридических технологий. Но с другой стороны, банк, являясь публичной компанией, может использовать в отношении должников ограниченный круг информационных технологий, в специфическую рабочую группу по взысканию должен входить целый ряд специалистов - юристы, кредитники и PR-специалисты банка.

Так что хотя потребность очевидна и примеры эффективного взыскания появляются, но отсутствие законодательства в этом отношении останавливает банки от сотрудничества с коллекторами, в том числе и по корпоративным долгам.

Вопрос: В какой же части кровно необходимо сегодня восполнить пробелы в законодательстве?

На самом деле, я полагаю, что эта проблема скорее информационная, нежели реальная. Например, хотя нет специального закона о маркетинге, банки это не останавливает, и они активно занимаются маркетингом.

Конечно, коллекторство - тема более щекотливая и связана с общественным мнением, видимо в этом все дело. Однако в условиях кризиса банки все же перестают бояться скандалов в отношении долгов организаций и начинают понимать, что им будет полезен имидж жесткого взыскателя.

В качестве примера могу привести активную информационную кампанию, которую проводил Сбербанк против Северо-Западной лесопромышленной компании (СЗЛК). Напомню, речь идет о том, что Сбербанк обличил CЗЛК в выстраивании финансовой пирамиды и дальнейшем уклонении от взысканий. Другим примером является Альфа Банк, который не боится любых обвинений от девелоперов, занимая всегда жесткую позицию.

Другое дело, что банки используют здесь не коллекторские методы, а совокупность юридических и экономических – то есть инвестиционное давление на недобросовестных должников. Но в этом комплексе мер есть и признаки коллекторства. Я имею ввиду, что технологии, ранее доступные только крупным организациям, имеющим в штате сильные PR-, юридические и инвестиционные отделы, получили возможность использовать даже небольшие организации, в том числе небольшие банкм. При этом неважно, кто будет вовлечен в эту деятельность – это может быть служба безопасности самого банка либо независимое коллекторское агенстсво.

С моей точки зрения развитие коллекторства должно в перспективе привести к появлению нового типа специалистов - коллекторов. Пока же их практически нет. Они могут существовать в форме «коллективного разума» рабочей группы, но специалистов, которые держали бы ситуацию целиком – пока нет. Это может делать, конечно, и руководитель – топ менеджер, но по-существу, взыскание долгов не относится к задаче руководителя.

Вопрос: Дмитрий Юрьевич, как Вы полагаете, что будет характерно для развития рынка коллекторства в Беларуси?

В Беларуси, я думаю, развитие коллекторства пойдет более гладким путем, чем в других странах СНГ (России и Украине), где в отношении него постоянно возникают некие PR- ходы -то служба судебных приставов заявляет, что коллекторы не станут частными судебными приставами и что с ними надо бороться, то прокуратура начинает проверку.  В Беларуси же складывается ситуация, когда вначале появляется закон, снимающий противоречия коллекторского рынка в информационном плане. Поэтому судя по всему у вас новые технологии будут развиваться, но на базе закона.

Вопрос: А что общего между нашими странами?

Ну к примеру, есть проблема общесоциальной направленности политики гос-ва в период кризиса. Так, недобросовестных плательщиков не выселяют из ипотечного жилья, хотя законодательных препятствий к этому нет. К неплательщикам есть сочуствие со стороны службы судебных приставов, которое выражается в их неэффективной и медленной деятельности.

Но тут необходимо понять один важный момент – коллектор – это не преследователь. Это тот, кто помогает должнику на определеном этапе разрешить проблему. Причем  наиболее наглые должники должны еще более четко усвоить – коллектор – это тот, кто решает их проблему до прихода неких третьих лиц, которые могут купить их долг либо просто воспользоваться информацией о долге. Случается, доходит до того, что коллекторы спасают должников от бандитов. Так что 50% работы коллекторов (а по ипотечным долгам – 70%) - это консультация, это варианты поиска выхода из проблемной ситуации. Но об этом часто забывают, помня только об "утюгах и паяльниках"...

В заключение данной темы хочется вспомнить слова Аль Капоне: «Добрым словом и пистолетом можно добиться большего, чем одним добрым словом и одним пистолетом».

Так что коллектор – профессия, которая сегодня становится востребованной на острие возникших проблем. Но совершенно очевидно, коллекторам придется преодолеть массу мифов и домыслов, в том числе и миф о человеке, размахивающем перед носом должника воображаемым оружием, наподобие известного гангстера.

www.infobank.by
по этой же теме - программа "Возврат долгов"