Отзывы о банках



Доллар и кризис

Доллар и кризис


Может ли доллар рухнуть под тяжестью нынешнего кризиса, огромных долгов бюджета США, общей мировой финансовой нестабильности? Этим вопросом сейчас задаются многие эксперты, а простые люди чаще всего отвечают на него так: никогда. Доллар для большинства из нас - как учение Карла Маркса: он всесилен, потому что вечен. Однако менее 40 лет назад американская валюта чуть не пала жертвой того, что американцы назвали атакой международных спекулянтов, а европейцы - последствием бесконтрольной работы печатного станка.


ЦЕНА ПОБЕДЫ И ЦЕНА ПОРАЖЕНИЯ

Особенность всех кризисов - в том, что они кажутся внезапными, а на деле могут созревать годами, а то и десятилетиями. В случае с событиями 1971 года это правило работает даже не на 100%, а на 200%. Потому, что знаменитое решение президента США Ричарда Никсона о прекращении обмена долларов на золото и другие резервные авуары ни в коем случае не было спонтанным. Оно подготавливалось многими событиями, которые произошли за несколько лет до того, как тогдашний глава Белого дома обнародовал свой сенсационный план по спасению американской валюты.

Парадоксально, но рассказ об этом кризисе приходится начинать с истории послевоенных лет. США, как хорошо известно, оказались тогда в лагере стран-победительниц. Однако вопреки заверениям советской историографии, нашему союзнику по Второму фронту триумф над фашистской Германией дался нелегко. Американские города, правда, не были стерты с лица земли, зато американский доллар мог вот-вот обрушиться под собственной тяжестью. Вернее, под грузом лишних «зеленых бумажек», которые были в изобилии напечатаны в ходе Второй мировой войны. Достаточно сказать, что объем бумажных денег за этот период увеличился в США в 3,6 раза!

кстати...
Считается, что в одной из самых популярных детских сказок — книге Фрэнка Баума «Волшебник страны Оз» — описана эзоповым языком одна из первых попыток перехода от золотого стандарта к необеспеченному доллару. Если верить сторонникам этой теории, золотой стандарт автор замаскировал в образе дороги из желтого кирпича, ведущей к воротам Изумрудного города. В характерах главных героев произведения - Страшилы и Железного Дровосека - угадываются, как утверждают исследователи творчества Баума, черты вполне конкретных исторических персонажей, напрямую причастных к очередной финансовой революции. Примечателен и тот факт, что жители столицы страны Оз должны были в обязательном порядке носить зеленые очки, чтобы все вокруг казалось им зеленым. На вере в «изумрудность» окружающего мира держалось могущество Великого Гудвина.

Упрекать США в том, что они проводили тогда безответственную финансовую политику, представляется бессмысленным. Война есть война, и экономика всех стран, участвующих в ней, страдает в той или иной форме. Но боевые действия когда-нибудь заканчиваются, а проблемы, порожденные ими, остаются. Перед администрацией Гарри Труэмена в полный рост встал вопрос: что делать с «лишними» деньгами, как снять с американской экономики их груз, пока он не раздавил саму эту экономику?

Будь жив Франклин Делано Рузвельт, власти США, возможно, и выбрали бы радикальный вариант решения проблемы - девальвация, дефолт, далее по списку. 32-й президент США пользовался огромной популярностью, за ним стойко закрепился имидж победителя Великой депрессии. Его преемник на посту президента, республиканец Трумэн, ничем подобным похвастаться не мог, и более того - современники считали его весьма посредственным государственным деятелем и человеком, не разбирающимся в экономических проблемах. Попыток «обвалить» курс национальной валюты ему бы не простили даже в случае, если бы другого выхода просто не существовало.

Выход, найденный из этой сложнейшей ситуации, подкупал своей простотой. «Лишние доллары» были, как десант, вброшены в другие страны. Знаменитый план Маршалла, по сути, стал планом по их распределению между государствами, пострадавшими в результате Второй мировой войны. 17 западноевропейских стран получили в общей сложности 12,385 млрд долларов США, более 2 млрд долларов было милостиво предоставлено побежденной Японии.

Страны-реципиенты были абсолютно уверены в том, что все происходящее - свидетельство благородства и щедрости американского народа. А как иначе они могли это воспринять? Никому и в голову не приходило, что в Европу тоннами притекают необеспеченные деньги - ведь с 1944 года действовало Бреттон-Вудское соглашение, в соответствии с которым золотое содержание доллара США составляло 35 долларов за унцию благородного металла.

Это означало, что люди в любой момент могли обменять так называемые евродоллары (американские дензнаки, находящиеся в европейском обращении) на золото, хранившееся в Форд Ноксе. Без проблем!

ГРУЗИТЕ ДОЛЛАРЫ ПАРОХОДАМИ!

Проблема, однако, была. Главная из них состояла в том, что объем евродолларов увеличивался обратно пропорционально желанию США выполнять Бреттон-Вудское соглашение. Оно и понятно - не за то боролись. Идеальной картиной было «сжимание» денежной массы в США за счет «разжимания» денежной массы в европейских странах. Издержками этой картины становилась так называемая великая инфляция, которая поразила европейские страны в 50-х - начале 60-х годов.
Начало 60-ых годов, собственно говоря, и стало моментом истины для многих стран-реципиентов «лишних долларов».

В первые годы этого нового десятилетия европейские экономисты подсчитали, что количество бумажных долларов за границами США превысило стоимость американского золотого запаса. Это означало, что твердый курс доллара, прописанный Бреттон-Вудским соглашением - 35 долларов за унцию золота - на деле оказался фикцией. А каким должен был быть на тот момент реальный курс «зеленого», никто даже представить себе не мог. По причине простой: стоимость доллара в золотом выражении оставалась фиксированной, и США не собирались отказываться от этого


Невольно вспоминаются слова из песни Владимира Высоцкого: «Мы не сделали скандала - нам вождя недоставало». К тому времени Европа была уже не прочь поскандалить со своим «благодетелем» в лице США, но тогда еще не нашелся человек, который прямо обвинил бы крупнейшую экономику мира в финансовых махинациях.

В 1965 году Европа обрела такого человека в лице президента Франции Шарля де Голля. Боевой генерал не испугался возможных политических издержек и 4 февраля 1965 года объявил, что его страна отказывается от доллара при совершении международных расчетов и переходит полностью и навсегда к расчетам в реальном золоте. Это означало, что Франция требует от США обменять в соответствии с Бреттон-Вудским соглашением все находящиеся в обращении «евродоллары» на золото. По курсу, указанному все в том же соглашении.


Герой французского Сопротивления Шарль де ГОЛЛЬ волею судеб стал и героем "антидолларовой кампании" середины 60-х годов. 4 февраля 1965 года он обьявил, что его страна отказывается от доллара при совершении международных расчетов и переходит полностью и навсегда к расчетам в реальном золоте.

Дело давнее, но потрясение, пережитое тогда американцами, памятно до сих пор. Сейчас, когда кризис уверенно шагает по миру, на новостных сайтах и в блогах все чаще вспоминают «пароходы де Голля». Наиболее впечатлительные и наименее осведомленные люди пишут о «самолетах де Голля» - мол, французский президент загрузил 1,5 млрд евродолларов на борт самолета и чуть ли не приказал сбросить их на Форд-Нокс с краткой запиской «соблаговолите».

Это, конечно, не более чем легенда. Но то, что де Голль действительно прислал к американским берегам два «денежных» парохода - на борту каждого из них было по 850 млн долларов, - соответствует действительности. И это было только начало! К концу 1965 года из 5,5 млрд долларов французских золотовалютных резервов в долларах оставалось не более 800 млн.

Сказать, что тогдашние американские власти испугались демарша президента Франции - значит, ничего не сказать. По воспоминаниям современников этих событий, в Белом доме царила настоящая паника. На Шарля де Голля пытались оказать морально-психологическое давление: убеждали его, что союзники не должны так поступать. В ответ на это де Голль дал понять, что скорее откажется от союзнических отношений, чем от своих финансовых требований.

Франция вручила США «график расставания»: в соответствии с ним, к 1 апреля 1967 года НАТО должна передислоцироваться из Франции, штабам Верховного главнокомандующего в Роканкуре и Фонтенбло велено было освободить занимаемые помещения. Францию должны были покинуть 35 тыс. военнослужащих, предусматривалась ликвидация 189 военно-хозяйственных баз НАТО. Скандал разрастался как лесной пожар, и никогда за всю послевоенную историю отношения между Францией и США не были так близки к «точке замерзания».

Остальные западноевропейские страны наблюдали за франко-американской долларовой войной и потихоньку пытались соблюсти свои интересы. Наиболее успешно это удалось канцлеру Германии Людвигу Эрхарду. В отличие от своего французского коллеги немец не стал предъявлять США ультиматумов и отправлять находящиеся в обращении евродоллары на пароходах. Он гневно осудил демарш де Голля, продемонстрировал лояльность Америке и скромно попросил оплатить его хорошее поведение золотом

акцент
По состоянию на август 1971 года, по Европе «бродили» порядка 55 млрд долларов, а по земному шару - свыше 80 млрд. В самих же США в обращении находилось почти втрое меньше -всего 52 млрд.


То есть на деле, как писали потом историки и экономисты, «хитрый немец» сделал то же самое, что и «прямолинейный генерал»: потребовал обменять ходившие в Германии доллары на «желтый металл».

Правда, в случае с ним США пришлось раскошелиться больше, чем в случае с де Голлем.


«НИКСОН-ШОК» -АМЕРИКАНСКИЙ ОТВЕТ ЕВРОПЕ

Объединенная франко-немецкая атака привела к тому, что золотой запас в США начал быстро сокращаться. При этом имиджевые издержки оказались не менее серьезными, чем финансовые. Доверие к доллару в Европе было подорвано. И его восстановлению совсем не способствовал тот факт, что крупнейшая в мире экономика переживала в середине 60-х годов не лучшие времена. На нее давили, с одной стороны, последствия социальных реформ, начавшихся в 1963 году, а с другой - расходы, связанные с вьетнамской войной.

Беда, как известно, не ходит одна. Возможно, американской экономике и удалось бы справиться с этими вызовами, если бы не одно обстоятельство. На конец 60-х годов пришлись сразу несколько европейских валютных кризисов. 1967 год ознаменовался девальвацией британского фунта стерлингов по отношению к доллару США. В 1968-1969 годах крайне тяжелая экономическая ситуация сложилась во Франции. Результатом знаменитых студенческих волнений и рабочих забастовок стало повышение размера почасовой оплаты труда и сокращение рабочей недели. Это вызвало переток капиталов в марку и в золото.

С апреля по ноябрь Франция потеряла $ 2,9 млрд валютных резервов. Страна была вынуждена снизить государственные расходы, поднять косвенные налоги, установить ограничения на коммерческое кредитование и поднять процентные ставки. Однако для снижения растущего дефицита платежного баланса в течение первых шести месяцев 1969 года этих мер оказалось недостаточно. Не помогло и привлечение правительством краткосрочных кредитов на сумму в $2,3 млрд. 10 августа франк был девальвирован на 11,11%.

В сложившейся ситуации западноевропейские страны были не склонны мириться с находящимися в обращении евродолларами. К отказу от привычной резервной валюты их подталкивало и другое обстоятельство: в январе 1970 года Международный валютный фонд произвел реформу валютных курсов. Был отменен золотовалютный стандарт.

Расчет курсов национальных валют было решено производить не на базе доллара, оцененного в золоте, а на основе «специальных прав заимствования» (special drawing rights) - «условной мировой валюты», обеспеченность которой была гарантирована самим Международным валютным фондом. Прямым следствием этого решения стало то, что в марте 1971 года они потребовали конверсии своих долларовых резервов в золото, что позволило бы им оплатить увеличение своих квот в Международном валютном фонде.

Прецедент с удовлетворением подобных требований к тому времени был уже создан, и американские власти не могли отклонить эти запросы. В результате выплат валютные резервы США сократились до минимального значения за период с 1936 года. Это подорвало и без того хрупкое доверие к американской валюте, и отток долларов в первые дни мая 1971 года многократно возрос. Начались массовые отказы различных европейских стран от поддержки доллара.


9 мая 1971 года, через 26 лет после подписания безоговорочной капитуляции, Германия взяла реванш над бывшим противником, заявив о начале свободного плавания своей национальной валюты ввиду невозможности поддерживать их курсы в установленных границах.

Аргументов для того, чтобы образумить европейцев, у США больше не было. Так же, как и не было убедительных доводов в пользу того, что доллару можно доверять. Тогдашняя администрация США, возглавляемая Ричардом Никсоном, пришла к выводу, что лучшее средство борьбы с наступающим противником - это шок. 15 августа 37-й глава Белого дома выступил по радио и телевидению с сенсационным заявлением. По его словам, «в последние недели спекулянты развернули тотальную войну против американской национальной валюты». Чтобы спасти доллар от неминуемой девальвации, правительство США решило прекратить его обмен на золото и другие резервные авуары.


Подробно рассказывать о том, что за злокозненные спекулянты уронили доллар, президент США не стал. Зато Никсон буквально на пальцах объяснил своим соотечественникам нехитрую истину. По странам Западной Европы, по его словам, по состоянию на август 1971 года бродили порядка 55 млрд «бездомных» долларов, а по земному шару - свыше 80 млрд.

В самих же США в обращении находилось почти втрое меньше - всего 52 млрд. Теперь представьте, что будет, если к нам вернутся хотя бы 55 млрд евродолларов. Золотой запас Америки и так оставляет желать лучшего, а тут его просто не останется по причине выполнения Бреттон-Вудского соглашения.

Демарш 37-го президента США не случайно получил название «Никсон-шоу»: для всего мира он стал настоящим потрясением. И дело не только в том, что приказала жить Бреттон-Вудская система, существовавшая до этого на протяжении 27 лет.

В оплоте свободы и рыночного либерализма Никсон заморозил на три месяца заработную плату и цены. Еще вопрос, что изумило мир больше: революция американцев против Бреттон-Вудских соглашений или то, что американский президент для преодоления кризиса предпринял шаги, подозрительно напоминающие социализм.

ДОЛЛАР-ПОБЕДИТЕЛЬ

Действия Никсона оценивали по-разному. Но и сторонники, и критики признавали одно: ему удалось превратить провальную для американцев ситуацию в выигрышную. Европейским странам, которые выступали главными зачинщиками бунта против доллара, осталось только признать вновь сложившуюся реальность. Они внезапно поняли, что за время существования Бреттон-Вудского соглашения плотно подсели на «долларовую иглу».

И что любая попытка слезть с нее будет чревата для них экономическими и финансовыми потрясениями. Такой сценарий развития событий не отвечал ничьим интересам. Поэтому «международные спекулянты», которых Никсон раскритиковал в своей речи 15 августа 1971 года, сделали вид, что все идет как надо. Демонтировали США в одностороннем порядке мировую финансовую систему - и бог с ней.

Вопреки пессимистическим прогнозам, на стабильности доллара все произошедшее сказалось положительным образом. После 1971 года он фактически стал единственной резервной мировой валютой, мерой стоимости и международным средством платежа. О том, что когда-то ту же роль играло золото, постепенно стали забывать. Более того - золото стало товаром, цены на который скакали то вверх, то вниз, куда резче, чем курс доллара по отношению к национальным валютам.


Правда, как считают эксперты, события 1971 года имели и отрицательные последствия. В частности, именно с ними связывают знаменитый «нефтяной кризис», наступивший в 1973 году. Но неприятности, порожденные этим кризисом, были несравнимы по силе с неприятностями, которые мировая экономика пережила бы в случае обвальной девальвации доллара в 1971 году.


Источник www.nbj.ru
Анастасия Скогорева


сундук