Все о страховании в Беларуси, страховые компании  >  Аналитика  >  Cтрахование ответственности директоров

Cтрахование ответственности директоров

Что такое D&O ?

ЗАО «АИГ – страховая и перестраховочная компания», «дочка» одного из ведущих глобальных страховщиков American International Group (AIG), провела круглый стол, посвященный проблемам и перспективам страхования ответственности директоров (D&O) российских компаний. Целью круглого стола стал поиск ответа на вопрос: почему услуга, к которой обращается до 90% крупных компаний во всем мире, не только не развита, но и зачастую неизвестна российскому топ-менеджменту и владельцам компаний.

По заказу ЗАО «АИГ» агентство SPN Ogilvy провело исследование уровня информированности и востребованности услуги страхования ответственности руководителей, которое и послужило основой для дискуссии.

По идее, увеличившийся в последние годы спрос на первичное размещение акций (IРО) должен был благотворно сказаться на рынке страхования ответственности руководителей. Дело в том, что выход на биржи США и Великобритании без этих полисов просто невозможен. Фондовый рынок таит слишком много подводных камней (снижение котировок акций на бирже, претензии со стороны надзорных органов, нападки конкурентов), которые могут послужить поводом для обвинения руководителей в плохом управлении компанией.

И хотя предугадать поведение той или иной ценной бумаги слишком сложно, ответственность за это ляжет грузом на плечи руководства компании. Плюс к этому, чем более публичной становится компания, тем выше риск предъявления компании претензий.

Страхование ответственности руководителей и должностных лиц может принести компании немало выгод. Данный вид страхования базируется на правовых нормах и системе корпоративного управления и подразумевает ответственность советов директоров и руководителей перед работниками, акционерами и клиентами.

Неправомерное увольнение сотрудника компании, причиненный вред компании и акционерам в результате ошибки, предоставление заведомо ложной информации, которая может привести к убыткам, незаконные действия со стороны руководителя - все это может покрывать полис
.
 
Руководителей компании такой полис может защищать от возможных претензий со стороны третьих лиц, которыми могут являться государственные органы, акционеры, работники компании, клиенты и конкуренты.

В 2004 году против иностранных компаний в США было выдвинуто рекордное число коллективных исков: претензии были предъявлены 29 компаниям. Средняя сумма по каждому обращению истца по судебным процессам рынка ценных бумаг тогда составила $27 миллионов, а общая сумма выплат по искам на рынке США - $5,4 миллиарда. Первый - коллективный иск в США против Lucent Technologies, поданный в январе 2000 года, после 4-летнего разбирательства привел к выплате компанией $600 миллионов, из них $148 миллионов были оплачены по полису D&O. Второй - коллективный иск инвесторов к разорившемуся телекоммуникационному гиганту Global Crossing. По нему акционеры должны были выплатить $325 миллионов, а полис D&O покрыл $280 миллионов.

На наш рынок этот страховой продукт пришел вместе с иностранными наемными менеджерами, которых приглашали в советы директоров российских компаний. На своем рынке люди привыкли работать с подстраховкой, что они и попытались внедрить на российском рынке.

«Но российскому бизнесу, не желающему выходить на зарубежные рынки, не выгодно заключать такие страховые контракты, - отмечает руководитель проектов по страхованию ЗАО «ФИНАМ» Михаил Кухтарь. - Несовершенство законодательной базы на руку недобросовестным бизнесменам». Он отметил, что в нашей стране судебному преследованию в основном подвергаются непосредственно компании, а практика предъявления исков конкретным руководителям пока не имеет широкого распространения.

При этом размеры этой ответственности в России смехотворно малы, особенно за ущерб нанесенный жизни или здоровью пострадавших. В некоторых случаях, единственное, что может грозить компании – это штрафы, которые не отличаются большими суммами. В этом случае проще и дешевле «полюбовно» договориться с пострадавшим в досудебном порядке. Более того, если компания обанкротится и исчезнет с рынка, то и спрашивать будет не с кого. Несовершенство законодательства приводит к тому, что отечественный рынок практически не знает случаев выплат по таким полисам. На нашем рынке такие иски пока уникальны и редко становятся достоянием общественного внимания. Если же возмещения по таким полисам и были, то только на зарубежном рынке.

Исключение в данном случае пока составляет только банковский сектор. На помощь пострадавшим тут приходит Агентство по страхованию вкладов (АСВ), которое имеет возможность для подачи исков в отношении непосредственно менеджеров обанкротившихся банков. АСВ создано в январе 2004 года на основании Федерального закона «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации». С начала 2005 года по май 2008 года были вынесены судебные решения о взыскании ущерба с 25 руководителей 12 банков на общую сумму 3,24 миллиарда рублей, в рассмотрении находятся иски на общую сумму 3,74 миллиарда рублей.

Низкая активность по подаче гражданских исков против руководства компаний объясняется тем, что в отечественном законодательстве упор делается на административную и уголовную ответственность должностных лиц, которая не покрывается полисом D&Q. Работающий на нашем рынке страховой продукт является международным, но он адаптирован к российским условиям. Страховой полис, согласно судебным решениям или внесудебным урегулированиям, предоставляет возмещение убытка, нанесенного действиями директоров, а также авансирование или оплату по факту судебных издержек.

В некоторых случаях по искам, связанным с ценными бумагами, полис компенсирует штрафы и взыскания, присуждаемые в порядке наказания. Главное отличие этого полиса в том, что он покрывает все риски, даже претензии, не имевшие судебного прецедента. Но есть исключения.

В числе основных - мошенничество и финансовые преступления, уголовные преступления, незаконное получение прибыли, в том числе связанное и с инсайд-трейдингом. Кроме того, большая часть полисов не покрывает иски со стороны крупных акционеров и налоговые претензии. Последнее исключение стало активно использоваться по отношению к российским компаниям после «дела ЮКОСа». Так, по полису этой компании выплаты так и не производились. После отказа суда США продолжать рассмотрение дела о банкротстве ЮКОСа страховщики уведомили компанию об отмене ее полисов.

Вообще же, этот рынок конфиденциальный. Обнародование списка таких клиентов не доставляет участникам рынка удовольствия. D&O очень деликатный продукт, так как в первую очередь полис предоставляет финансовую защиту персонально топ-менеджерам компаний.

Зачастую иски подают не против тех, кто совершил ошибки, а против тех, кто имеет финансовые средства удовлетворить претензии. Обнародование данных полиса дает истцам больше возможностей.

Вывод исследования ЗАО «АИГ – страховая и перестраховочная компания» заключается в том, что, несмотря на низкий уровень осведомленности об этой услуге, абсолютное большинство респондентов проявило несомненную заинтересованность в этом виде страхования. Основываясь на исследовании, личном и профессиональном опыте, эксперты обсудили во время круглого стола перспективы услуги на российском рынке.

Среди факторов, влияющих на развитие этого вида страхования, обсуждались текущие изменения российского законодательства в отношении ответственности руководителей, отсутствие прецедентов в российском праве, низкая степень осведомленности топ-менеджеров о видах ответственности, которую они несут в ходе исполнения своих обязанностей и другие аспекты. Страховщики полагают, что этот рынок имеет возможность для бурного развития, поводом для таких оптимистичных заявлений стал массовый выход российских компаний на зарубежные биржевые площадки. Но, как полагают аналитики, после мирового финансового кризиса рынок IPO несколько затормозится, а с ним и страхование D&O.


light.finam.ru