Отзывы о банках



Бизнес и мафия

Бизнес по рецептам мафии


Письма из тюрьмы, написанные крестным отцом "коза ностры" Бернардо Провенцано, содержат массу идей и рекомендаций в области корпоративного управления. По ним можно написать руководство для директоров компаний. Клэр Лонгригг заглянула в учебник менеджмента от мафии

Они применяют насилие, они беспощадны, они многим причинили горе, но в их деловой хватке сомневаться не приходится: мафиозные авторитеты умеют извлекать прибыль. Хотя ее методы в основном противозаконны, "коза ностра" не настолько косная или консервативная структура, какой ее иногда изображают. Она существует ради наживы. Подобно любому коммерческому предприятию, она прагматична и постоянно эволюционирует, дабы эксплуатировать новые возможности.

Крупный бизнес научился показывать себя перед широкими массами с лучшей стороны: телешоу типа "Ученика" и "Логова драконов" (по их образцу построено российское телешоу "Капитал". – Прим. ред.) позволили нам заглянуть в этот суровый мир, где происходит столь занимательная конкуренция. Бизнесмены – сэр Ален Шугар, Дункан Бэннэтайн и Питер Джонс, как ни странно, сделались фигурами шоу-бизнеса. Но мафия стала пользоваться этими методами намного раньше, еще лет десять тому назад.

Когда в середине 90-х во главе организации встал Бернардо Провенцано, он обнаружил, что унаследовал поредевший и деморализованный "штат сотрудников", которые сами себе поставили крест на доступе в политику и индустрию. Бомбы, убившие борцов с мафией – судей Джованни Фальконе и Паоло Борселлино – стали мощнейшим "черным пиаром" и причиной ожесточенного отпора со стороны правоохранительных органов. Сотни мафиози отбывали заключение в тюрьме, причем многие из них настолько разочаровались в организации, что без утайки делились своими познаниями с властями.

Судьи и мафиози говорят в один голос: Провенцано стал тем харизматичным деятелем, благодаря которому для "коза ностры" началась благополучная жизнь. О Провенцано, как и о многих других предпринимателях-мафиози, говорят: если бы он применил свои таланты и ресурсы в законном бизнесе, то достиг бы блестящего успеха. К счастью, специфические методы мафии – применение угроз или насилия для создания монополий и картелей, основанных на ценовом сговоре, – не распространены среди обычных бизнесменов. Но "система" Провенцано возродила организацию после упадка благодаря дальновидной тактике, достойной любого видного бизнесмена. Тот факт, что Провенцано описал свои реформы в письмах, означает: из его рекомендаций мы можем выделить семь правил руководства успешной фирмой.

Правило первое: залечь на дно

Когда дела компании плохи, первоочередная задача – сделать ее незаметной. От проклятого эпитета "переживающая трудности" необходимо срочно избавиться, даже если это означает, что о вашей компании больше не будут писать в деловой хронике. "Это разумный шаг: похорони свои ошибки и иди дальше", – говорит Питер Уоллис (известный как Питер Йорк в его другой ипостаси обозревателя социальной жизни), консультант по менеджменту из SRU Ltd. Вам также необходимо задобрить акционеров, склонить их к терпению, уговорить их не нервничать и довериться вам.

"Наша цель состояла в том, чтобы сделать "козу ностру" невидимой, выиграть время для реорганизации", – вспоминал помощник Провенцано Нино Гуффре, согласившийся сотрудничать с властями вскоре после своего ареста в 2002 году. После ряда схваток за власть, в ходе которых погибло много народу, бизнесмены, что вполне логично, не очень-то хотели отвечать на звонки мафиози. Членам мафии велели воздерживаться от всех действий, которые могли бы привлечь внимание. Если владелец фабрики отказывался платить "крыше", никому не позволялось поджигать станки или подрывать грузовики. Следовало применять только мирные способы убеждения.

В отличие от старой системы "сначала стреляем, потом задаем вопросы", любые враждебные действия требовалось тщательно взвешивать на предмет их негативного влияния на имидж. "Очень важно было установить, не принесет ли нам смерть этого человека больше вреда, чем его дела при жизни", – признался Гуффре.

Провозгласив принципы своей системы, Провенцано предостерег, что для выздоровления потребуется время: членам мафии придется подождать, возможно, 5-7 лет перед тем, как организация снова начнет приносить прибыль. Восстановление связей с бизнесом и политиками можно было осуществить лишь вдали от посторонних глаз. Когда о "коза ностре" в некотором роде забудут, ее предполагалось реорганизовать, дабы она отбросила свой имидж паразита и встроилась в промышленные и политические институты.

Правило второе: третейский суд

"Говори спокойно, четко, правильно и последовательно, извлекай для себя урок из всех неприятностей, не отмахивайся от всего, что тебе говорят, но и не верь каждому слову. Прежде чем заговорить, всегда старайся докопаться до истины, и помни: чтобы составить свое мнение, одного-единственного источника информации никогда не достаточно".

Это письмо называют "манифестом "коза ностры" при Бернардо Провенцано". После десятка лет неописуемых зверств при предыдущем лидере, Тото Риине, Провенцано изменил "корпоративную культуру" "коза ностры", обучив своих людей искусству переговоров и внушив им, как важен диалог.

Провенцано действовал решительно и в определенных случаях требовал быстрого и прямого ответа на свои вопросы, но когда он считал нужным, то умел тянуть резину. Выигрывая время, он поощрял своих подчиненных решать их внутренние споры путем переговоров между ними. Если мафиози не могли прийти к согласию самостоятельно, Провенцано день и ночь сидел за своей пишущей машинкой, стараясь разрешить споры благодаря своей мудрости и опыту (и лишь изредка путем обманных уловок).

Все директора компаний тщательно выстраивают свой публичный имидж. Не был исключением и Провенцано. Он не хотел производить впечатление тирана, а старался быть "добродушным диктатором". Он координировал деятельность различных, соперничающих между собой групп, не навязывая собственную волю. Он был бесспорным высшим начальником, но создавал впечатление, что принимает свои решения после долгих консультаций с другими.

Правило третье: консенсус

Провенцано отвечал на письма от представителей всех социальных слоев, касавшиеся таких тем, как свободные вакансии, результаты экзаменов, действия местной администрации, органов здравоохранения и больниц. Это очень похоже на благотворительную деятельность, которой сегодня занимаются крупные корпорации. Провенцано четко заявлял: мафия должна позиционировать себя как позитивная сила в обществе. "Крестный отец" должен производить впечатление благодетеля, этакого дядюшки, к которому обращаются за советом и просят его согласия по всем вопросам – и деловым, и личным. Он осознал: чтобы упрочить положение своей фирмы, гораздо эффективнее будет убедить людей в том, что они в тебе нуждаются, – а не навязываться им или применять насилие.

"Сообщайте мне обо всем, в чем нуждаются люди, – писал он своему советнику, – они должны ожидать от нас только добрые дела".

Одним из ключей к возрождению организации было восстановление консенсуса в обществе. Мафия всегда опиралась на покорность (сказать "одобрение" было бы, пожалуй, чересчур сильно) общества. В индустрии "крышевания" власть над обществом необходима: если ваши "клиенты" объединятся и восстанут, ваши дела плохи.

Правило четвертое: пусть Бог будет на вашей стороне

Одним из элементов плана Провенцано по возрождению доверия людей и реабилитации "коза ностры" в глазах ее традиционных сторонников был имидж благочестивого христианина. Он позиционировал себя в пастырской роли – как человека надежного и авторитетного. Его письма похожи на проповеди приходского священника. Провенцано даже рассылал своим людям пространные отрывки из Библии.

Следователи долго бились над всеми подчеркнутыми строчками в Библии, принадлежавшей Провенцано. Они подозревали, что это ключ к какому-то шифру. Но, по-видимому, в действительности Провенцано просто использовал их как ценное подспорье в своей руководящей деятельности.

По словам следователей, в отрывках, которые выбирал Провенцано, прослеживается "определенное внимание к правилам, к карам, мотивам вины и мщения, словно он искал вдохновения, а также авторитетные источники, на которые мог бы опереться при выполнении обязанностей и принятии решений, неотъемлемо связанных с его работой во главе организации".

Подобно многим политикам, в том числе Тони Блэру, Провенцано старался всячески намекнуть в своих письмах, что является инструментом Господней воли ("Да благословит вас и сохранит Господь... знайте, что во всем, где я вам могу быть полезен, ежели будет на то воля Божья, я в вашем полном распоряжении...").

Этот статус простого парня, не пропускающего ни одной церковной службы, помог и Джорджу Бушу, когда тот искал одобрения масс. "Религиозность Буша – явление весьма изменчивое, – замечает Уоллис. – Он обхаживает евангелических христиан правого толка, но не покупается на весь комплекс их идей – ему просто хочется найти с ними общий язык".

Правило пятое: политическая гибкость

Бизнесменов, происходящих из самых разных социальных слоев и исповедующих самые разные политические взгляды, в конце концов привлекают к работе консультативных советов правительства. Разбогатевший парень с Ист-Энда отнюдь не похож на традиционного сторонника лейбористов, но, по некоторым сведениям, сэр Ален Шугар теперь консультирует Гордона Брауна по вопросам предпринимательства. "Это правительство не лейбористское. Это тори в старомодном смысле, – говорит он. – Гордон мне нравится больше, чем Тони. Блэр принес обновление, но Браун больше похож на меня. У него хорошо развита трудовая этика".

Провенцано пошел еще дальше – свои политические взгляды он менял, руководствуясь выгодой. Он искал дружбы с политиками, которые были готовы отстаивать его корыстные цели: облегчение наказания для осужденных мафиози, а также отмена иммунитета для мафиози, сотрудничающих с властями. "Следовало тайно заводить связи с политиками, чья репутация не была омрачена скандалами или коррупцией, – вспоминал Гуффре. – Если станет известно, что политика поддерживают "люди чести" в определенном ранге, ему конец – не пройдет и суток, как политические противники его изничтожат".

Правило шестое: радикальная метаморфоза

В случае политического скандала или неудачи в бизнесе новому боссу жизненно важно суметь дистанцироваться от всего произошедшего. Собственно, он, возможно, сочтет за лучшее полностью сменить имидж. Когда Стюарт Роуз через три года отсутствия вернулся в Arcadia, чтобы спасти ее от краха, он сказал: "Вот что любопытно: здесь люди думают, что я не изменился, но меня ведь три года тут не было. Я вовсе не прежний Стюарт Роуз. Я сильно переменился".

Благодаря новым директивам Провенцано не только исчезли негативные отзывы в прессе, но и сам "крестный отец" умудрился дистанцироваться от скандалов прежних времен. Как и у всех мафиози после самого кровопролитного десятилетия в истории "коза ностры", его репутация была ужасно запятнана; но советники помогли Провенцано "восстановить девственность", как интригующе выразился Гуффре. Благодаря помощи консультантов, знающих толк в пиаре, Провенцано добился того, чтобы никто его не ассоциировал с годами насилия, и создал себе имидж борца за мир.

"Выйдя из тюрьмы, – вспоминает Гуффре, – я обнаружил, что Провенцано стал другим человеком; раньше он был киллером, а теперь у него появились признаки святости".

Правило седьмое: скромность

На протяжении своей "карьеры" Провенцано сам себя превратил из наемного громилы в бизнесмена-инвестора и политика-организатора, а в итоге в стратега и лидера. Его мистическая аура отчасти держалась на том, что никто доподлинно не знал, кто Провенцано на самом деле: гений или просто везучий неуч. Чтобы подчеркнуть свое скромное происхождение и изобразить себя простым человеком из народа, он писал письма, изобилующие орфографическими и грамматическими ошибками, и всегда заканчивал стандартным смиренным извинением: "Прошу у вас прощения за то, что пишу с ошибками...".

Каждое письмо завершается одним и тем же благостным и теплым благословением, а также извинениями за грамматические ошибки. Исковерканные слова и ошибки, свойственные школьникам, нимало не подрывали авторитет автора. По-видимому, то был элемент тщательно выстроенного имиджа, так как речь идет о человеке, который с легкостью вращался в кругах бизнесменов и политиков. Следователи уверены, что полуграмотность Провенцано была сознательной уловкой.

Видные политики и бизнесмены эффективной пользуются той же стратегией. "Семья Джорджа Буша принадлежит к высочайшему социальному слою в США, выше просто некуда, – говорит Уоллис. – Он и техасец-то ненастоящий. Неясно, чем в первую очередь обусловлена его простонародная манера речи – то ли некомпетентностью, то ли желанием угодить публике. Но она определенно эффективна".

Точно так же мультимиллионер Джастин Кинг, который спас сеть Sainsbury's, говорит: "Я книжек не читаю... Я просто обычный парень". Шугар никогда не отказывался от своих ист-эндских корней и воспитания, которое получил в муниципальном доме в Хокни. Он не задирает нос, но все равно суть ясна: он вырос среди обездоленных, но теперь стал могущественным человеком.

Провенцано в своей ложной скромности пошел еще дальше – утверждал (почти наверняка неискренне), что предпочел бы, чтобы начальником вместо него был кто-то другой. "Они хотят, чтобы я им говорил, что делать, – писал он, – но кто я такой, чтобы приказывать им, как они должны себя вести? Я никому не могу приказывать. Собственно, я ищу человека, который мог бы приказывать мне".

К несчастью для него это желание сбылось: в 2006 году его арестовали.
источник www.guardian.co.uk перевод community.livejournal.com/big_money