Никто не застрахован
По итогам 2008 года российский страховой рынок недосчитался 70 компаний. В этом году, по прогнозам, потери могут удвоиться. Крайними оказываются клиенты: им ничего не достанется даже при разделе имущества страховщика-банкрота — процедура этого банкротства еще не разработана.

На возмещение при крахе страховщика могут рассчитывать только владельцы полисов ОСАГО, но и этот механизм работает со скрипом. А введение с 1 марта системы прямого возмещения убытков может только ухудшить ситуацию.

Страховые случаи

Александр Коваль, председатель подкомитета по законодательству о страховании комитета по финансовому рынку Госдумы, президент Всероссийского союза страховщиков (ВСС), рассказал корреспонденту "Денег", как он в октябре беседовал о судьбах отрасли с главой немецкого Союза страховщиков. Немец посетовал: вот, мол, кризис — в 2009 году немецкий страховой рынок наверняка вырастет всего на 1%, да и раньше он рос не более чем на 3% в год. Припомнить, когда последний раз банкротился страховщик в ФРГ, коллега Александра Коваля не смог. У немецких страховщиков в резервах — €1 трлн. Если даже у кого-то возникнут проблемы, обязательства перед клиентами удастся выполнить. Российскому депутату оставалось только заметить, что нам банкротств и падения оборотов не избежать.

Клиенты российских страховщиков всегда наводняли интернет-форумы замечаниями о качестве работы своих компаний, сейчас — новая волна тревоги. Главная нота форума на auto.ru — не разоряется ли ваш страховщик. "Помогите разобраться в достоверности слухов про то, что Первая страховая компания потихоньку банкротится, с дилерами работу прекратила, выплаты только налом, и то через раз. Наша машина там застрахована, но осталось внести последний взнос. Стоит ли его оплачивать?" "Четыре месяца не могу добиться ремонта или выплаты по каско от компании "Россия". Через два месяца после страхового случая отправили на техсервис, который, ссылаясь на долги "России", отказался принять машину на ремонт". "В РАСО деньги не выплачивают, не говоря уже о ремонте. Может быть, подскажете, где можно официально написать об этой компании, чтобы все знали, с кем имеют дело?"

При нестабильности на рынке клиент всегда готов заподозрить худшее, но проверить эти подозрения, а главное — что-то предпринять, если они имеют под собой почву, практически невозможно. В распоряжении "Денег" оказалось заявление клиента компании РАСО Юрия с просьбой перечислить ему страховое возмещение. Калькуляцию в компании сделали 5 декабря, 16 января Юрий получил SMS с суммой, которую ему должны перечислить: почти 42 тыс. руб. На лицевой счет они так и не поступили, хотя обозначенный в договоре срок выплаты превышен уже более чем вдвое.

На звонки Юрия в РАСО оператор, не имеющий полномочий соединять клиента с начальством, неизменно отвечает, что все бумаги готовы, но бухгалтерия пока распоряжение о выплате не подписала. Юрий подозревает, что компания разоряется, но как это выяснить? "Деньгам" удалось связаться с начальником службы по связям с общественностью РАСО Дмитрием Ивановым, который опроверг слухи о плохом финансовом положении компании и заверил, что в ближайшее время РАСО свяжется с клиентом и выполнит свои обязательства. Однако на момент подписания номера в печать оператор отвечал клиенту прежней стандартной фразой.

По состоянию на 31 декабря 2007 года в реестре Федеральной службы страхового надзора (ФССН) значилось 857 компаний, годом позже — 786.

"В 2008 году Росстрахнадзор отозвал 81, приостановил 85 и ограничил 4 лицензии,— говорит Михаил Кухтарь, руководитель компании "Финам Страхование".— В списке компаний, у которых отозваны лицензии,— "Реал-Гарант", "ТОР-Страхование", "Центр медицинского страхования", "Эклиптика", "Генеральный страховой альянс", среди компаний с приостановленными лицензиями — "Планета-Форд" и другие".

По данным ФССН, на 31 декабря 2007 года страхованием жизни занимались 94 компании, у 67 из них это был единственный продукт. 582 компании "осуществляют страхование иное, чем страхование жизни (кроме обязательного медицинского страхования)". С полисами ОМС работали 104 компании, с ОСАГО — 163. Кроме того, 196 компаний были заняты перестрахованием, 29 из них на перестраховании специализируются.

"Точка отсчета банкротств на страховом рынке — впереди. Пока компании уходили с рынка, минуя эту процедуру",— замечает Александр Коваль. Дело в том, что действующий закон "О несостоятельности (банкротстве)" для финансовых организаций специфику банкротства не определяет, поэтому сегодня руководители страховых компаний, покидающих рынок, не несут ответственности перед страхователями. "Сколько в Российском союзе автостраховщиков ни пытались возбудить уголовные дела и уличить топ-менеджеров страховых фирм в мошенничестве — ни разу не удалось",— констатирует депутат.

"Страховщиков, которые по состоянию на сегодняшний день покинули рынок, кризис не коснулся, причины — в просчетах или недобросовестности менеджмента этих компаний",— говорит Андрей Батуркин, вице-президент Российского союза автостраховщиков (РСА). По его словам, год только начался, а рынок ОСАГО уже покинули две компании и еще одна, с большими объемами страхования именно по "автогражданке", лишится лицензии до конца февраля. Эксперт прогнозирует серьезный всплеск разорений после намеченного на 1 марта запуска системы прямого урегулирования убытков.

Прямое возмещение убытков — процедура, при которой пострадавший в ДТП обращается за компенсацией не в компанию виновника, а в собственную. Европротокол позволяет урегулировать аварии без вызова аварийных комиссаров, если сумма ущерба не превышает 25 тыс. руб. "Проблема в том, что единая информационная система, клиринговый центр Российского союза автостраховщиков, которая будет регулировать расчеты между страховщиками, пока находится в стадии тестового запуска,— говорит Виктор Алексеев, заместитель генерального директора компании МАКС.— В первое время у страховщиков будут проблемы с получением денег от компании, в которой застрахован виновник ДТП. У нас также есть опасения, что вскоре многие компании не смогут платить по счетам, что обернется дестабилизацией рынка, особенно когда мелкие страховщики лишатся лицензий". Виктор Алексеев не исключает даже, что новая система будет буксовать так сильно, что рынку придется вернуться к старой.

Кроме того, компании к 1 марта должны положить на депозиты не менее 3 млн руб. Это существенно меньше, чем планировалось ранее, но некоторые страховщики уже сейчас говорят, что не готовы сформировать гарантийный депозит даже в таком размере. Эксперты не сомневаются в том, что в 2009 году страховой рынок потеряет больше игроков, чем в прошлом, и прежде всего речь идет о компаниях, имеющих лицензию на ОСАГО. "Недавно в прессу просочилась информация о 17 проблемных страховщиках, на самом деле таких компаний около 50,— рассказывает Александр Коваль.— По итогам года лицензии могут лишиться 150-200 компаний — такие цифры мне назвали в Минфине и ФССН".

Берегись автомобиля

Прежде всего прогорают компании, связанные с автострахованием. "Отдельные страховые компании долгое время рассматривали автострахование как возможность захвата рынка, предлагая свои услуги за неадекватную к принимаемым на себя обязательствам цену,— говорит заместитель генерального директора Военно-страховой компании Евгений Уфимцев.— Портфели у них резко выросли, но убыточность оценивалась неадекватно. Теперь перед страховыми компаниями, в портфеле которых автострахование составляет 60-90%, стоит задача не по дальнейшему развитию бизнеса, а по его сохранению: как только сократились объемы страховых взносов, выплаты предыдущих периодов догнали новые поступления у этих страховщиков.

Акционеры стоят перед выбором: вводить дополнительный капитал, чтобы обеспечить платежеспособность, минимизировать убытки, либо оставаться в иллюзиях на падающем рынке при растущих выплатах. Последнее — риск для клиентов". Кроме того, говорит эксперт, цена урегулирования страховых событий выросла за последние месяцы на 30% (цена на материалы и запасные части станций обслуживания привязана к доллару), резервы, сформированные по принципу пирамиды, еще более ослабили позиции таких страховщиков.

Тем не менее только в автостраховании, точнее, в части ОСАГО у клиента существует возможность получить компенсацию при банкротстве страховщика. Нынешний механизм защиты владельцев полисов ОСАГО позволяет страховщикам сразу после отзыва лицензии переложить бремя выплат на РСА. А некоторые не дожидаются и этого и отправляют клиентов в отдел выплат профобъединения, когда действие лицензии лишь приостановлено. Андрей Батуркин отмечает, что за пять лет существования рынка "автогражданки" ни одна из покинувших его 22 компаний самостоятельно по своим обязательствам не расплатилась.

"Мало того что, покидая рынок, страховщики не платят своим клиентам сами, часто они не передают нам свои документы, в первую очередь журналы договоров и выплат, чтобы платить по их обязательствам начали мы,— сетует Андрей Батуркин.— Например, так поступила компания "Генеральный страховой альянс". Каждый день в наш офис приходит 100-150 человек, но пока мы вынуждены им отказывать. На прошлой неделе суд удовлетворил наш иск об истребовании документов, сейчас дело за Федеральной службой судебных приставов". Еще в прошлом году РСА по объему страховых выплат приблизился к первой двадцатке компаний, работающих на рынке ОСАГО. "Нам даже пришлось вдвое увеличить состав отдела компенсационных выплат, ведь в месяц мы урегулируем порядка 2 тыс. дел",— рассказывает Батуркин.

В гарантийном фонде РСА под выплаты по случаю банкротств автостраховщиков сейчас около 2 млрд руб. Если вслед за "Генеральным страховым альянсом" уйдет еще несколько крупных компаний, фонда хватит ненадолго. В РСА говорят о возможности переговоров с Минфином по поводу того, чтобы второй гарантийный фонд (он расходуется на текущие компенсационные выплаты, если виновник скрылся с места ДТП или у него не было полиса вообще) можно было использовать для выплат по банкротствам. В перспективе — увеличение отчислений, хотя для страховщиков это станет тяжелым бременем.

"РСА уже сейчас не справляется с объемами выплат: идут безумные задержки по времени,— рассказывает Сергей Беляков, юрист, автор сайта "Как бороться со страховой компанией" — Люди обращаются в суды, которые уже завалены подобными исками. Срок рассмотрения в лучшем случае составляет полгода, а, например, в Замоскворецком суде, где РСА выступает в качестве ответчика,— около девяти месяцев".

При этом Виктор Травин, президент Коллегии правовой защиты автовладельцев, отмечает, что РСА помогает только тем, чьи страховые компании лишились лицензии. Однако компаний, у которых лицензии сохранились, но их действие приостановлено или ограниченно, больше в несколько раз, и в этом случае автовладельцы предоставлены сами себе.

Страхование жизни после смерти

Во всех видах страхования, кроме ОСАГО, возможность что-то получить при разорении страховщика практически отсутствует. "В страховой отрасли нет механизма возврата страховых взносов или уплаты компенсаций клиентам обанкротившихся страховых компаний. Клиенты лишь могут востребовать часть неиспользованной страховой премии через суд в соответствии с законодательством",— констатирует исполнительный директор компании "Русский мир" Евгений Гуревич.

Впрочем, судиться со страховщиком, замечает Виктор Травин, целесообразно в том случае, если у компании отозвали лицензию или приостановили ее действие. Тогда у нее еще остается имущество, на которое можно наложить арест. Однако правозащитник считает, что самый действенный способ — подать в суд на виновника аварии, если он живет в вашем регионе и имеет что-нибудь за душой: пусть он возмещает ущерб.

"В Госдуме сейчас рассматривается законопроект, позволяющий страхователю, которому задерживают платеж по каско более чем на 15 дней, идти в суд и инициировать процедуру банкротства страховщика",— говорит Андрей Батуркин из РСА. Пока же нормы не приняты, связываться с судом резона нет. "Сейчас можно подать в суд на юридическое лицо, по итогам суда будет сформирована конкурсная масса: если что-то останется, страхователь получит компенсацию или вернет взносы,— говорит и Александр Коваль.— Но если это не сфера ОСАГО, шансов практически нет".

"Если страховщик исчезает, клиент может бесконечно долго осаждать Росстрахнадзор или арбитражные суды — денег он не получит,— вторит Артем Долгобаев, адвокат, специализирующийся на страховых спорах.— С ОСАГО, где механизм защиты прав страхователя есть, тоже бывают проблемы. В РСА, например, часто требуют документы, которых у страхователя заведомо быть не может,— заверенную нотариусом копию полиса виновника ДТП или его сберкнижки. Проблемы с занижением выплат — те же, что в ситуации со страховщиками". По опыту адвоката, в РСА отказы следуют в 40% случаев.

Закон для подстраховки

Александр Коваль считает, что в механизме по компенсациям в сфере ОСАГО улучшить можно одно: представители профобъединения должны получить право при появлении признаков финансовых затруднений у страховой компании стать участниками процесса, работать во временной администрации, участвовать в процедуре банкротства, если дошло до этого.

В конце января Госдума одобрила в первом чтении законопроект "О внесении изменений в закон "Об организации страхового дела в Российской Федерации" и некоторые другие законодательные акты" — его внесли депутаты Владислав Резник, Александр Коваль, Юрий Исаев и Лиана Пепеляева. Содержание вполне антикризисное: законопроект формализует специфику процедуры банкротства применительно к страховым компаниям, а также предполагает введение в состав финансово неустойчивых страховщиков временных администраций.

Признаками неустойчивости могут служить обращения кредиторов в профобъединение или орган надзора — ФССН, а также финансовая отчетность компаний по итогам квартала. Руководству проблемной страховой компании предложат представить на рассмотрение регулятора план финансового оздоровления на три месяца. Если оздоровление не приведет к выздоровлению, в компании начнет работать временная администрация, наделенная широкими полномочиями. Она сможет отстранять от работы топ-менеджеров, контролировать все сделки и выплаты, описывать активы компании. Срок полномочий временной администрации составит три месяца, но он может быть продлен. Если по итогам трехмесячной работы станет ясно, что компания не выживет, временная администрация может начать процедуру банкротства.

Схема универсальная, но с оговоркой: имущественный комплекс банкрота может купить только другой участник рынка, у которого есть лицензии на эти виды деятельности, а также активы и резервы, позволяющие взять на себя чужие обязательства по выплатам. Полученные после завершения процедуры банкротства деньги предполагается распределять так, чтобы первыми в очереди были владельцы полисов обязательного страхования, потом клиенты, застраховавшие жизнь, и т. д.

"Введение процедуры банкротства для страховых компаний не поможет их бывшим клиентам вернуть взносы или получить компенсационные выплаты,— полагает Сергей Беляков.— Многие страховщики устроены как финансовые пирамиды: выплаты получают те, кто попал в аварию раньше других. Как только поступления снизу прекращаются, рассчитывать на компенсацию по каско бессмысленно. Придется забыть об этом опыте как о страшном сне и впредь быть осмотрительнее".

Ко второму чтению законопроект, возможно, будет принципиально дополнен. "Одна из задач, которые предстоит решить при подготовке законопроекта о банкротстве финансовых организаций ко второму чтению,— возложение ответственности по обязательствам перед страхователями на руководителей страховых компаний",— поясняет Андрей Батуркин. Подразумевается не только продолжительный запрет на профессию — у клиентов страховщиков-банкротов и других кредиторов может наконец появиться возможность подавать в суд на недобросовестных менеджеров страховых фирм. "Готовящийся законопроект позволит передавать портфели банкротящихся страховщиков другим компаниям,— отмечает Александр Коваль.— В сфере страхования жизни также должно быть законодательно закреплено создание гарантийного компенсационного фонда — как в большинстве стран Запада". Например, в США подобные фонды есть в каждом штате, их работу контролируют местные надзорные органы. "Российские страхователи жизни, которые уже выделены в особую группу, могли бы объединиться в организацию, подобную РСА, и на ее базе создать аналогичный фонд",— говорит депутат.

Конечно, рычаги давления на недобросовестных страховщиков у регуляторов имеются и сегодня, но пользуются ими они нечасто. "ФССН и РСА проблемы страховщика замечают раньше клиентов: как только компании начинают, например, задерживать уплату членских взносов или налогов, несвоевременно сдают документы по договорам,— говорит юрист Сергей Беляков.— Однако никаких мер, пока дело не доходит до остановки выплат страхователям, контролирующие органы не принимают. Одно из двух: либо они не умеют работать, либо им это выгодно".

Дмитрий Янин, председатель правления Конфедерации обществ потребителей, видит корни проблемы в том, что на страховом рынке в России действует неэффективный государственный надзор. "Мне странно слышать слова руководителей ФССН о том, что к страхованию по кредитам нельзя допускать все компании, так как у многих плохое финансовое состояние,— говорит он.— Но тогда у этих страховщиков нужно отбирать лицензию! Страхование — самый ущербный в России сервис даже в сравнении с банками: раньше это была обналичка, теперь рынок держат на плаву обязательные виды страхования". С этими замечаниями согласен и глава ВСС Александр Коваль. "То, что у "Генерального страхового альянса" проблемы, стало известно еще полтора года назад, и сейчас где-то гуляют 200 тыс. полисов этой компании,— говорит он.— Почему надзорный орган и профобъединение закрывали глаза на это? Могли бы исключить из профобъединения — а это автоматический отзыв лицензии".

Поэтому пока и непонятно, воспользуются ли органы страхнадзора полномочиями, которые им может предоставить жесткий закон. "ФССН, судя по названию, должна вести надзор, а она только лицензии выдает,— разводит руками адвокат Артем Долгобаев.— На любые жалобы там отвечают стандартно: нарушений не выявлено, обращайтесь в суд". Раз уж спасение взносов и получение компенсаций — задача, которую страхователю приходится решать в одиночку, хорошо бы отслеживать информацию о финансовой устойчивости страховщика. Увы, и здесь наши возможности ограниченны.

Страховой мониторинг

"Для оценки финансовой устойчивости страховой компании нужно обладать значительными финансовыми познаниями, которых нет у большинства граждан",— говорит Евгений Гуревич из компании "Русский мир".

"Прежде всего страхователю необходимо обратить внимание на финансовые показатели страховой компании,— говорит Михаил Кухтарь, глава компании "Финам Страхование".— Отчетность можно посмотреть на сайте страховщика, в прессе, на специализированных сайтах (в том числе на странице ФССН). Дисбаланс в структуре прибылей и убытков компании, особенно на протяжении нескольких отчетных периодов, не может не насторожить". Важно также обратить внимание на уставной капитал компании, размер которого должен существенно превышать минимально установленный государством порог — 30 млн руб.

"Я не советую доверять рейтингам надежности страховых компаний, которые публикуют исследовательские агентства: многие из них делаются на заказ,— говорит Сергей Беляков.— Хорошо, если есть конфиденциальная информация о положении дел в компании, если нет — остается мониторить специализированные форумы в интернете, где автовладельцы размещают жалобы на страховщиков. К косвенным признакам финансовой неустойчивости страховщика, замечает Беляков, можно также отнести значительный рост комиссионного вознаграждения агентам, резкое увеличение числа публикаций в СМИ с упоминанием компании или, наконец, смену адресов и телефонов.

Так или иначе, слишком смело было бы утверждать, что в сложившейся ситуации даже клиент, способный анализировать финансовые показатели, может перед приобретением полиса на основании данных из открытых источников составить достоверное представление о положении дел в компании. Пока лодка так качается, никто ни от чего не застрахован.


ОЛЕГ ХОХЛОВ
источник www.kommersant.ru





сундук