Отзывы о банках



Инвестиции 24.06.11

 24 июня 2011 г.

Белорусскими программистами заинтересовался Яндекс

В минувшие выходные завершил свою работу очередной, уже седьмой Startup Weekend в Минске. На этот раз он был всецело посвящен IT-отрасли. Работы белорусских программистов исторически привлекают интерес в мире, но почему-то до сих пор эта отрасль незаметна на локальном рынке. Казалось бы, вон он, локомотив, который мог бы дать серьезный импульс развитию белорусского экспорта. Промежуточного импорта нет, продавай пиксели – получай валюту. Ан нет. В рамках всех новоявленных планов нет ни слова о поддержке этой зародившейся уже отрасли.


Тем не менее, отечественные IT-проекты интересуют так называемых венчурных инвесторов. Прежде всего, за определением понятия мы обратились к Николаю Ляховскому, CEO Агентства Венчурных Инвестиций:

- Хотелось бы обозначить, что такое венчурное инвестирование, так как не все сталкивались с этим понятием. Венчурное финансирование - это долгосрочные капиталовложения во вновь создаваемые или недавно созданные компании, которые за счет использования новых технологий и достижений науки потенциально способны обеспечить производство новых конкурентных товаров (продукта, услуги, технологического решения), а иногда и дать импульс к созданию новых рынков, - поясняет г-н Ляховский.

Однако, белорусская специфика привлечения таких инвестиций есть. Сам процесс привлечения инвестиций, по словам Ляховского, отличается от того, на каком этапе инвестор входит в бизнес. Например, часто действующие предприятия желают привлечь инвестиции для второго раунда развития своего бизнеса, когда для выхода на качественно новый уровень ему требуется существенное финансовое вливание. Такие проекты интересуют инвесторов.


Но возникает другая проблема – отсутствие гибкого корпоративного законодательства.
- К примеру, из имеющейся практики работы у нас инвестор получает в обмен на инвестиции в размере 50 000-100 000 долларов США долю в компании 50-75%, реже лишь – 25-30%, - поясняет Ляховский. - Делается это все потому, что права миноритарных акционеров у нас практически не защищаются. Меньше инвесторы не готовы брать – иначе возникает риск, что из-за недостатка опыта основателя - компания может обанкротиться.

Для сравнения, в США за такой же объем инвестиций инвестор, как правило, получает 5-15% компании. Там за основателем компании остается не только контрольный пакет, но и часть акций, которые могут быть переданы инвесторам следующего раунда финансирования – венчурным фондам, без ущерба потери контроля над компанией. На западе также распространены акционерные соглашения (они белорусским законодательством также не предусмотрены).

- При их помощи основатели и инвестор могут установить дополнительные обязанности друг к другу, - поясняет Ляховский, - это помимо учредительных документов. Например, о недопустимости выхода из проекта в течение определенного времени и вывода из компании средств.


- На данный момент в Беларуси насчитывается около 20 человек относящих себя к бизнес-ангелам, - говорит Ляховский,- для 10-миллионой Беларуси это очень мало. Исходя из практики работы со стартапами, в среднем для поиска инвестора для одного проекта необходимо, чтобы его оценило не менее 50 инвесторов, 5-7 из которых заинтересуется проектом и лишь 1-2 его проинвестирует. Таким образом, в идеале для такой страны как Беларусь нужно не менее 1000 бизнес-ангелов. Что касается венчурных фондов – их пока в Беларуси не создано ни одного.

Проблема существует и в том, что проектов, которые могли бы заинтересовать венчурные фонды, т.е. имеющие потенциальную мировую новизну и масштабируемость, в Беларуси мало. Есть некоторые проекты в IT-отрасли и в медицине. Но по словам Ляховского, на 600 рассмотренных им проектов приходится лишь 5-7 имеющих новизну м технологий, в которых присутствует хотя бы локальная новизна, например, в рамках СНГ. Проектов с мировой новизной практически не встречается. Большинство белорусских стартапов нацелено на белорусский рынок, который слишком мал для успешного развития. Так, примерами уже профинансированных либо ожидающих инвестиции проектов являются «одежда для беременных», «кофибук», «goodfood.by» и т.д. Как видно из названий – это хорошие «стандартные» бизнесы, но точно не венчурные стартапы способные принести большие доходы и сформировать новые рынки наподобие «Google» либо «Facebook».

Разработки в научной отрасли тормозятся, поскольку при институтах нет реально работающих центров коммерциализации.

– Регистрация патентов идет обычно на сам институт, а не на конкретное лицо, а это коммерчески неинтересно. Все это привело к тому, что госинституты не развивают патенты, а государственные бизнес-инкубаторы, кроме льготной арендной ставки по существу тоже ничего не предлагают. Так, общаясь с нашими научными учреждениями в большинстве своем сталкивались с полнейшим равнодушием к возможностям финансирования их разработок и отсутствием реальной инициативы для их реализации, - говорит Ляховский.

Отсутствие же грамотного регулирования венчурной деятельности и слаборазвитый рынок ценных бумаг, которые по мнению многих экспертов-практиков, являются сдерживающими моментами, по словам Ляховского, переоценены.

- Что касается рынка ценных бумаг и белорусской фондовой биржи – следует понимать, - говорит он. - Чтобы венчурный проект провел IPO, должно пройти несколько лет, его рыночная капитализация должна составлять не один десяток миллионов долларов. Т.е. для действительно успешных венчурных проектов, ориентированных на внешние рынки, белорусский - просто мал. Это, как минимум, должна быть российская фондовая площадка, крупнейшие западные, азиатские.

- Отсутствие денег для финансирования проектов – явно надуманная проблема, - резюмирует Ляховский, - нежели реально существующая, было бы желание. Кстати одной из первопричин данной проблемы является то, что у нас очень мало внимания стартапам, даже и вообще бизнесу уделяется СМИ. По всей видимости, это пережиток нашего советского прошлого. К примеру, на Западе образ успешного предпринимателя культивируется с помощью фильмов, новостей, специализированных ресурсов. Образ бизнесмена в их понимании ассоциируется с успехом, богатством и возможностью реализовать свой потенциал – у нас же несколько иная информационная среда.

Гораздо сложнее привлечь внимание инвесторов к перспективным идеям, отмечает Константин Журавский, один из организаторов Minsk Startup Weekend:

- Поверьте, у нас есть бизнесы, у которых имеются активы. Но они, в основном, готовы вкладываться в уже готовые проекты, просуществовавшие на рынке год-два и показавшие свою состоятельность. Специфика нашего местного рынка, что отечественных инвесторов, готовых вложить деньги в идею, практически нет.

Идеи, как показывает не первый раз Startup Weekend, имеются. Только интерес к ним проявляют внешние инвесторы.

Однако венчурные стартапы все-таки появляются и это не может не радовать.

- Например, победитель 6-ого Минского СтартапУикенда, проект «Мобильные попутчики» (сервис для поиска попутчиков при помощи обычного мобильного телефона, с использованием записи и прослушивания голосовых сообщений участников, с привязкой к географическим координатам) - хорошо масштабируем и рассчитан на рынки США и Европы. В перспективе стоимость проекта может составить несколько десятков миллионов долларов США, - говорит Ляховский.

- По итогам 7-го СтартапУикенда, посвященного IT, стало понятно, что кризис эту отрасль практически не затронул, - соглашается Константин Журавский, - поскольку она не связана с импортом. Даже наоборот, мы увидели повышенный интерес инвесторов и интересные проекты. Показательно, что инвесторы не всегда охотятся за командой. Порой речь идет о конкретном человеке.

Впрочем, эксперты рассчитывают на рост интереса к венчурной деятельности. Основная роль, конечно, отводится сегменту информационных технологий. В частности, переходу части белорусских компаний, занимающихся сегодня оффшорным программированием и составляющих тут серьезную конкуренцию индусам, к более доходной продуктовой модели


- Количество инвесторов в венчурные проекты будет расти, - говорит Ляховский. - Не удивлюсь, если по результатам следующего года общее число бизнес-ангелов в Беларуси превысит 100 человек. Все больше пользы будут приносить бизнес-инкубаторы для развития венчурных компаний. На мой взгляд, лидерами в этой области станут бизнес-инкубатор при Минском СтартапУикенде (сейчас это стартап-школа), Молодежный бизнес-инкубатор в Минске и бизнес-инкубатор при БГУИР. Также в ближайшие 2 года я жду появления в Беларуси 1-2 венчурных фондов, а также увеличение интереса как российских, так и западных венчурных фондов к белорусским проектам.


www.infobank.by



сундук